Не смотри назад

Размер шрифта: - +

Глава 3

Глава 3

 

Алите казалось, что этот день никогда не закончится. Альд Кирхилд вернул ей голос, но не сразу – только после того, как она дописала отчёт со своей точки зрения на то, что случилось в заброшенном доме. Пока Али находилась в лечебнице, её не допрашивали, потому сотрудники знали обо всём лишь со слов Фрима. Разумеется, тот исказил события так, как ему было удобно. По его показаниям выходило, будто она сама полезла на рожон, несмотря на его благоразумные предупреждения.

«Ни о чём он не предупреждал!». Али так вскипела, что едва не проткнула бумагу. Даже пальцы заныли, но всё её тело и без того продолжало ломить, поэтому новой боли она почти не почувствовала.

В дверь постучались.

- Альд Кирхилд, мы доставили альда Фрима, - робко сообщил кто-то из дежурных не-магов.

- Ему нужна помощь лекаря? – осведомился начальник.

- На голове большая шишка, но он уже пришёл в себя и ругается. Изволите его впустить? – Услышав эти слова, Алита подняла взгляд от листа с начатым отчётом.

- Не нужно, я поговорю с ним в другом месте.

Скрипнула, закрываясь, дверь. Али перевела дух и продолжила писать. Мысли путались и не желали складываться в слова, так что отчёт едва ли можно будет назвать образцовым.

Алита могла лишь догадываться, чем являлась тварь, обнаруженная в старом доме. Её либо вывели скучающие маги-экспериментаторы, либо та сама выбралась из преисподней или какого-нибудь столь же жуткого места. В любом случае, она обладала зачатками разума и каким-то образом умудрилась свести с ума обитавших во временном укрытии бездомных. Те стали лёгкой добычей. Что же касалось самой Али, то в ней существо почуяло угрозу, потому и решило разделаться с девушкой сразу, не начиная игру, в которую затягивало остальных. Если бы удар, нанесённый магией, оказался чуть слабее, сейчас Алита Дален уже лежала бы в могиле на старом городском кладбище, где хоронили не самых богатых жителей столицы, и над ней печально склонялись бы ветки рябины, отгоняя зловредных духов, которые, по поверьям, приходят за почившими магами. Но она осталась жива, отделавшись сильным магическим истощением, к счастью, излечимым.

А Игберт Фрим попросту сбежал, оставив её сражаться в одиночку! Ничего удивительного, что у него до сих пор нет постоянного напарника. Ведь они должны во всём полагаться друг на друга.

Как и некоторые другие сослуживцы, Фрим считал, что её пол по умолчанию делает Али слабее остальных, почти бесполезной. Он бы ничуть не огорчился, если бы она погибла в тот день. А ещё пришёл к ней домой, чтобы указать ей на место, припугнуть или и вовсе...

Алита потрясла головой, отгоняя неприятные мысли. От воспоминаний о том, как Фрим прикасался к ней, её передёрнуло. По коже словно проползло какое-то мерзкое насекомое, а во рту снова появился привкус желчи.

Он был в её доме! Осквернил его не только действиями, но и одним своим присутствием! Теперь она никогда и ни за что не сможет чувствовать себя в безопасности за привычными стенами. Они станут казаться ей тонкими и ненадёжными, точно сложенными из соломы. Вот что сделал Фрим!

Спустя некоторое время, когда отчёт лёг на стол начальника, а голос вернулся, Али пришлось выслушать ещё одно обвинение.

- До меня также дошли сведения, что ты превысила свои полномочия и, не имея документов аптекаря или травника, приготовила снадобье для другого, - строго произнёс альд Кирхилд, сидя напротив за массивным дубовым столом. Али пристроилась за столиком секретаря, которого не так давно перевели в отдельное помещение. Хмурый взгляд начальника, его суровые интонации, сухие канцелярские фразы не сулили ничего хорошего.

- Для кого?

- Шивона Лаберд.

Услышав это имя, Алита уставилась на альда Кирхилда с удивлением. Откуда он мог узнать? И что плохого она сделала?

С Шивоной Лаберд они познакомились в академии. У младшей дочери влиятельного в столице человека наличествовал слабенький магический дар, что компенсировалось высоким материальным положением семьи, потому никто из девушек не осмеливался дразнить эту невысокую брюнетку с серыми глазами и пухлыми губами, которые преподавательницы отчего-то называли порочными. Странно, что они с Али вообще подружились, ведь сложно представить более разные условия, чем те, в которых росли однокурсницы.

После академии юная альда Лаберд ездила на балы и званые ужины, на которых ей подыскивали жениха, что удалось не сразу, поскольку запросы у её родителей, как и следовало ожидать, оказались завышенными. Но в этом году наконец-то назначили свадьбу. Та должна была состояться именно тогда, когда Али находилась в лечебнице.

Вечером накануне того дня, когда их с Фримом отправили на злополучное задание, Шивона внезапно навестила подругу по академии в её скромном доме и попросила об услуге.

- Ты дала ей сильное успокоительное, - обличающим тоном проговорил альд Кирхилд, глядя Алите прямо в глаза.

- Из-за того, что она сказала, будто очень волнуется перед свадьбой, а семейный лекарь не даёт рецепта. Я предупредила, что превышать дозу нежелательно, - отозвалась Али. Перед мысленным взором встал облик Шивоны в тот вечер. Бледное лицо, заплаканные глаза, сжатые руки – с такой силой, что побелели костяшки пальцев. На счастливую невесту та ничуть не походила, и это заставляло подозревать, что решение о браке могло быть принято против воли невесты. Подобное порой случалось. – Только не говорите, что она вздумала покончить с собой! – с неожиданно осенившей её страшной догадкой добавила Алита.



Светлана Казакова

Отредактировано: 24.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться