Не потеряй луну, считая звезды

Font size: - +

Глава 22

Оглушительный шум бегущей воды заставил меня открыть глаза. Я села на постели, лениво потянулась и бросила взгляд на сопящую рядом со мной Волкову. Как странно, если бы не её перебинтованная рыжая голова, я бы пребывала в полной уверенности, что всё случившееся вчера – сон. Голова немного кружилась, в желудке тяжёлым комом повисла тошнота, а во рту была такая сухость, что я себя почувствовала измученным путником в жаркой пустыне. Сглотнув, я стала выбираться из постели, и направилась к дверям, но вдруг замерла, едва положив руку на дверную ручку. А ведь вчера же… Вчера случилось непоправимое. В моей памяти ярко вспыхнула сцена, случившаяся прежде, чем я успела вырубиться. Соколовский меня поцеловал… Эти три слова стали биться в моём напряжённом мозгу как перепуганные птицы. Я быстренько вернулась в постель, и села, обхватив руками голову. Денис очень долго меня целовал, прежде чем я влепила ему пощёчину. Господи, неужели это всё случилось со мной? Я ударила его по лицу и спокойно ушла спать! От этой мысли я невольно рассмеялась, от трезвой Тумановой уж вряд ли дождёшься такой наглости. Но как мне теперь посмотреть ему в лицо? Почему я позволила себя так долго и так горячо целовать? Неужели в этом виновен виски, который я вчера на нервной почве глушила как яблочный сок? Но нет, мои щёки покрылись густым румянцем, они пылали так, будто их натёрли жгучим перцем. Виновен не виски, а я. Я позволила Денису этот поцелуй, потому что он мне нравился. Господи, как же стыдно в этом признаваться, даже самой себе! Я не должна была ничего ему позволять, я не должна ничего ощущать к этому подонку, ведь он сделал столько гадостей, ведь он так часто обращался со мной как с последним ничтожеством! Я активно потёрла руками виски, и решительно поднялась с кровати. Я должна забыть об этом случае, стереть его из памяти навсегда, отформатировать без права на восстановление. А сейчас нужно немедленно будить Алису, и уходить отсюда, чтобы больше никогда не переступить этот порог снова.

                В момент, когда я тихонько прикрыла за собой дверь спальни, из ванны вышел мокрый Соколовский с белоснежным полотенцем на бедрах. Вторым таким же полотенцем он активно растирал влажные волосы, и в этот момент он был схож с античной ожившей статуей. Ужаснувшись от своих же мыслей, я вдруг резко запаниковала и решила вернуться в спальню и разбудить Алису, пока Дэн с полотенцем на голове меня не заметил. Но едва я повернулась спиной, как за ней послышался бархатный голос.

                - Доброе утро! Не ожидал, что вы так рано проснётесь.

Внутри меня будто что-то оборвалось. Теперь придётся с ним разговаривать, а я понятия не имела, как нужно себя вести после некоторых происшествий.

                - Алиса ещё спит.

                - Что-то ты неважно выглядишь, тебе нехорошо? – его вопрос прозвучал с одной стороны и участливо, но не без доли иронии, или даже сарказма, как мне показалось.

                - Я больше никогда не буду пить виски, - буркнула я в ответ, обуреваемая желанием провалиться сквозь землю. Я никак не могла понять - псих только делает вид, что не помнит о нашем инциденте, или же действительно выпитый виски отшиб ему память. Господи, пожалуйста, пусть правдой окажется второй вариант!

                - Не зарекайся, Ксения, - усмехнулся Соколовский, всё так же непринуждённо разгуливая по гостиной с одним полотенцем на бёдрах.

                - Ты не мог бы одеться, Соколовский?

                - А что, тебя смущает мой вид? Ты же ведь уже не маленькая девочка, или ты никогда не видела парней, только что принявших душ? – в карих глазах плясали весёлые чёртики, а я поражалась тому, насколько быстро этот человек может менять настроение. Ещё вчера он был подавлен и чуть ли не морально разбит, а сегодня бодр и насмешлив как никогда, учитывая количество алкоголя, выпитого им накануне.

                - Пойду разбужу Алису, нам пора уходить, - проронила я, разворачиваясь  к спальне. Я готова была поклясться, что мне в спину был устремлён фирменный взгляд с хитрым прищуром, сопровождаемый лукавой улыбкой.

                Волкова сидела на постели с широко распахнутыми глазами, ощупывая свою голову. Увидев меня, она явно ощутила облегчение, это было так заметно по выражению её лица, что я не смогла не сдержать улыбку.

                - Вот мы и встретились, Алиска. Доброе утро! Как самочувствие?

                - Как будто меня переехал грузовик, - захныкала подруга, всё никак не оставляющая в покое свою повязку.

                - Да не трогай ты голову, жить будешь. Ударилась чуток.

                - Она так болит, как будто её кувалдой испытывали на прочность.

                - Почему я не удивлена, Волкова? В общем, давай собираться, нам надо немедленно уходить домой. Я больше здесь ни минуты не выдержу.



Ева Князева

#7649 at Romance
#3610 at Prose
#1825 at Contemporary literature

Text includes: молодежь, город

Edited: 22.02.2016

Add to Library


Complain




Books language: