Не предавай меня

Часть III

На самую первую версию, которую я собиралась проверить, меня натолкнули старые газеты. Одна из них выдала предположение, что за рулём машины, спровоцировавшей аварию, сидела любовница Колесникова. Действительно, это звучало логично. Кого ещё, кроме близких родственников, он мог бы так отчаянно защищать? Ведь если бы подобная правда стала известна, это наверняка бы имело большой резонанс.

Но вот вопрос — как через пятнадцать лет узнать, была ли у отца Артёма любовница? Поскольку в интересующее меня время Владимир Колесников думал о карьере политика, то, скорее всего, внешне изображал ответственного семьянина. А значит, даже если любовница и была, он её тщательно скрывал. Где же искать информацию?

На поиски ответа я потратила целый день. И уже почти решилась обратиться за помощью к Трунову, предоставив его людям возможность заниматься такой щекотливой проблемой. Но очень не хотелось, столкнувшись с первым же препятствием, бежать к нему, и тогда я придумала.

Перед кем Колесников не стал бы стесняться и прятать любовницу? Скорее всего, перед своими друзьями и партнёрами по бизнесу. Мужчины вполне могли хвастаться друг другу победами. Но кто из этих людей захотел бы делиться со мной такими подробностями? Думаю, тот, с кем Колесников впоследствии плохо поступил. А судя по его характеру и способам ведения дел, подобных людей может найтись немало.

Самое главное — мне не надо тратить время и искать их. Несколько месяцев назад работу по перетряхиванию грязного белья отца Артёма провели по моей просьбе люди Трунова. Выбросив разом всю эту сомнительную информацию в СМИ, я разрушила остатки репутации человека, которого считала своим врагом. Теперь оставалось лишь проверить по имеющимся у меня материалам, кого Колесников кинул или разорил в течение ближайших после аварии лет.

Я засела за ноутбук, открыла нужный файл и углубилась в чтение. Через некоторое время на листке бумаги фигурировало четыре фамилии. Дальше я залезла в интернет и выяснила, чем эти люди занимаются сейчас. Двое всё ещё были на плаву, то есть оставались в серьёзном бизнесе. Один умер лет восемь назад. А о последнем никаких упоминаний, кроме давнего скандала, я не нашла. Судя по всему, удача ему так и не улыбнулась. А значит, для моих целей это как раз то, что нужно.

Я внимательно перечитала всё, что смогли накопать парни Трунова по интересующему меня человеку. В то время ему было сорок три года, и он владел вполне успешным типографским бизнесом. А следовательно, был прямым конкурентом Колесникова. Путём довольно банальной, но действенной аферы, подробно описанной в материалах, отец Артёма благополучно этот бизнес похоронил. Я узнала, что потерпевший даже обращался в суд, но дело проиграл и был вынужден выплатить крупный штраф за якобы "клевету".

Теперь мне предстояло найти бывшего владельца типографии "КонусПринт" Крылова Дмитрия Степановича. Причём, только что прошедшая шумиха в прессе, связанная с именем Колесникова, играла мне на руку и давала отличный повод для звонка.

Как обычно, в поисках помогла чёрная база сотовых телефонов, купленная несколько лет назад за небольшие деньги у торгаша на электронном рынке. Я выписала все номера людей с подходящими данными и стала набирать их по порядку. Ближе к концу списка мне повезло. Мужчина несколько раз переспросил, кого надо, потом хрипло рассмеялся.

— Ха, неужели кто-то ещё помнит "Конус"? Это не шутка?

— Нет, не шутка. Я журналистка и пишу статью о вашем бывшем партнёре Владимире Колесникове. Вы, наверное, знаете, что сейчас это популярная тема.

— Знаю, — мужчине не удалось скрыть удовлетворения. — И чего вы хотите?

— Интервью с вами, конечно. Думаю, вам есть, что рассказать нашим читателям.

— Это точно, есть, — многозначительно протянул Крылов и вдруг вкрадчиво поинтересовался: — А вы... платите за интервью?

— Платим, — не стала я его разочаровывать. Вот и ещё один стимул для беседы нарисовался. 

— Тогда приезжайте завтра в двенадцать. Записывайте адрес.

***

Как и договаривались, в полдень я припарковалась у добротного кирпичного дома. Пусть и старого, но хорошо сохранившегося. Поднялась на нужный этаж и позвонила в звонок. Пока ждала, заметила, что дверь передо мной разительно отличается от остальных на этой площадке. Те выглядели солидно и добротно, а эта — потёртой и сильно потрёпанной жизнью.

Минуты через три я услышала шаги, и меня пропустили внутрь. Стоя рядом с покосившейся вешалкой, я прикидывала, нужно ли разуваться. Хозяин разрешил эти сомнения, махнув рукой на мою обувь, и двинулся в коридор. Я прошла за ним в большую комнату, огляделась по сторонам и опустилась на диван.

Окружающее пространство не радовало. Очень скудная, почти спартанская обстановка, местами отклеившиеся обои и грязный старый ковёр, весь в непонятных пятнах, выглядели неуместно в большом и светлом помещении с высокими потолками. Квартира явно знавала лучшие времена, но в последние годы её сильно забросили. И дело совсем не в бедности. Ей просто не занимались, не обновляли ремонт и банально не убирались.

Я внимательней пригляделась к Дмитрию Крылову, который пытался поудобнее устроиться в кресле, с лопнувшей на подлокотниках обшивкой. И сразу всё встало на свои места. Значит, мой нос меня не обманул. Ещё в коридоре я почувствовала запах алкоголя, но подумала, что ошиблась. Однако внешность хозяина дома чётко свидетельствовала о том, что мужчина сильно и, скорее всего, давно злоупотребляет спиртным. Мне это было только на руку.

— Спасибо, что согласились на интервью. Чтобы не занимать ваше время, давайте начнём. Сперва расскажите, пожалуйста, как вы познакомились с Владимиром Колесниковым?

— Ну познакомился-то я с ним больше двадцати лет назад. Мой "КонусПринт" к тому времени был вполне успешной компанией. Уже не вспомню, где мы первый раз пересеклись. На каком-то деловом ужине, наверное. Помню, что нас представили друг другу, и что Колесников активно интересовался моим бизнесом. Расспрашивал много, уточнял разные детали. Говорил, что его давно увлекает типографское дело. Ну, я по простоте душевной делился, чем мог. А через некоторое время узнал, что он открывает свою типографию, и не где-нибудь, а у нас в городе. Я-то думал, он о столице речь ведёт. Ведь для нашего городка две типографии — явный перебор. Но какое-то время мы сосуществовали вполне мирно. Колесников как-то быстро нашёл свою нишу — всякие исторические книжки с нужным уклоном в сторону власти, предвыборная полиграфия. Госзаказов у него было много. А потом гляжу, он помаленьку на мою территорию забираться стал. Детективы, любовные романы, фантастика — тогда это был мой хлеб. Я попытался договориться, разграничить как-нибудь наши интересы. А он меня успокаивал, всё проекты совместные предлагал. Одно время мы довольно близко общались, даже в баню по выходным вместе ездили. Потом-то я понял — это он мою бдительность усыплял, а сам потихоньку готовился удар нанести. Ну и нанёс. Просыпаюсь я однажды утром и узнаю... — дальше Крылов детально пересказал аферу, о которой я и так накануне начиталась достаточно подробностей.



Инна Разина

Отредактировано: 18.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться