Не смотри назад

Размер шрифта: - +

Глава 9

Глава 9

 

До комнаты Али они добрались довольно быстро и никого по дороге не встретили. У самой двери Аэдан повторил вопрос Джайны, не страшно ли гостье ночевать в отдельном крыле. Он даже предложил прислать кого-нибудь из горничных, чтобы та составила компанию, но Алита отказалась.

- Ничего страшного. Я привыкла к одиночеству и тишине. К тому же, меня ведь не оставляют одну в целом доме, так что...

- Есть какие-то пожелания? – поинтересовался Аэдан, и она решила воспользоваться случаем.

- Я бы хотела осмотреть особняк. Разумеется, не сейчас. Например, завтра вечером.

- С удовольствием покажу!

- А ваш кузен не станет возражать?

- Киллиан? – удивился собеседник. – С чего бы ему? Ведь он сам настоял на том, чтобы вы здесь поселились.

- Тогда спасибо. Буду ждать с нетерпением. И можете обращаться ко мне на «ты».

Пожелав друг другу доброй ночи, они расстались. Али зажгла лампу, накинула цепочку, запирая дверь изнутри, и подошла к окну, чтобы задёрнуть тяжёлые занавески. Несмотря на то, что в Бранстейне было гораздо теплее, чем в столице, большой особняк ещё не успел достаточно прогреться, а камина в комнате не имелось, поэтому девушка почти сразу ощутила неуютный холод. Вспомнив о горячей воде в ванной, она решила воспользоваться благами цивилизации. Струи бодро застучали по дну ванны, наполняя помещение горячим паром.

Алита пробежалась взглядом по ряду флаконов, покрутила в руках один из них, понюхала. Светло-лиловое содержимое успокаивающе пахло вербеной. Судя по всему, оно предназначалось для того, чтобы заменять мыло.

Спустя некоторое время Али вышла из ванной комнаты в сорочке и халате, разобрала кровать, закуталась в одеяло. Постельное бельё оказалось чистым и хрустящим, а после горячей ванны необходимость в грелке отпала сама собой. Понадеявшись, что не проспит работу, Алита провалилась в сон.

Она проснулась через несколько часов – резко, точно вынырнув из-под толщи воды на воздух. Запоздало вспомнила, что не погасила лампу. За окном ещё не начало рассветать, а море... Море шумело так, что никакие оконные стёкла не помогали заглушить его. Громко, неистово, словно взывая к тем, кто не спал в эту ночь.

Али свернулась клубочком. Перед сомкнутыми веками проносились картины прошедшего дня, такого долгого и странного. Отправление со столичного вокзала, поезд, щебетание девушек-попутчиц, живописные улочки Бранстейна, унылые стены конторы, где ей предстояло работать, лица людей, ещё вчера бывших для неё лишь именами.

Детали мелькали в мыслях, упорно не желая складываться в единую картину.

Сквозняки при закрытых окнах. Джайна, ведущая себя по-хозяйски в доме Ристонов. Аэдан, которому не досталось ни капли наследной магии.

И Киллиан. Киллиан с его волшебством, которое нельзя не замечать. Алита и прежде могла отличить магов от обычных людей, но никогда не чувствовала чью-то силу так, словно та была костром, к которому она протягивала руки.

Отчего именно он? А Рона? Ощущала ли она то же самое? Почему, ну почему сестра умалчивала о собственном муже, ничего не рассказывала о его привычках, характере, взглядах на жизнь?

Может ли быть такое, что Рона и сама не знала супруга достаточно хорошо?..

Вдруг вспомнился альд Кирхилд и его слова, сказанные на одном из совещаний. Тогда им досталось очень сложное дело. Лавочник убил всю свою семью и покончил с собой. Его подозревали в одержимости, в поклонении тёмным силам, в сделке, где на кону лежали человеческие души. Никто из обывателей не хотел верить в то, что мужчина мог сделать такое в здравом уме и по собственной воле.

- Я понимаю, что эдакое непросто уразуметь, - говорил альд Кирхилд, переводя взгляд с одного из работников Службы Правопорядка на другого. – Но порой мы не знаем даже самых близких. Другой человек – загадка. Можно провести много лет со спутником жизни и внезапно обнаружить, что рядом находился некто неизвестный, чужой, пугающий. Потому я призываю всех не заливать уши воском и не закрывать глаза, а смотреть в оба, чтобы вовремя приметить какие-либо странности в поведении окружающих.

- А как же любовь? – робко спросил кто-то.

- Любить кого-то – ваш выбор, а не его. Также это не значит, что, погрузившись в пелену нежной страсти, вы увидели человека до донышка и узнали его полностью. Совсем наоборот, ведь так часто говорят, будто любовь слепа.

Тогда Али подумала, что ей подобное не грозит. Она не собиралась ни в кого влюбляться. Не желала, чтобы какой-то незнакомец становился центром её жизни. К тому же, она слишком хорошо знала, что значит терять близких. Перенести такое ещё раз оказалось бы слишком тяжело.

Но слова альда Кирхилда запали ей в душу, и сейчас Алита мысленно повторяла их, как вызубренные стихотворные строчки, которые их заставляли заучивать наизусть в академии. Ведь неслучайно же, когда происходило убийство, первым подозреваемым всегда считался супруг. А преступление могло случиться не только среди низов общества, но и в респектабельных семьях, прячущих свои постыдные тайны за фасадами роскошных особняков.



Светлана Казакова

Отредактировано: 24.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться