Не потеряй луну, считая звезды

Font size: - +

Глава 15

Куда этой ночью решил меня отвезти Денис, он так и не соизволил ответить, хотя я применяла такое количество попыток, что другой человек на месте психа не выдержал бы моего напора. Но это был Денис, Денис Соколовский, и он был абсолютно непоколебим. После его чудесного возвращения за мной путь наш был не долгим, уже спустя минут двадцать авто благополучно припарковалось у невзрачного снаружи здания – кирпичный белый фасад, два этажа, и украшала его только красивая дверь с кованой ручкой, замысловато переплетёнными коваными узорами. Над дверью сиротливо висела неоновая вывеска с надписью «Night club barocco». Превосходно, он привёз меня в очередной клуб. После неудачно закончившегося похода в «Сириус» клубы у меня вызывали только отрицательные ассоциации, о чём я не преминула сказать Дэну. В ответ он показал мне жалобные глазки, и тихо-тихо произнёс:

- Обещаю, что буду вести себя хорошо. Пожалуйста, давай зайдём, я очень хотел сходить с тобой сюда хоть раз. Если тебе уж очень не понравится, обещаю, что сразу же отвезу тебя домой. 

Его жалостливый тон ужасно резал слух, потому как от Соколовского я привыкла слышать только одни лишь приказы, не терпящие возражений. Ответ на вопрос, почему я согласилась, неизвестен даже мне, но, как уже можно было догадаться, об этом согласии я жалела ещё не один день. 

Внутренняя обстановка настолько отличалась от скромного внешнего вида этого здания, что можно было бы решить, будто мы попали в иное измерение. Со стен на меня смотрели изображённые на картинах аристократки в шикарных платьях, взор приковывали выполенные под старину диванчики, обитые цветастой материей, с закругленными резными ножками. За округлой барной стойкой, сделанной из мрамора, работала симпатичная девушка в корсете с водружённым на голову высоченным париком, в стиле французской придворной дамы. Около стойки возвышались причудливые барные стулья, напоминающие старинные шикарные кресла с резными ручками, только на длинных изящнейших ножках, и в размерах, уступающих своим древним собратьям. Напротив барной стойки, у противоположной стены, на возвышении находился пульт ди-джея, облачённого в нечто, напоминающее фрак, только без рукавов.  Танцпол в центре зала, несмотря на четверг, будний день, был заполнен извивающейся толпой – по всей видимости, обычных студентов как я, здесь не встретишь. Это место одним только названием даёт понять, что оно создано для так называемой золотой молодёжи.

Я недовольно поморщилась – клубы, как уже упоминалось, я не жаловала, а уж к таким «мажорным» местам я и вовсе испытывала антипатию, но тем не менее, после знакомства с Денисом мои походы в подобные места заметно участились, и мне это не нравилось.  Соколовский потащил меня к стойке, улыбаясь во весь рот невесть чему, видимо, своим согласием зайти сюда я его невероятно осчастливила. Усадив меня на диковинный стул, он крикнул барменше заказ и уселся рядом, придвинув меня к себе вместе со стулом. Он постоянно улыбался и довольно мне подмигивал, чем вскоре меня крайне развеселил. Через несколько минут перед нами поставили два бокала, один с виски и несколькими кубиками льда – Денису, и высокий красивый бокал, прозванный «харикейном» с непонятной жидкостью алого цвета внизу, а сверху прозрачного – мне. Понюхав содержимое в своём бокале, я вопросительно взглянула на темноволосого. 

- Пей, не бойся, - прокричал мне Дэн, перекрикивая мощные биты, раздававшиеся по всему помещению. – Он слабоалкогольный, с клубничным сиропом, тебе должно понравиться. 

Недоверчиво пригубив немного из бокала, я убедилась в том, что псих не врал. Коктейль отдавал сладостью клубники, некой кислинкой, также чувствовался и алкоголь, но не настолько, чтобы вкус был отвратным. 

- За тебя, моя красавица, - произнёс Денис, поднимая свой рокс с виски. Я сделала несколько больших глотков и почувствовала удивительное расслабление. Незаметно для себя я стала притоптывать ногой в такт музыке, и заметивший это псих толкнул ещё один тост, на этот раз за нас, после чего поволок меня на танцпол. Я прикрыла веки и отдалась ритму, настроение у меня всё повышалось до небывалых высот. Оно парило подобно ласточке в весеннюю пору, резвящейся среди кудрявых невесомых облаков. Денис постоянно меня чем-то смешил, нёс какую-то чушь, а я веселилась как никогда прежде и отдавалась танцу. Спустя некоторое время я изрядно вымоталась, и мы вернулись к барной стойке, где Дэн повторил наш предыдущий заказ. 

- Ты такой смешной, когда выпьешь, Дениска, - тараторила я, отпивая из бокала клубничную вкусность. – И мне ты таким больше нравишься, не бесишь меня, не язвишь, не выводишь из себя.

- Тебе стоит только попросить, и я всегда буду таким для тебя, крошка, - отвечал мне Дэн, хватая меня за руку. 

- Ну уж нет, не прельщайся, псих. Ты конечно красавчик, мажорчик, и всё такое, но даже не пытайся ко мне подкатить. Мне нравится другой тип парней, и к тому же у тебя отрати… отватите… оооотвратительный характер, - я почувствовала, что у меня уже заплетается язык от выпитого алкоголя, и решила сходить в дамскую комнату, умыться холодной водой. – Дениска, я сейчас вернусь. 

Оперевшись руками о шикарную раковину с бронзовым, под старину, краном, я вгляделась в своё отражение в овальном зеркале с тяжёлой золотистой рамой. Щёки покрыл румянец, глаза блестели, причёска взлохматилась. Даже сфокусировать взгляд на себе было трудно. Но, что удивительно, ни тошноты, ни головокружения у меня не было, как обычно бывает после того, как я выпью. И этот факт меня радовал, мне хотелось идти и танцевать, веселиться до утра и ни о чём не думать. Я ополоснула лицо холодной водой, почувствовала ещё большую бодрость, и уже готова была покинуть туалет, как вдруг в одной из кабинок за моей спиной раздался мелодичный женский голос.

- Ну и катись, куда хочешь, я за тобой не буду бегать! Только не приходи потом ко мне и не говори, как ты сожалеешь о своём поведении.

Из кабинки вышла высокая красивая девушка с длинными волнистыми чёрными волосами, облачённая в короткое коктейльное платье цвета тёмного изумруда, с раздражением запихивая тонкий белый смартфон в свою маленькую сумочку. Подойдя к раковине, она с тяжёлым вздохом открыла бронзовый кран и принялась мыть руки, с интересом меня разглядывая в зеркальном отражении. 

- Привет, - обратилась она вдруг ко мне, и я от неожиданности вздрогнула. – Я тебя раньше тут не видела, ты здесь впервые? 

- Эмм, да, я вообще не особо люблю клубы, меня друг сюда пригласил, - промямлила я, не зная, то ли мне идти, то ли продолжать разговор с этой незнакомкой. 

- Меня зовут Кристина, а тебя? – повернула ко мне голову черноволосая, и тут я увидела её пронзительный взгляд чёрных глаз. 

- Ксения, очень приятно, - ответила я, вглядываясь в её лицо. Она напоминала дочь какого-нибудь графа из исторического романа, уж очень у неё была аристократичная внешность – аккуратный прямой нос, большие глаза, высокие скулы, бледная кожа, утончённый подбородок, и милые ямочки на щеках. 

- И мне очень приятно, - ответила Кристина, выходя вместе со мной в узкий коридорчик, укутанный полутьмой. – Ксюша, у тебя есть парень? Или ты пришла с кем-нибудь познакомиться?

- Нет у меня парня, я сейчас много работаю, и мне не до этого, - нарочно солгала я, убегая от возможных дальнейших вопросов. – А здесь я для того, чтоб просто потанцевать. 

- Тебе говорили, что ты очень красивая? – спросила меня Кристина, внезапно остановившись.

- Эмм…не говорили, но спасибо. Непривычно это слышать от девушки, - заулыбалась я. Происходящее начинало меня веселить. – Ты тоже очень красивая, ты похожа на аристократку. 

Осмелев от таких слов, брюнетка прижала меня к стене, отчего у меня испуганно заколотилось сердце. Да кто она такая, маньячка, что ли? Я уже готова была закричать и отпихнуть её, как она склонилась к моему уху и прошептала:

- Представляешь, меня только что бросила моя девушка, и я очень хочу отвлечься.

От такого поворота событий у меня отвисла челюсть и я застыла в ступоре и непонимании того, что мне делать дальше. Воспользовавшись моим замешательством, Кристина прижалась ко мне и прикоснулась своими пахнущими малиной губами к моим. Сердце сжалось подобно подстреленному воробью, шок пригвоздил меня к полу, я не в силах была даже вдохнуть. Вдруг слева от себя я услышала возмущённый и удивлённый голос Соколовского.

- Ксюша, ты, что ли? Ты обалдела? – и Денис, преодолев расстояние между нами в два шага, отпихнул от меня брюнетку. – Это что такое происходит? Тебя ни на секунду нельзя оставить. Мадам, какого, извиняюсь хрена, ты лезешь к моей девушке?

- Она же сказала, что пришла с другом, - обиженно ответила Кристина, раздосадованная от того, что её так хорошо начавшееся знакомство так нахально прервали. 

- Она – моя, прошипел Дэн, хватая меня за руку. – Иди снимай себе таких же розовых, как ты сама. А к ней не смей больше подходить, поняла?

- Да больно надо было, протянула расстроившаяся «розовая», и, цокая высоченными шпильками, удалилась восвояси. 

- Ты что творишь? – набросился на меня Дэн. – А если бы на её месте толпа пьяных парней была?

- Ты бы меня спас, Дениска, - мне отчего-то вдруг стало жутко смешно.

- Я тебе что, на вышибалу похож? Всё, пора ехать. Ты совсем разошлась, надо тебя укладывать, - с деланной злостью сказал Дэн.

- Дениска, я не хочу, - заныла я подобно маленькой девочке. – Я хочу ещё вкусный коктейль и потанцевать.

- Ну раз моя девушка просит, то почему бы и нет. Только в туалет теперь со мной будешь ходить, - строго наказал Соколовский и повёл меня к нашим местам за стойкой. Всю дорогу я хихикала, вспоминая недавний инцидент и видя, как это бесит Дениса. Девушка в высоком парике за баром только лишь саркастически ухмыльнулась, ставя передо мной очередной клубничный коктейль, только я этого не заметила. Я болтала ногами, дразнила Дениску редиской и то и дело хихикала, веселя тем самым барменшу. Допив свой коктейль, я сняла туфли и побежала к танцполу, волоча за собой Дениса. Мы танцевали, казалось, целую вечность, и меня ничто не заботило. 

Как я очутилась в незнакомой машине, я не помнила. Рядом со мной сидел Дэн, моя голова лежала у него на плече.

- Ты спи, спи, мы едем домой, - сказал мне Соколовский, укладывая мою растрепанную голову обратно. И я уснула. 


Старые приземистые ветви скрипучего клёна приветливо наклонились ко мне, подхваченные бодрым летним ветерком, они словно были рады очередной встрече со мной. А мне же это место до дрожи в коленках не нравилось, оно пугало меня, несмотря на прелестную солнечную погоду и приятный, ласкающий лицо прохладой, ветер. Я обогнула древнее дерево, направившись к злополучному месту, отнявшему столько раз дорогого мне человека. На удивление, вместо обрыва моему взору открылась неширокая река, воды которой жизнерадостно плескались о прибрежные камни, раскрывая им свои объятия. Я подошла к кромке воды, присела на корточки у одного из крупных камней, и всмотрелась в водную гладь. Река была кристально чистой, на многие метры было видно её песчаное дно, над которым резвились забавные маленькие рыбки, путаясь в мелких водорослях. Я провела рукой по воде, и как только моя ладонь соприкоснулась с поверхностью реки, вода моментально стала мутнеть. В испуге я выдернула руку, и вдруг из воды на меня посмотрел Максим. Я отпрянула словно обожжённая, сердце начало гулко биться о стенки грудной клетки в приступе паники. Внезапно я ощутила чьи-то руки на своих плечах. Из моей груди вырвался перепуганный крик, я резко повернулась, и увидела перед собой улыбающееся лицо Макса. 

- Дурёха, ты чего разоралась?

Я кинулась к нему, отчаянно сжав его плечи своими ладонями, изо всех сил прижавшись к его груди щекой.

- Мне страшно, Макс, это место меня пугает.

- А я люблю здесь гулять. Со мной тебе нечего бояться, я всегда буду рядом, - его руки сомкнулись на моей талии, а мягкие губы прикоснулись ко лбу.

- Максим…

- Эээ, малышка, ещё раз меня так назовёшь, и я выставлю тебя за дверь, - как в тумане, послышался чей-то до жути знакомый, насмешливый голос. Я нехотя раскрыла веки и уткнулась взглядом в карие смеющиеся глаза. Денис! Какого лешего? Что происходит вообще? Я обнимала обнажённый торс Соколовского,  лежащего со мной рядом в одних джинсах, на незнакомой кровати, в незнакомой мне комнате. Благо, хоть не под одеялом! Но это не спасало ситуацию, мне хватило пары секунд, чтоб вспомнить, что вчера происходило, и сделать логический вывод о своём местонахождении. Да неужели я так напилась вчера? Какой стыд! Ещё и с кем, с королём нахалов! Я отчаянно прижала одеяло к подбородку, не в силах спокойно вдохнуть.

- Какого чёрта я проснулась в твоей постели? 

Ухмылка с лица психа не спадала, он был подобен тысяче довольных слонов. И видимо, эта противная улыбочка не сойдёт ещё долго. Какой позор! Что теперь подумают обо мне мама и бабушка? 

- Ну, во-первых, с добрым утром, истеричка. Во-вторых, что я, по-твоему, должен был делать? Везти невменяемую дочь в отчий дом? Чтоб твоя мама увидела, какой ты алкаш? Да ты и двух слов не могла связать. И вообще, ты должна меня благодарить, - псих с довольным видом закинул мощные накаченные руки за голову, наблюдая за тем, как я, удостоверившись, что на мне есть платье, подскакиваю с кровати. – Я спас тебя, малышка. Мамочка будет по-прежнему считать, что воспитала благоразумную дочь. Но зато я теперь знаю, какая ты. И, в-третьих, Максим, это тот мальчонка из переписки? Ты настолько глупышка, чтоб влюбиться виртуально? Я найду его, и убью, как минимум, покалечу, в твоей прелестной головке должен жить только я.

- Закройся, придурок, тебя это не касается, и касаться не должно - прошипела я раздражённо. – И я никогда так не напивалась, ты специально это сделал. Между нами, эмм… ничего? Ну, это…

- Расслабься, малышка. Меня не интересуют безжизненные брёвнышки. Я сделаю так, что однажды ты сама меня будешь умолять это сделать, при чём ты будешь в трезвом уме и сгорать от желания.

- Ты неизлечим, - устало бросила я, ощутив резкий приступ тошноты и головокружения. – И если я узнаю, что ты что-то со мной сделал…

- То что ты сделаешь? Расскажешь маме? – бровь Соколовского изогнулась, так же как и один из уголков его губ. – Я тебе даю слово, что ничего не было. И да, тебе нужно подождать немного, я должен съездить за своей машиной. Я тоже был в не совсем годном для вождения состоянии. А ты пока приведи себя в порядок, прими душ, выпей кофе, можешь даже погладить платье, я не рискнул тебя переодеть, это было бы сродни самоубийству, - засмеялся Дэн, лениво потягиваясь. – У тебя есть около часа, может больше. 

Соколовский вернулся в комнату через несколько минут, облачённый в синие джинсы, и простую чёрную футболку. Весьма непривычно было наблюдать его, одетого в таком простом стиле, но, чего греха таить, ему шло всё, что бы он ни надел. Быстро показав мне, где расположены кухня и ванная комната, Денис покинул квартиру, оставив меня наедине с похмельем. Несколько минут я шастала по стильно обставленной однокомнатной квартире Соколовского, изучая интерьер. Комната была отгорожена полупрозрачной матовой ширмой от помещения, соединившего в себе и кухню, и столовую, и гостиную. Такая же ширма, расположенная аккурат напротив первой, отгораживала и санузел. Интерьер квартиры был выдержан в стиле классики и минимализма – в спальне находились только широкая двуспальная кровать на небольшом деревянном возвышении, огромный зеркальный шкаф-купе, и миниатюрные прикроватные тумбочки, над каждой из которых висели бра. Кухню от гостиной отгораживала барная стойка с высокими деревянными стульями. В гостиной стоял кожаный диван коричневого цвета, журнальный столик из дерева, огромный плазменный телевизор у стены, и два торшера по углам. 

Приняв душ, я почувствовала себя несколько лучше, но тошнота не покидала меня. Закутанная в полотенце, заботливо оставленное на кровати Денисом, я обрадованно обнаружила в недрах деревянного кухонного шкафчика зелёный чай, который с удовольствием и заварила в смешной пузатой керамической чашке. Опустившись на кожаный диванчик, я прикрыла веки, в попытке настроить себя на позитивное мышление. Но это мне удавалось слабо, я ощущала бессильную злость на саму себя, ведь только я виновата во всём случившемся, если не считать проклятого психа с его идиотскими предложениями поехать развеяться. От копания в себе меня отвлёк вибрирующий телефон на журнальном столике – видимо, Денис забыл взять свой мобильный с собой. Я невольно бросила взгляд на дисплей. «Лучше соглашайся на мои условия, или твоей тёлочке придётся со мной познакомиться, я много раз повторять не буду.»  Я немного призадумалась. Что бы могло значить это сообщение? Видимо, Дениска не совсем тот, за кого себя выдаёт, простому честному адвокату подобные смс не шлют. Но кто он тогда? По моей спине пробежал холодок. Давно пора сжечь все мосты между нами, в этом я только что окончательно убедилась. Он не только до жути меня бесит, но и занимается чем-то явно не законным, и я боюсь даже предположить, кем он может быть. Но о какой «тёлочке» шла речь в сообщении? Наверняка о мерзкой стриптизёрше, этой блондинистой Диане. С такими как она, ничего хорошего никогда не случается.

 Нервно тряхнув головой, я направилась в спальню переодеваться в выглаженное мной платье. И сделала это вовремя, услышав, как в двери поворачивается ключ. Весёлый Денис закрыл за собой дверь, и по-хозяйски вошёл в комнату с довольной миной. 

- А если бы я была раздета? – я с укором бросила на психа возмущённый взгляд. 

- Я бы ни капли не смутился, - заулыбался Соколовский ещё шире. – Ты готова? Маме позвонила?

Чёрт, какая же я всё-таки плохая дочь! Кинувшись к сумочке, я извлекла из неё свой мобильный и под насмешливым взглядом Дэна быстренько напечатала ей сообщение о том, что уже еду. Звонить мне было до ужаса стыдно, я и так не знаю, что буду ей сейчас говорить. 

Я отправила смс, и, не обращая внимания на всё тот же насмешливый взгляд, направилась к входной двери. Обувая туфли, морщась от того, что ноги до ужаса натёрты, я сказала Денису о том, что в его отсутствие кто-то то ли писал ему, то ли звонил. И имела честь наблюдать в его лице кардинальные перемены. Ха, видимо, жёстко он испугался за свою Дианочку. Пускай теперь побегает, может, отстанет от меня наконец добровольно. Мы молча спустились в лифте на нулевой уровень, подземную парковку (надо же, никогда не думала, что побываю в таком крутом жилом комплексе!), так же молча сели в машину, и продолжая сохранять молчание, Денис довёз меня до моего дома. Бросив мне сухое «Пока», он скрылся из виду, будто его и вовсе здесь не было. Мне хотелось при прощании напомнить ему о нашей сделке, что с сегодняшнего дня он должен забыть о моём существовании, но, видя  озабоченность и гнев на его лице, я посчитала, что Соколовский и без напоминания об этом сдержит свою часть договора. 

Сейчас же мне предстояло с позором явиться на глаза своей маме и бабушке, и я нетвёрдой походкой направилась к дверям своего подъезда. 



Ева Князева

#7627 at Romance
#3595 at Prose
#1806 at Contemporary literature

Text includes: молодежь, город

Edited: 22.02.2016

Add to Library


Complain




Books language: