Не потеряй луну, считая звезды

Font size: - +

Глава 13

Весь день после случившегося на улице инцидента с Березовским у меня было настроение на нуле. Да и Денис, видимо, вышел из себя до такой степени, что забыл о своих подколках, направленных в мою сторону, из него разом вышли весь ядовитый сарказм, и противная донельзя ироничность. Обедали мы молча, каждый погружённый в себя, и мне было отчего-то настолько неловко, что я невольно начала думать о том, что уж лучше бы он нудил и издевался надо мной. Несмотря на вкуснейшую еду, и первоклассное обслуживание, мне хотелось поскорее оказаться дома. И мне повезло, что пообедал Денис с космической скоростью, после чего, расплатившись, рявкнул мне что-то вроде «Поехали, я отвезу тебя домой». Всю дорогу мы ехали в тишине, я то и дело думала об Илье, раздираемая совестью. Мне было жутко стыдно перед одногруппником из-за того, что ради меня он полез в драку с Дэном, а теперь я с ним якшаюсь, как ни в чём не бывало. В итоге я пришла к заключению, что мне нужно обязательно поговорить с Илюхой и объясниться ему. До моего дома мы доехали быстро, Денис бросил мне короткое «До завтра», и его BMW с визгом покинула мой двор. 

Войдя в квартиру, я обнаружила в прихожей разувающуюся маму, которая тоже только что вернулась домой.

- Привет, дочь, у меня замечательная новость, - прощебетала родительница заговорщическим тоном. – Я сегодня ходила по магазинам выбирать себе платье для завтрашнего вечера, совсем замоталась, и только утром вспомнила, что наряд я себе так и не купила. В общем, в магазине была чудесная акция, на вторую вещь скидка пятьдесят процентов, и я прикупила обновку для тебя!

- Эм, мам, я просто…

- Погоди, ничего не говори, ты его сейчас увидишь и обомлеешь! Оно великолепно, обязательно надень его завтра, хорошо, милая?

- Хорошо, мам, показывай, - выдохнула я, предчувствуя бурю.

Платье, купленное заботливой мамой для меня, было действительно потрясающим. Короткое, с пышной юбкой, персикового цвета, оно село на меня идеально. Талия в нём казалась невероятно тонкой, осанку подчёркивал неглубокий вырез на спине. Наряд был идеальным, но сколько же я завтра выслушаю упрёков в свою сторону! Хотя мнение напыщенного Соколовского меня мало интересовало, для меня главное – видеть маму счастливой в этот день, которая как раз некстати вспомнила о нём. 

- Денис тебя завтра не узнает, ты в нём просто куколка! Тебе нравится? 

- Да, мам, оно очень классное, спасибо тебе. А своё ты мне покажешь?

Платье мамы было ещё роскошней моего, длинное, облегающее, бежевого цвета, с бретелькой на одно плечо, усыпанное стразами от лифа до талии. В нём мама была похожа на голливудскую актрису, сошедшую с ковровой дорожки, и никак не выглядящей на сорок пять, о чём я не преминула ей сказать. 

Остаток вечера мы провели за чашкой чая и обсуждением завтрашнего торжества, чуть ли не почётных гостей Соколовских (о которых я, естественно, не хотела говорить, и моментально находила другую тему), банкета и блюд, которые мама предварительно заказала. Мы говорили и говорили, сумерки тем временем понемногу завоёвывали всё больше пространства, рассеивая собой последние остатки дневного света. Мой телефон внезапно разразился настойчивым звонком. Бросив взгляд на имя звонящего, я быстренько пожелала маме спокойной ночи и умчалась в свою комнату, оставив родительницу улыбающейся аки мартовский кот. Естественно, она подумала, что мне звонит мой «любимый» Дэн. Но, конечно же, звонил не кто иной, как Макс, и как только я увидела его имя на дисплее, сердце тут же учащённо забилось. 

- Привет, Аврора, - услышала я бодрый баритон, от которого моментально начала таять. До чего же волшебным образом он на меня действовал! 

- Тебе не обязательно называть меня так, Максим, - улыбнулась я, плюхнувшись на подоконник.

- А мне очень нравится, во-первых, тебе идёт, во-вторых, так называю тебя только я, - на заднем фоне слышался какой-то тихий шум, вероятнее всего, Макс куда-то ехал.

- А чем ты занят сейчас?

- Я сейчас за рулём, еду в пригород к своей матери, она попросила помочь по хозяйству в доме, заодно и отдохну, подышу деревенским голосом, мне полезно, - мне отчего-то показалось, что последние два слова он произнёс с горечью, что ли.

- Будь осторожен, Макс. Ночь на дворе.

- Мне приятно, что ты волнуешься, но всё будет хорошо, я умею водить, - усмехнулся мой собеседник в трубку. – Я хочу тебе кое-что сказать. Прошлой ночью ты сказала, что друзья должны всё друг о друге знать. И я рассказал тебе многое о себе. Но понимаешь, я не хочу чтоб ты была мне другом – Макс немного закашлялся.

- Ты не хочешь, чтоб мы общались? – я очень надеялась, что на мой вопрос Максим ответит отрицательно. 

- Ты мне нравишься. Очень… И я хочу… - но он не успел договорить, зашедшись в ещё более сильном приступе кашля. 

- С тобой всё нормально? Макс? – я почему-то сильно занервничала, кашель был настолько сильным, что я слышала, как он хватает ртом воздух. – Максим! Что происходит, Максим? – Но он мне не отвечал, мне оставалось только слушать, что происходит на том конце телефона. Шум автомобиля затих, вероятно, Макс остановил машину. Его кашель не прекращался, и с каждой секундой становился всё сильнее. 

- Я перезвоню тебе, хорошо? – едва ли не прошептал мне в трубку Максим на издыхании, и сбросил вызов. 

Я сидела на своём подоконнике ни жива ни мертва, в кончиках пальцев пробудилось нервное дрожание, тело вдруг охватил озноб. Что с ним случилось? Может, он заболел? Или вдохнул что-то? Господи, Ксюха, только не сходи с ума, он же обещал перезвонить, значит перезвонит. Ну подумаешь, кашель, у всех он бывает, люди болеют, случайно давятся, чего из-за этого нервничать? Я обхватила колени руками, всё так же сидя на подоконнике, и не сводила глаз с лежащего передо мной мобильного. Но звонка всё не было. Через минут семь я не выдержала и набрала номер Максима сама. «Аппарат абонента выключен, или находится вне зоны действия сети.» Чёрт, что происходит? Максим, что же с тобой случилось? Господи! Только бы с ним всё было хорошо. Окончательно замёрзнув, я перекочевала с подоконника в постель, свернувшись калачиком и положив рядом с собой телефон. Минуты шли, в голове судорожно бились всё более тревожные с каждым мгновением мысли. Сколько я так пролежала, не сводя глаз со средства мобильной связи – я не представляю. Но вскоре сон овладел мной окончательно, веки тяжело опустились, и Морфей тут же утащил меня в своих объятиях в своё воздушное, невесомое царство. А спустя минуту после этого на дисплее высветилось входящее SMS сообщение. «Птичка, прости меня пожалуйста, мой мобильник разрядился. Я доехал, всё хорошо. Сладких снов тебе.»


В жизни многих из нас есть человек, к которому мы постоянно мысленно возвращаемся. Наверное, это уже даже не любовь, а какая-то особая связь. Ты греешься в его, пусть и иллюзорных, объятиях, когда за окном или внутри мороз. И так помогаешь себе сам.

Впервые за долгое время я не помнила, что мне снилось. Но, едва раскрыв глаза, я тут же схватила свой мобильный, помня о вчерашнем исчезновении Максима. Я прочла его сообщение и ощутила некое успокоение, хотя беспокойство о его самочувствии тонкой холодной рукой будоражило моё сознание. Я быстренько напечатала Максу ответ, пожелала ему доброго утра и взглянула на время. Одиннадцать ноль восемь… Мда, не такое уж и утро конечно, но что поделать, если я такая соня. За оконным стеклом солнце прикрыли собой несколько не самых безобидных тучек. Неужели грядёт дождь? Не хотелось бы в мамин День рождения такой погоды. Напомнив самой себе о маме, я свесила босые ноги с постели и, лениво потянувшись, потопала поздравлять свою любимую именинницу. Мама сидела на кухне, её голову венчал громоздкий венец из бигуди, одной рукой она размешивала сахар в кофе, другой держала у уха телефон, очевидно, принимая поздравления. Я подбежала к ней, чмокнула в щеку, и прошептала в свободное ухо «С юбилеем, мамочка. Я тебя люблю», положив перед ней на столе свой подарок – сертификат на посещение спа-салона. Мама благодарно кивнула мне в ответ, произнеся одними губами «Я тебя тоже», и продолжила без конца благодарить телефонного поздравителя. Я же, покинув кухню, направилась в ванную, принимать душ, мыть голову, ведь пора было начинать подготовку к празднованию.

Процесс сбора занял у меня чуть ли не половину дня, я не успела даже позавтракать. Мама, любительница делать причёски, и посещающая в молодости курсы парикмахера, усадила меня в кресло и принялась колдовать над моими волосами. Спустя часа два моя русая копна преобразилась в едва ли не произведение парикмахерского искусства, изящное плетение украшало голову по ободку, остальные волосы были закручены в крупные локоны и свободно ниспадали на плечи. Время летело нещадно, через полтора часа нужно было выезжать, а макияж у меня и причёска у мамы ещё даже не начинались. Раза три мой телефон настойчиво звонил, требуя, чтобы я к нему подошла, но мне было совершенно некогда, я в это время боролась с косметическими кистями, подводкой и тенями для век. Результат меня порадовал, я сделала себе лёгкий вечерний макияж в ненавязчивых бежево-коричневых тонах. Когда же я добралась до мобильника, увидела, что со мной пытались созвониться Алиса, Макс и Дэн, то есть псих. Последний решил написать мне смс, что хотел бы довезти нас до ресторана, но ему придётся приехать непосредственно к месту на машине отца. Ой, если ты, псих, надеешься, что я из-за этого расстроюсь, то ты глубоко заблуждаешься. Можешь даже опоздать часа этак на три, я буду только рада этому. 

Сборы были закончены в точно запланированное время, мы вызвали такси, и ждали теперь его прибытия. Мама хотела приехать раньше всех, естественно, чтоб проконтролировать засерверованный стол, и всё такое прочее. Такси приехало довольно быстро, и мы покинули квартиру. Ну, началось. Я не особо любила все эти семейные празднества, банальные пожелания, из года в год одни и те же. Набор поздравлений у всех и всегда стандартный – счастья, любви, удачи, здоровья, денег, благополучия…бла бла бла… Некоторые, желая отличиться, подготавливались заранее – искали в интернете красивые смысловые тосты, либо же, придумывали сами необычные и цепляющие слова, что случается крайне редко. Но ради любимой мамы я готова терпеть даже такие вещи. Всю дорогу до ресторана телефон её разрывался, звонили все кому не лень – и коллеги по работе, и одноклассники, и дальние родственники, и просто старые знакомые. Родительница без конца улыбалась, и только и успевала говорить «Спасибо, очень приятно.» А я же, в свою очередь, улыбалась, глядя на неё и думая о том, что я на её месте конкретно устала бы весь день висеть на телефоне и принимать поздравления. Доехали мы довольно быстро к пункту назначения, мама специально выбрала заведение поближе к дому. 

Двухэтажный ресторан «Особняк» представлял собой отличное заведение никак не среднего класса, а на порядок выше, в английском стиле. Фасад из красного кирпича, и местами заросший плющом, был украшен старинной лепкой, главный вход с двух сторон традиционно охраняли безмолвные белоснежные львы. Что сказать, раскошелилась мама на славу, но в честь такой даты грех не погулять на широкую ногу. Внутреннее убранство ресторана не разочаровало – помещение действительно напоминало старинный особняк какого-нибудь графа. Всё было в дереве и коричневых цветах – стёганые диваны из коричневой кожи, тяжёлые дубовые столы и стулья с резными ножками, обитые бархатом, белоснежные накрахмаленные скатерти, изящно поставленные салфетки, до блеска начищенные приборы. В противоположном конце зала стену украшал самый настоящий камин, рядом стояла изящная кованая подставка с дровами, такая же кованая кочерга с замысловатой перекручивающейся чудным узором ручкой. Неподалёку от камина – высокие напольные часы с маятником, украшенные искусной резьбой. У меня складывалось впечатление, будто я лет этак на сто пятьдесят переместилась во времени. На стенах, задрапированных золотистой материей, висели картины с портретами элегантных девушек в старинных платьях, у противоположной стены высились массивные, резные шкафы с книгами. Всё было настолько аутентично, что моему восторгу не было предела. Наш небольшой банкетный зал отделялся от основного тяжёлой бархатной шторой бордового цвета, что снова привело меня в восторг. Официант в бордово-белой ливрее с чёрным галстуком-бабочкой любезно проводил нас туда. Как только мы остались одни, я сразу же выразила маме своё восхищение, да она и сама была немного в шоке от уровня обслуживания. 

Спустя минут двадцать прибыли первые гости – моя двоюродная тётя Инесса, в сопровождении своего мужа. Они притащили огромный букет кроваво-красных роз, вручили его маме вместе с каким-то конвертом, и принялись расцеловывать именинницу в обе щеки. Внезапно из моей сумочки послышался звонок телефона, звонил Денис. Я, закатив глаза, приняла вызов. 

- Ты уже на месте, любимая? – послышался его притворно-сладенький голос в трубке. – Мы с отцом уже подъезжаем. 

- Подъезжайте, мне-то что, - пробурчала я, стараясь говорить так, чтоб меня никто не услышал. 

- Мне не терпится тебя увидеть, ты, верно, сегодня великолепно выглядишь – игнорировал моё бурчание псих. 

- Ещё бы, для тебя ведь старалась. Всё, подъезжайте, конец связи, - с этими словами я сбросила вызов, сунув телефон обратно в сумочку.

Семейство Соколовских не заставило себя долго ждать, не прошло и пяти минут, как в наш банкетный зал поступью гордого орла вошёл Его Величество Псих в сопровождении Петра Юрьевича – высокого мужчины, с седыми висками, суровым взглядом таких же карих глаз. Что сказать, теперь ясно, в кого пошёл Дэн, я сейчас смотрела на слегка постаревшую копию Соколовского. Облачены они были в чёрные костюмы с белоснежными рубашками, отличие было только в том, что на отце Дениса была еще и серая жилетка, и традиционный галстук, а Дэн повязал на воротник галстук-бабочку. Но, чёрт побери, как же ему шёл классический стиль! Но, чего не отнять, того не отнять, мерзавцы всегда красивы. 

Сам же Денис, как только разыскал меня глазами, ошалел настолько, что мигом изменился в лице. Его карие глаза сузились, метнули в меня тысячу молний за секунду, и тут же расплылись в доброжелательной улыбке, потому как они подошли к моей маме. Она приняла из рук Дениса изящный букет из белых лилий, Пётр Юрьевич вручил ей коробочку с миниатюрным бантиком, и принялся что-то говорить. Поблагодарив Соколовских, мама развернулась ко мне и поманила жестом к себе. Что же, шоу начинается. Я подошла, и с милой улыбкой протянула руку отцу психа, который окинул меня взглядом, словно сканером, с ног до головы, после чего улыбнулся мне в ответ и сказал, что очень рад нашему знакомству. Мы принялись усаживаться, я села по правую руку от мамы, которая заняла место во главе стола. Рядом со мной тяжело приземлился Денис, прошептав мне в ухо «Тебе конец, девочка.»



Ева Князева

#7655 at Romance
#3577 at Prose
#1800 at Contemporary literature

Text includes: молодежь, город

Edited: 22.02.2016

Add to Library


Complain




Books language: