Не рвите нити, том 1. За куполом

Размер шрифта: - +

Глава 19. Безликая правда

Любое восстание начинается с Форсы. Так было всегда – это им объяснили ещё на уроках истории в Школе. Поэтому Форса научилась защищаться.

Вся территория сектора сейчас была накрыта ещё одним куполом – но он казался каким-то кривобоким и дрожащим...

Штаб. Здание штаба было построено таким образом, что из центра торчала высокая железная конструкция, уменьшенная копия опорных вышек. Выглядело нелепо, ходило несколько шуточек по этому поводу. Рома всегда считал, её лишь символом того, что именно форсы отвечают за вышки по периметру. Сейчас он, наконец, осознал, зачем эта башня была нужна.

Поддерживать купол.

Но штаб сгорел. Башенка рухнула.

Рома в ужасе покосился на куратора. Вот кто это сделал. И вот зачем.

У пропускного пункта уже собралась толпа – причём с обеих сторон. Внутри купола толпа была чёрного цвета, снаружи – пёстрая: тут и там мелькала синяя форма Электроники, серая – Ритмы, жёлтая – Туторы, красная – Меди́цины, зелёная – Тиары, оранжевая – Сервы... но большинство было в повседневной одежде.

– Я повторяю вопрос, – неслось из динамика на столбе. – Кто ваш организатор?

Я, – раздался в голове голос. – Олег Баландин, Форса, куратор шестой семьи.

Взгляды начали поворачиваться к Олегу. Те, кто ещё не видел, что они приехали, вертели головами по сторонам и в результате натыкались глазами на их группу, так что Рома вскоре обнаружил и себя в центре внимания.

– Шестая семья, – несмотря на искажения, он узнал в говорящем Алексея, лидера Форсы. – Не удивительно.

Нет, конечно, – голос в голове дрожал от ярости. – Если даже те, чьих товарищей не держат в орнаментах до смерти, пришли сюда – неудивительно, что шестая здесь.

– Я приказываю всем добровольно...

Но слова нотта гремели, заглушая громкоговорители, так, что многие принялись трясти головами, словно пытаясь вытряхнуть их оттуда:

...Правительство, которое обещало освободить нас от давления людей, и вместо этого устроило собственную тиранию. Лидеры, которые скрывают от всей короны информацию о том, что происходит внутри и вне купола. Командиры, которые бросают шестнадцатилетних студентов на рискованные операции. Альтерлидер, который вместо того, чтобы попытаться уладить конфликт с внешним миром, делает во всеуслышание заявления о том, что грядёт господство ренов в этой стране и на всей планете!

Секунды зловещей тишины.

А мы этого даже не знаем, – теперь голос Олега звучал тише и спокойнее, – не знаем, потому что нам не говорят. И нам ещё много чего не сказали. Так чем они отличаются теперь от лживых человеческих лидеров? Такое правительство вы хотели?

Моя младшая умирает, – тихо продолжал нотт, его шёпот заполнял головы, словно песок. – Почти четыре месяца в орнаментах, надетых за преступление, которое не доказано. Меди́ки не могут их снять, потому что как огня боятся гнева правительства. Судьи не могут оправдать её, потому что боятся альтерлидера. Командиры Форсы не могут ничего сделать, потому что боятся лидера. И это – то, как рены должны существовать? В страхе – не перед людьми даже, друг перед другом? И дело даже не в маленькой глупой девочке, погибающей без магии, дело в системе, которая такое допустила! Скольких ещё ренов они убьют таким путём?

Слишком много болтовни, думал Рома, стоя рядом с куратором. Непохоже на него. Словно бы время тянет.

– Есть, – произнёс Марк.

Рома глянул на него – тот побледнел, но улыбался во весь рот.

Маленький купол дрогнул и под ликующие крики растворился в воздухе.

Вперёд, – изменившимся голосом велел всем Олег.

Рома, как и многие другие, уже бежал к пропускному пункту. Зазвенели стёкла, выбитые чьей-то ударной волной, послышались крики охраняющих форсов. Они сопротивлялись неуверенно, неохотно – должно быть, никто не ожидал такого масштабного восстания. Или им не хватало мотивации сражаться именно на этой стороне.

Краем глаза Рома видел, как меди́ки подбегают к пленённым охранникам, хватают их запястья и чётко рассчитанным ударом в точки приёма лишают сознания.

Он наспех сформировал ударную волну и разбегу швырнул её в оказавшегося на пути альба. Тот отбился барьером, но тут же мимо прошуршала ещё одна волна, потом вторая. Барьер разбился, альб упал, и кто-то сразу накрыл его ковром. К упавшему уже неслась девушка в красном, а Рома помчался дальше, на ходу бросаясь импульсами в обороняющихся.

Ему никто ничего не объяснил, но он и сам понял – целью был учебный корпус, служивший в последние дни одновременно и штабом. Мелькнула мысль, что неплохо было бы встретиться с Ольгой по пути – в привычном дуэте, каком-никаком, всегда комфортней сражаться. Осознание пришло через долю секунды, тысячью острых иголок внутри.

Теперь его наставница – Азиза.

Он заметил краем глаза Марка и увязался за ним. Нотт наверняка постарается при удобном случае воссоединиться с семьёй – он-то знает, где их искать.

Пропускной пункт был взят, и мятежники помчались по дороге прямо к учебному корпусу, поддерживая вокруг себя неровный, стихийный барьер на тот случай, если кто-нибудь из форсов решит ударить по ним из-за угла.

То, что штаб перенесли, тоже было им на руку – если к старому штабу вёл целый коридор между зданиями, где можно было устроить десяток засад, перед учебным корпусом стелилась широкая, ровная аллея – и ни одного укрытия по бокам.

Они преодолели это расстояние минут за пять и резко остановись. Рены из других секторов недоверчиво вертели головами по сторонам, готовые кинуться к дверям, но форсы их не пускали – Рома понимал, почему. Здание выдавалось вперёд двумя боковыми отсеками, словно буква «П», и войдя во двор, отряд оказывался окружённым с трёх сторон. Так что ещё минуту они провели на месте, наскоро объясняя не-форсам принцип «барьер-удар», и одновременно пытаясь поставить всех в некое подобие боевого строя.



Ирина Ракова

Отредактировано: 01.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться