Не последний герой

Размер шрифта: - +

Глава 1 Возвращение

- Ну, что, Бой, будем прощаться, - сказал мой лучший армейский друг Костя Извеков по кличке Кот и улыбнулся. – Через пять минут отправляется твой автобус.

- Давай, братишка, - я протянул ему руку, которую он пожал, после чего мы обнялись и похлопали друг друга по спине. – Приеду, обустроюсь и жду вас в гости, – я повернулся к двум другим провожатым. – Причем всех сразу.

- Лучше вы к нам, - обнимая меня следующим, сказал Морж. Виталик Касьянов получил такую кличку уже в армии, после того, как однажды спас детишек, вытащив их в десяти градусный мороз из ледяной воды. Тогда он не подхватил даже простуды.

     После него очередь прощаться подошла к третьему моему товарищу Юрке Соловко, по кличке Соловей. Эта троица, в отличие от меня, жила в Питере, и они давно мечтали, как я приеду к ним в гости, и как мы весело проведем там время.

- Как и договаривались, второго августа ждите, - сказал я после прощания с Юркой. – Вы, главное, на поезд свой не опоздайте. И много не пейте, - усмехнулся, в глубине души понимая, что вряд ли кто-то послушает.

- Удачи, братишка. Звони, если что, - улыбка у Кота вышла какая-то печальная. – Мне будет тебя не хватать.

- Мне тоже, - вздохнул в ответ.

- Так может сразу с нами? – воодушевился Костя. – Бабкина квартира пустует. Комнат нам с тобой хватит. Отдохнем, устроимся на работу …

- Спасибо за предложение, - перебил я его, - но, пока домой. Дальше видно будет.

     Водитель в последний раз предупредил, что посадка заканчивается. Я поднялся по ступенькам, сел на свое место возле окна и в последний раз посмотрел на пацанов. В голове мигом пронеслись воспоминания о нескольких годах совместного проведения службы, боевые операции, марш-броски, ночные “вылазки” к девчонкам в соседние села и наша казарма. Пока автобус трогался и разворачивался, мои друзья шли следом и махали мне руками. Последний прощальный жест – и автобус скрылся за поворотом.

    Я откинулся на сиденье, закрыв глаза. Сентиментальность никогда не была мне присуща в принципе, но расстаться с этой троицей оказалось нелегко. Тем более что когда-то нас было больше…

     Вспоминать об этом не хотелось, поэтому попытался отогнать ненужные мысли и постараться заснуть. Только сейчас понял, как устал. Мой мозг потихоньку начал отключаться, двухдневное напряжение спадать, и через пол часа я забылся сном.

      Родной город с полумиллионным населением порадовал меня дождем. Небольшим и очень раздражающим. Слава Богу, на улице лето, и вода, льющаяся с неба, довольно теплая. Но все равно неприятно. На автовокзале взял такси, решив, что в такой день экономить грех, а также перспектива мокнуть под дождем на остановке в ожидании маршрутки, меня не прельщала.

     Город сильно не изменился за время моего отсутствия. Парочка новых бизнес-центров и элитных многоэтажек порадовали, что и у нас время не стоит на месте, а люди готовы вкладывать деньги в развитие инфраструктуры.

     Возле подъезда расплатился с водителем и, не встретив ни одной живой души во дворе, поднялся к себе на этаж. Меня здесь никто не ждал. Впервые за всю свою жизнь ко мне постепенно начало приходить понимание, что такое одиночество. В армии были товарищи, которые поддерживали и прикрывали спину в случае необходимости. Да и сознание того, что дома ждала мама, само по себе настраивало на позитивный лад, что ты кому-то нужен. Это ощущение давало стимул выжить на войне…

     Квартира встретила меня тишиной и чистотой. Последний раз я был здесь три года назад, когда умерла мама. Тогда три дня пролетели как в тумане, и я даже не осознал до конца, что побывал дома. Зато теперь чувство пустоты начало заполнять меня целиком.

     Бросил сумку возле порога и зашел в зал. Две фотографии в рамках – мама и отец смотрели на меня со стены, улыбаясь. Как давно это было, когда мы все вместе по вечерам собирались в этой комнате перед телевизором, рассказывая, как прошел день. Я очень любил своих родителей, а тогда даже представить себе не мог, что их не станет. Быстро. Болезненно. Неожиданно. А я остался один, без них. Очень жаль, что время нельзя вернуть.

     В кухне на полке обнаружил начатую банку с кофе и сахар. Сделав себе бодрящий напиток, закурил и задумался. Мне казалось, что стоит вернуться домой, как сам по себе найдется ответ на вопрос – как жить дальше? И вот, находясь в родных стенах уже около получаса, впервые меня посетила мысль – а был ли смысл сюда возвращаться?   

     Лежа в пустой квартире и пялясь в потолок, думал о том, как сейчас мои сослуживцы прощаются между собой, мечтая поскорее попасть домой. Наверное, их там ждали любящие родители, друзья, невесты. Многие солдаты мечтали о дембеле и гражданской жизни. Все, кроме меня. Не то чтобы домой совсем не хотелось, просто я не знал, что мне здесь делать.

     Мои невеселые мысли прервал звук открывающейся двери. Медленно встал, вышел в коридор и увидел на пороге соседку Валентину Васильевну.

- Денечка, дорогой, как я рада, - по ее щекам потекли слезы. – Не знала, что ты сегодня приедешь. Звоню тебе, а телефон вне зоны.

- Здравствуйте, тетя Валя, - она подошла ко мне и обняла. – Телефон потерял, а номер еще не восстановил.

- Ты на совсем или опять уедешь? – спросила женщина, вытирая слезы.

- Пока думаю остаться здесь. А дальше видно будет.

     После смерти мамы Валентина Васильевна присматривала за квартирой, оплачивая коммунальные платежи и поддерживая чистоту. Отсутствие пыли на мебели и чистые полы были только ее заслугой.



Илона Шикова

Отредактировано: 29.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться