Не покидай меня

Размер шрифта: - +

Глава 18.

Клетка была маленькой, и мои крылья едва помещались в ней, меня чем-то облили и раздели.
 — Чертовы извращенцы, — шептала я и тряслась от холода.
Передо мной собралось человек десять, и все смотрели на меня как на статую, впереди всей толпы стоял он, тот самый, которого я любила всем сердцем.
 — Доволен? Ты доволен? — уставилась на него я, осмелившись повысить голос, хотя мне сказали молчать.
Когда меня тащили сюда, я представляла себе Рай несколько иначе. Представляла, что здесь все белое, и все добрые что ли… большой Босс сидит у себя за огромным белым столом, вокруг него стоят сотни Ангелов работающие с какими-то бумажками…в воздухе витает любимый запах, встреча с любимыми, и целая бесконечность в радости и счастье… но все мои мысли превратились в прах, когда волоча ноги по длинному коридору, я увидела клетки, в которых были демоны, ангелы… истощенные, в полуобморочном состоянии они с надеждой смотрели на меня, на меня…
 — Здесь ты легенда, — провозгласил отец Стива.
Легенда… а что толку? Я не смогла спасти ни себя, ни Криса, никого…
Хейди держала за руку Стива, а он опустошенным взглядом смотрел на меня. Это был уже не он, и вряд ли он вернется когда-нибудь. Крис скорее всего сходит сейчас с ума, в попытках найти меня, а может, Кэм сказал ему, и они уже на пути сюда… в голове промелькнула картинка, когда Крис был в полуобморочном состоянии, от ранения в живот, я видела в его глазах конец. И это было, мать его, страшно.
«Береги себя» — пульсировало в голове у меня.
Как-то, в один из визитов в Ад, Асмодей сказал, точнее предупредил, если Криса убьют, он будет гореть в Аду бесконечно. Если я выживу… я отомщу. Я обязательно отомщу всем, кто причинил боль моим близким. И первым в списке будет Стивен Ричардсон. Я знала что меня несут на верную смерть, наша игра закончилась, и я проиграла, когда я убила свою маму, я думала что моя жизнь закончилась, но, как оказывается, заканчивать свою жизнь я буду в смертельных муках… Меня словно бездомного котенка бросили в какую-то клетку, здесь было сухо, но мертвенно холодно. Ледяной пол больно обжигал мои, и без того разбитые, колени, по черному кафелю была размазана моя кровь.
Стив зашел в клетку после того, как меня швырнули, и решетку закрыли с той стороны.
 — Расправь крылья, — велел он.
 — Иди к черту, — прорычала я.
Как же я хотела ему сейчас втащить! Но вот проблема, мои руки и ноги были скованные цепями.
 — Ты же понимаешь, — он присел рядом со мной на корточки и схватил меня за волосы.
 — Гори в Аду, Стивен Ричардсон, — сказала я спокойным голосом, но внутри у меня все кипело от злости.
Он рассмеялся мне в лицо и увидел, что на моем пальце все еще находится кольцо, которое он мне подарил. На секунду, всего лишь на секунду мне показалось, что его взгляд изменился, но всего лишь на секунду. Стивен ударил меня по лицу, и приказал расправить крылья.
Я не до конца еще контролирую свою силу, и они сами выпрямились, и закрыли меня, словно обняли, серебристо-черные, гладкие и теплые.
 — Прекрасно! — выкрикнул отец Стива.
Я не видела никого и не слышала ничего, я закрылась от этого мира, и ждала своего часа. Поскорей бы он наступил. Быть полностью обнаженной среди десятков людей, не самое приятное.
Стивен взял мое крыло, и его тут же откинуло, а ведь когда-то, он мог прикасаться к ним. Никто не ожидал этого, никто не думал, что мои крылья способны меня защитить. Решетка открылась, и Хейди подошла ко мне, точнее, к Стиву, и словно играя на публику, поцеловала его, прямо на моих глазах.
 — Давай покончим с этим, у меня сегодня еще много дел, дорогуша, — съязвила Хейди и схватила второе крыло. Странно, но ее не откинуло. Стив стоял с левой стороны, она с правой, а его отец довольствовался всей ситуацией. Я знаю, что Ангелы сильные, но чтобы настолько…
Стивен начал вырывать мое крыло, и я почувствовала, как по спине потекла кровь. А затем мой душераздирающий крик… боль была настолько сильной, что я даже отключилась. Стивен будто мстил мне за что-то, он вырывал мое крыло медленно, он наслаждался этим. А Хейди наоборот, она силой вырвала крыло и бросила его к моим коленям.
Затем упало и второе крыло. Как же больно… я кричала, и пыталась вырваться, но цепи были настолько прочные, что у меня просто не было сил их разорвать, а ведь я сильная, и не с таким справлялась.
 — Несите оборудование, она почти что бесполезна, — велел мистер Ричардсон.
Отец Стива очень добрый назвав меня бесполезной, я сдерживала смех.
 — Кто еще из нас бесполезный, кусок дерьма, — сказала я охрипшим от слез и крика голосом.
Открыв решетку, он зашел, отодвинул ребят в сторону, и мне прилетел жесткий пинок прямо в живот. Я рухнула на пол, кашляя кровью, вот и настал мой конец.
 — Прощай Стив, — с гордостью в глазах сказала я и посмотрела на него.
Я ухожу. Пусть и не такую жизнь я хотела себе, но я с гордостью говорю ему об этом. О том, что я наконец прощаюсь с ним, и теперь он может быть счастлив с другой.
-Как это некультурно с мужской стороны! Бить девушку! Ну ребята, мы же в двадцать первом веке живем! — Дана вошла в клетку, и встала спиной ко мне, защищая меня.
 — Кто готов меня ударить? Ну, смелее, я не кусаюсь, — улыбнулась она.
Кто-то кинулся к ней, но она, взмахнув рукой, тут же припечатала какого-то парня к стене.
 — Стивен? Как на счет тебя? Ты же любишь бить, любишь делать больно, не так ли, красавчик? — Дана подошла к нему вплотную, и погладила его по щеке.
 — Бог мой, какой же ты сексуальный, черт возьми, я готова прямо здесь тебя… — Дана осеклась, смотря по сторонам, все удивленно смотрели на них.
Хейди стояла и молчала. Еще бы, Высший Демон появился на небесах, и защищает себе подобную. Хейди трусиха, только на словах она сильнее, и то не всегда.
 — Дана, не надо, — пыталась говорить я четко и понятно, а в итоге просто промямлила.
 — Ах, это же твой папочка, — улыбнулась она, — ну привет, сладкий, — Дана сжала горло мистеру Ричардсону так, что его лицо посинело, но кто-то все же осмелился сбить ее с ног, и началась потасовка, трое или четверо накинулись на нее, а я пыталась высвободить свои руки.
 — Дана, — мямлила я, сил уже не было, и я начала терять сознание из-за большой потери крови.
Увидев меня, она ужаснулась, ведь только сейчас она увидела, что мои крылья вырваны.
 — Животные, — беззвучно сказала она.
Ей ударили кулаком по носу, и из него пошла кровь.
 — Черт, у меня на макияж ушло очень много времени! — взревела она и ногой оттолкнула от себя какую-то девушку.
 — Уходи! — кричала она
И сделав какие-то взмахи руками, передо мной открылась дыра.
 — Я догоню тебя, уходи! — на Дану напала целая толпа, я оказалась на свободе. Почти.
Острый нож прилетел мне прямо между рук, от чего цепь расцепилась. Ничего себе! Какой он! Перед тем как уползти в эту непонятную дыру, я увидела, что Стивен начал избивать Дану, она явно проигрывала в этом бою.
Кто-то зашел, и громко засмеялся, от чего все принялись смотреть на человека, или кто он? Из губ вырвался громкий и ужасный крик.
В его руках были головы Джера и Лаки.
 — Смотрите-ка, кто-то хотел так защитить наше сокровище! — парень ехидничал, отчего я рванула к нему, сбивая его с ног.
 — Умри, умри, тварь! — кричала я, то и дело махая кулаками, с такой силой, что я почувствовала, как у него что-то хрустнуло на лице.
Слезы лились градом, быть не может этого. Нет. Нет. Нет. Только не они.
 — Уходи! — Дана подбежала ко мне, отрывая от этого животного, но я пыталась бить его ногами, хотя понимала, что он уже находился без сознания. Умер он или нет, я не знала, но я так хотела убить его своими же голыми руками.
Дана швырнула меня в непонятную дыру, отчего я споткнулась обо что-то твердое, и рухнула на колени. Еще немного, и я все же доползла до нее.
Проходя сквозь эту дыру, вокруг меня крутились какие-то картинки, где была я, Крис, Стив… все, все мои родные люди, и на одной из них я увидела могильную плиту, с надписью «Крис Элисон» внутри все рухнуло, не может это быть… Крис… он умер?
 — Нет, — громко сказала я, смотря на эту картинку.
Мне казалось, что прошла целая вечность, а на деле прошло меньше секунды, как я оказалась на улице, в паре кварталов от больницы, где работает Крис. Точнее работал. Я была голая. Полностью. Из спины текла кровь, и с каждым шагом кровотечение усиливалось. Был день, и народу на улице было очень много, но почему они не видят меня? Я умерла? Что со мной произошло?
Еле волоча босыми ногами по холодному асфальту, я то и дело падала и поднималась, я была уверена что в больнице мне помогут, скажу что… я упала и разодрала спину, как вариант. Расстояние до больницы казалось мне вечностью, потому как сил у меня больше не было. Слезы текли рекой, куда мне теперь идти? Кому я нужна? Мамы больше нет, Криса тоже, и Стивена. У меня никого не осталось. Облокотившись на стену около больницы, сделав глубокий вдох и выдох, я направилась дальше, но что-то меня заставило посмотреть направо. Знакомый парень с бригадой врачей, и с кем-то на носилках забегали в больницу, по телу прошла волна облегчения. Я собрала все силы и пошла в больницу, так как мне просто было необходимо увидеть его. Хватило мне сил только на то, чтобы открыть дверь, а дальше я упала, и даже не могла поднять голову.
 — Крис, — звала его я.
От яркого больничного света меня загородила чья-то тень.
 — Не может быть, — услышала я.
Тело горело, меня бросало то в жар, то в холод, мерещилось всякое… то Асмодей, сидящий на черном коне, то мама, крепко вцепившись в руку отца, то Стив ведущий меня к алтарю, Крис, целующий меня на обрыве. Я встала, чтобы уйти в укромное место, и умереть, и быть может меня когда-нибудь найдут, но я почувствовала теплое прикосновение к своей руки.
Подняв изнеможённый взгляд, я увидела Криса, но я знаю, что был не он. Он умер.
 — Ты умер, — сказала я и отмахнулась от него, и он тут же исчез.
Все, мне нужно только дойти до ближайшего кабинета, сквозь помутненный взгляд, и нашла табличку «Доктор Элисон»
Умру здесь, может его душа иногда заглядывает сюда.
Все. Я упала по середине кабинета, и свернулась калачиком, душа покидала меня, я умирала. По-настоящему умирала.
 — Принцесса, принцесса, очнись, — слышала я где-то далеко-далеко голос Криса.
 — Я не сплю, Крис, я умерла, и скоро буду уже с тобой, — отвечала я.
Уже ничего не болело, мне было не холодно, а наоборот, даже тепло. Я ничего не чувствовала.
 — Это я, черт, Никки, открой свои глаза, слышишь? — продолжал Крис.
 — Я здесь, здесь! Сейчас, я уже иду на твой голос! Подожди! — кричала я.
 — Твою мать, чтоб тебя! — кричал Крис, и его голос срывался, это означало только одно, он начинал плакать.
Смешно правда? Демон, который может убить сотню человек сразу, и у него даже рука не дрогнет, плачет из-за какой-то девчонки!
 — Разряд! — крикнул кто-то и в груди стало больно.
Что он делает? Крис, я иду к тебе, сейчас, вот уже сейчас.
 — Живи, слышишь? — услышала я шепот.
 — Нет, Крис, я не буду жить без тебя, я не хочу!
 — Еще разряд! — кричал уже Крис.
В груди снова стало больно.
 — Черт, черт! — орал Крис.
 — Доктор Элисон, мы ее потеряли, — сказала девушка.
 — Потеряли? Доктор Элисон? Крис жив? Но как? Впереди уже свет, и я вижу его очертание, он ждет меня!
 — Нет. — сказал он, и вколол прямо в сердце укол.
 — Адреналин должен помочь.
Тело билось в конвульсиях, теперь я уже чувствовала и боль, и разрывание своего тела изнутри, и дикую нехватку кислорода. Я не знаю сколько было передо мной людей, и я не знала где я находилась, и я пожалела, что резко села, потому как в спине появилась боль. Та самая, когда мне вырвали крылья, но теперь я ее чувствовала с новой силой.
 — Больно, — кричала я, сильно сжимая какую-то ткань в руках.
 — Открой глаза! Открой! — приказывали мне.
 — Это я, Крис, принцесса, это я! — он говорил мне, прижимая свои ладони к моим щекам.
Диким и ошарашенным взглядом посмотрев на него, я ничего не сказала, и от полной неожиданности, и болевого шока я потеряла сознание.
Теплое солнышко грело мое лицо. Так приятно снова чувствовать тепло. Спина еще болела, по понятным на то причинам, и вспоминать мне было это страшно. Со Стивом теперь все раз и навсегда покончено.
 — Мисс Элисон? Как вы себя чувствуете? — медсестра сидела рядом и листала какой-то журнал. На вид молодая девушка с короткими черными волосами, ярко голубыми глазами, и с родинкой около верхней губы с правой стороны.
 — Можно воды? — спросила я. В горле ужасно пересохло.
Мне тут же подали стакан воды, и как только я хотела спросить про Криса, мне тут же ответили:
 — Мистер Элисон сейчас подойдет. Вам повезло с таким доктором… он не отходил от Вас два дня, — говорила медсестра, а я же была не удивлена. На его бы месте я так бы и поступила. Я бы тоже не отходила от него.
Стоило мне только снять рубашку для того, чтобы обработать раны, Крис зашел в палату, и выронил из рук свои бумаги.
 — Принцесса, — улыбнулся он.
 — Я тоже рада видеть тебя, — ответила я с такой же довольной улыбкой, как у него.
 — Энн, ты можешь быть свободна, я сам обработаю ей раны, — сказал доктор Элисон с явным огнем в глазах.
Девушка словно загипнотизированная, посмотрела сначала на Криса, потом на меня, а затем вышла, негромко прикрыв за собой дверь.
Он молча подошел ко мне, взял в руки бинты и какую-то жидкость и начал медленно выполнять свою работу. Щипало раны жутко, но Крис, как настоящий джентльмен, начал дуть на них, как папа в детстве.
 — Ты в порядке? — спросила я.
 — Как видишь, жив, здоров и теперь счастлив.
Он положил свою руку на мое оголенное плечо, а я в ответ положила свою руку на его руку.
 — Прости меня, Крис. Я такая идиотка, — сказала я.
На что он рассмеялся и подтвердил мои слова. И пока мы смеялись и называли друг друга «идиот» и «идиотка», как это по-родственному, скажу я вам, Крис закончил обрабатывать мою спину.
 — Как там…? Все ужасно? — спросила я.
Крис подал мне зеркало, и увиденное меня вновь разочаровало.
Моя спина была в рубцах, царапинах и шрамах, я была уродкой, теперь это мне будет напоминает о Стиве. Каждый шрам, каждая царапина на спине.
 — Ты прекрасна, Никки.
 — Не ври хотя бы сейчас, Крис! Ты видишь это? Видишь какая спина? Какие шрамы? Это ужасно! И это никогда не пройдет! — глаза начали наполняться слезами.
Конечно, каждая бы девушка разрыдалась от такого ужаса на спине, когда нет ни одного живого места, когда малейшее движение доставляет адскую боль, когда даже не можешь вздохнуть нормально, боль не уходит.
 — Я похоронил тебя, целый месяц я думал, что ты умерла, именно столько ты была там, потом, когда Стив пришёл ко мне и сообщил что он сделал с тобой, я сначала не поверил, но потом когда он показал твои крылья… Я будто сорвался с цепи, я… — Крис говорил много и очень эмоционально, я понимала его чувства. Но, сейчас, я очень соскучилась. Поцеловав его, я на несколько мгновений забыла о боли. Месяц… месяц не знать о том, жив ли твой любимый человек, это слишком жестоко… когда я узнала о том, что Крис будто бы умер, я готова была пойти на все, лишь бы вернуть его.
 — Дана… я помню, что она пришла за мной и… — я осеклась — она жива?
Крис выдохнул, и слабо улыбнулся.
 — Да, все в порядке с ней, она… спасла тебя, и я не ожидал, что она пойдет на такое.
А я наоборот, пусть мы с ней и не особо ладили, и готовы были убить друг друга, она бы пришла спасти мою жизнь, так же, как и я ее.
Сердце прыгало от счастья, Крис жив, он цел и невредим, я жива, и только Бог знает, сколько мы проведем время в кровати, когда меня наконец выпишут от сюда.
 — А что теперь… со мной? Мои крылья, и отец Стива говорил о том, чтобы забрать мои силы — я потерла переносицу.
 — Он не совсем успел забрать твою силу, но какую-то часть, все же забрал, — он вздохнул, — этого вполне достаточно, чтобы уничтожить всех и вся.
Ладно, у нас теперь достаточно времени, чтобы обсудить все происходящее, сейчас же мне хотелось только одного, я протянула к нему свои руки, он улыбнулся и сел рядом. Я наслаждалась его взглядом, его теплыми руками, и бархатным голосом. Боже! Эти сладкие губы сводят меня с ума. Он и только он… может меня успокоить, дать почувствовать себя маленькой девочкой, которой так необходима поддержка, так необходимо спокойствие. Крис не отпускал мои руки.
 — С тобой все будет хорошо, ты же мне веришь? — тихо спросил Крис, будто бы боялся, что нас кто-то услышит, хотя никого не было в палате.
Я молча кивнула. Внезапно для самой себя, я ощутила подкатывающие слезы. Я слишком долго старалась быть сильной, смелой и храброй, и все ради чего? Чтобы Тот, кого я люблю вырвал мне крылья? Тот, ради кого я готова умереть, предал меня? Тот, ради кого я жила и живу… мог вот так убить меня? Крис как наркотик. И я зависима от него. Пусть мы брат с сестрой, пусть! Мне плевать на правила этой жизни! Она и так слишком сильно искалечила меня. Слезы тихо скатывались по щекам, падая на руки.
 — Что теперь будет с нами? — спросила я, пытаясь взять себя в руки и не разрыдаться.
 — Ты знаешь, что я за тебя убью любого, и никто не помешает нам жить спокойно. С нами все будет в порядке.
Теперь, когда у меня нет крыльев, я бесполезное существо, которое поскорее нужно убить, чтобы Рай и Ад наконец успокоились и жили в своем обычном режиме.
 — Мне нужно умереть, чтобы ты смог… вы все… вы должны жить, понимаешь? — начала я и без того трудную тему для разговора.
 — Больше никогда не произноси при мне этих слов, мы прошли через такое… что даже трудно поверить в то, что мы живы, — Крис рассмеялся, — мы будем жить.
Немного помолчав, я попыталась встать с кровати, но это оказалось не так-то просто.
 — Скоро тебе придется еще вколоть обезболивающее, — тихо произнес Крис.

Несколько дней были на удивление спокойные и тихие. Крис все время был со мною рядом, даже спал на одной кровати со мной. И мне было хорошо, когда он рядом, все кажется тихим и спокойным. Но с самого утра, мое чутье мне говорило, что обязательно что-то должно произойти.
 — Давай-ка сменим повязки, — Крис стянул с меня больничную рубаху.
Стоя перед ним почти обнаженной, не считая своих трусиков, я все же чувствовала какую-то скованность. Хотя вспомнить, что мы делали… от этого бегают мурашки. Да, я хотела его, но…
 — Все гораздо лучше, чем я думал, — Крис оборвал мои мысли.
Пока он обрабатывал мою спину, и все тело от ссадин и царапин, я наблюдала за ним, за то как он бережно это делает.
 — Я люблю тебя, — вдруг сказала я. Клянусь, эти слова сорвались с моих губ неожиданно.
Крис замер, смотря в мои глаза, в них читалась нежность, и нечто большее… чем просто любовь.
Резко встав, Крис притянул меня к себе, впиваясь в мои губы жадным и страстным поцелуем. Из моих губ вырвался тихий стон, и спустя мгновение, я уже сидела на Крисе, крепко впиваясь пальцами в его плечи.
 — Пожалуйста, — шептала я, отрываясь от его губ.
Его руки скользили по моему телу, не задевая только спину, и о Бог мой, какие его пальцы были мягкие… и такие родные. Как я скучала по ним.
Наш разговор прервал парень, который в спешке вбежал в палату и громко хлопнул за собой дверь.
 — Кэм, я же просил тебя, — возразил Крис.
 — Прости, но времени больше нет, он здесь, — пробормотал парень.
Крис нервно вздохнул, крепко сжал мою ладонь, да так, что костяшки хрустнули.
 — Что происходит? — спросила я смотря то на него, то на Кэма.
 — Никки, — произнес Крис, — это Кэм, и он будет с тобой, пока я не разберусь тут со всем.
Как будто бы я не знала, кто он…
 — Привет — он кивнул головой в мою сторону, от чего мне стало не по себе.
 — А где буду я? — наивно спросила я.
 — Тебе придется пойти… к Асмодею, но прежде чем ты начнешь говорить о том, что это плохая идея и что ты к нему не пойдешь, я скажу, — он выдохнул, — Стив ищет тебя, он по-прежнему хочет тебя убить.
Его слова так больно вонзились мне в голову, что даже стало трудно дышать. Стив снова хочет убить меня.
 — Врата закрываются, — сказал Кэм, дав нам понять, что нужно торопиться.
 — Послушай, принцесса, — Крис помог мне встать, он дал мне свою футболку, мои вещи странным образом исчезли. И я понятия не имею, где они и что с ними, — ты сейчас пойдешь с Кэмом вниз, а я приду, как только смогу, обещаю, что это будет недолго.
Я не успевала вставить хоть одно слово против, они оба меня перебивали.
 — Мне велено не отходить от тебя ни на шаг, даже когда ты будешь рядом с Асмодеем, я буду рядом, такова просьба Криса, — промолвил Кэм.
 — А меня в этой чертовой жизни хоть кто-нибудь спросил, чего я хочу? — взревела я.
 — Никки, не вынуждай меня злиться, ты знаешь, что это может плохо кончиться.
Я молча прошла мимо Криса, больно пихнув его плечом, обошла Кэма и стоило мне только открыть дверь из палаты, как лампочки все взорвались, и начался страшный гул по всему помещению.
 — Он близко, — Кэм посмотрел на Криса испуганными глазами.
Но он не боялся, нет. Он боялся, что мне сделают больно. Я это чувствовала.
 — Нужно торопиться! — крикнул Крис, и схватил меня за руку.
 — Куда —то собралась, любимая? — Стивен внезапно оказался около меня и силой толкнул меня, и прежде чем моя спина коснулась противоположной стены, я снесла по меньшей мере кровать, и двоих демонов.
Черт, Стивен действительно силен. Шрамы ныли от боли, я чувствовала, что они еще не зажили, и что-то теплое просачивалось сквозь бинты.
-Уходите, — крикнул Крис набрасываясь на Стива.
Вечная борьба Ангела и Демона.
Кэм схватил меня за руку, и потащил куда-то по коридору, в темноте я плохо ориентировалась.
Портал представлял собой круглое, огненное отверстие, сверкающее посередине больницы.
 — Не бойся, — улыбнулся он.
А я не боялась. Ведь это был Кэм. И шагнув с ним Туда, я думала только об одном, чтобы все близкие мне люди, остались в живых.
Не прошло и минуты, как мы стояли в кабинете, или как это назвать, зале Асмодея. Руки сами потянулись к шее Кэма, и спустя мгновение я крепко его обнимала.
 — Какие горячие объятия, — рассмеялся он, гладя меня по волосам.
В груди что-то очень больно кольнуло, снова воспоминания. Он будто читал мои мысли, но, наверное, так и есть, ведь все демоны такие чертовски сексуальные и читают мысли?
 — Ты не виновата в том… что произошло со мной, — начал он.
 — Но я привела тебя туда, это я.
Голос дрожал.
 — Все хорошо, видишь? Это я, я живой, — Кэм всегда пытался отшучиваться, даже сейчас.
 — Ты-Демон, Кэм, и в этом виновата я, — я посмотрела на него, — как ты оказался Им?
 — Когда человек умирает, у него есть выбор, либо вечность скитаться по земле, и быть неприкаянным, либо выбрать то, что тебе предназначено, в моем случае Рай должен был быть моим вечным домом, но когда Крис рассказал мне о том, что есть возможность… служить одному из Приближенному и знать что у тебя все будет хорошо, и следить за тобой… мой выбор был очевиден.
Я улыбнулась, потому что знала, что Кэм никогда не предаст нашу клятву. Однажды, когда нам было по двенадцать лет, мы поклялись, что никогда, чтобы ни случилось не откажемся друг от друга, и всегда будем заботиться. Прошло столько лет, и он держит слово.
 — Прости, я предала нашу клятву, — тихо и виновато сказала я.
 — Нет, что ты, я надеялся, что рано или поздно ты вспомнишь меня, и как видишь, это случилось, — он улыбнулся, — на протяжении нескольких веков наши души соединялись, и мы были неразлучны, но то что сделала твоя мама… — я почувствовала как его тело напряглось, — больнее всего было видеть то, что ты не помнишь меня, я пытался, я поступил с тобой в колледж, пытался спасти тебя от Стива, когда вы подрались в кабинете, но тогда он мне хорошенько влепил, я представился Дейвом, сам не понимаю почему, наверно испугался, и не хотел тебя вот так шокировать, но когда я увидел твой пустой и без эмоциональный взгляд, я понял что что-то не так, поговорил с Крисом, и сказал чтобы тебе ни слова, я хотел сам, хотел, чтобы ты постепенно вспоминала меня, но я не думал, что все выйдет так, и теперь ты стоишь рядом со мной, обнимаешь своими теплыми руками, по которым я безумно скучал, ты теперь от меня никуда не денешься, — Кэм улыбнулся.
Впервые за такое трудное время, я была по-настоящему счастлива.
 — Какая милая сцена, — проворковал Асмодей, взявшийся непонятно откуда.
 — Кэм, мне нужно поговорить с твоей милой спутницей, — Асмодей подошел к нам, и взяв мою руку поцеловал.
Кэм послушно кивнул, и двинулся в сторону выхода, но я задержала его.
 — Кэм не уйдет никуда, если хочешь говорить, то говори при нем, у меня нет секретов от близких, — мужественно сказала я одному из Приближенному, хотя у самой тряслись коленки, и когда я стала такой смелой?
Асмодей улыбнулся. Я знала, что он готов сделать для меня все, лишь бы я согласилась быть его так называемой «Королевой Ада»
 — О, моя очаровательная Никки, — он поклонился мне, — все что хочешь, я все сделаю для тебя.
Я неуверенно посмотрела на Кэма, а он всего лишь улыбался.
 — Прекрати, Асмодей, — велел он. И Асмодей тут же послушался его.
 — Мой Господин? — тихо сказал он.
 — Кто? — удивленно спросила я.
 — Ах, моя Королева, ты не знала? Это мой Господин, но в народе его зовут Хозяин.
«Хозяин» — пронеслось в голове, значит, Крис ходил к нему? Крис ходил к Кэму? Что за херня тут происходит?
Я резко отошла от него, смотря испуганными глазами. Я что, только что обнимала Короля Ада? Или как там его еще зовут.
 — Не бойся меня, я все тот же Кэм, — сказал он тихо, едва улыбнувшись.
 — Выйди, нам нужно поговорить, — говорил Кэм Асмодею, но не отводил от меня взгляда.
Бац, и Асмодей исчез. Как же они это делают? Надо будет спросить потом, могу ли я так делать.
 — Я уже не знаю во что верить, а во что нет, — выдохнула я и напряглась, когда Кэм слишком близко подошел ко мне.
«Показать тебе кое-что?» — мысленно спросил он меня. Я кивнула.
И когда он дотронулся до моих висков, в голове всплыла картинка, где мы идем по улице, за несколько минут до того, как его… убьет моя мать.
 — Никки, ты же знаешь, что я всегда буду рядом, — говорил Кэм, улыбаясь.
 — Конечно знаю, о чем ты? — спросила я, поворачиваясь к нему.
 — Ты забудешь обо всем, как только я тебе все расскажу, — его голос стал серьезным.
Я не успела ничего ответить ему, а только лишь смотрела на него.
 — Сейчас меня убьют, но ты вспомнишь обо мне тогда, когда это будет необходимо, я помогу тебе, Никки, главное вспомни, и знай, твоя мама… она не виновата, я отомстил тому, кто это сделал с ней.
 — Никки! — крикнула мама.
Секунду я смотрела на него, а затем улыбнувшись, взяв его за руку, пошла на встречу маме.



Natalie_sky

Отредактировано: 09.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться