Не спасайте, девоньки, сомнительных мужчин

Размер шрифта: - +

Глава 1

– Медведева, у тебя нимб что, гвоздями вбит? – Беззлобно фыркнул Олег мне на ухо, силясь перекричать музыку.
– Нет, он просто продолжение моего черепа. – Улыбаясь, я очаровательно похлопала ресницами и продолжила пить свой апельсиновый сок.
– Выходи уже из своего розового купола, а то я чувствую себя рядом с тобой засранцем. – Вздохнул парень и плюхнулся на диван напротив, приобнимая свою девушку — Катю. 
– Так может это ты давай сюда ко мне? Тут весело!
– Не, боюсь, моё черное сердечко от такого оптимизма взорвется.
Катя хихикнула на комментарий своей половинки и, пошатываясь даже сидя, потянулась к стакану с коньяком. 
В нашей компанией я была «принцессой», как меня называли мои друзья. Меня никогда не видели с плохим настроением, не слышали от меня ни одного негативного оскорбительного слова, не ловили с сигаретами и алкоголем. Новички всегда думают, что я хорошая актриса, а свои уже знают, что я просто родилась в цветочках под ярким свечением радуги. Кстати говоря, добротная доля правды в этом есть. 
Моя мама всю свою жизнь флорист. Маленький милый цветочный магазинчик в области — её главная радость и забота. Так получилось, что в нём я и родилась. Увы, папа задерживался на смене в больнице, а телефон мамы очень не вовремя разрядился. Счастье, что всё обошлось и рядом оказалась опытная мудрая бывшая медсестра бабушка Люба. 
Но не суть. Так получилось, что выросла я со всем стартовым пакетом типичной маленькой принцессы. Бойкой, правда, но это просто повезло. Спасибо маме за характер. 
Знаете, двадцать пять лет — это такой возраст, когда люди, в основном, делятся на две категории: прожигатели, всё ещё наслаждающиеся жизнью по полной и не воспринимающие вещи слишком серьезно, и домоседы — циничные одиночки или засыпающие в любом месте и в любой позе родители. 
Я вот каким-то образом попала в третью. До семейной жизни мне пока ещё далеко, не готова к ней от слова «совсем». Мир такой большой, а жизнь такая многогранная. Прощаться со своей свободой мне ещё не хотелось. Но гулящей и легкомысленной тоже назвать себя не могла. Развлекаюсь, конечно, время и средства позволяют, но делаю это с умом и совмещая с работой и саморазвитием. В общем, как говорится, жизнь кипит на полную. 
Правда, есть у меня одна, возможно, плохая, но до звездочек приятная черта — это, если описывать по-простому «детство в попе». Люди вокруг диву даются, от чего я всегда такая жизнерадостная и где купить то, что меня к такому эффекту приводит, а я на их уставшие тоскливые лица лишь улыбаюсь. Не говорить же, что просто волшебная на всю голову. Вот нравится мне моя жизнь, всё-всё в ней люблю. Что поделаешь. 
Обычно, в бой курантов, или видя падающую звезду, или ещё в какой-нибудь символический момент загадывают счастье, богатство, здоровье, успех. А вот моя мечтательная натура с надеждой шепчет «чудеса». Ребенок во мне в них верит и ребенок во мне их хочет, а остальное неважно. Ну а вдруг? Разве в этом таком большом и не до конца изведанном мире не найдется места чуду? Не верю! Сердце говорит, что найдется! А кто я такая, чтобы спорить с сердечком? 
В общем, я из тех людей, что вместо того, чтобы хмуро и задумчиво пялиться себе под ноги, торопливо топая откуда бы то ни было домой, весело шагаю, подставляя улыбчивое лицо небу. И неважно — ясное оно или пасмурное. Всё равно прекрасное. Стопудовая оптимистка! Неизменно!
Правда, перестаралась я со своими желаниями. Мои долгожданные чудеса меня нашли. А потом догнали и ещё раз нашли! Как говорится — получите, распишитесь. 

Сегодня, двадцать седьмого декабря, по расписанию у меня, как и у всякого работающего люда, был корпоратив. Только наш маленький, уютный и семейный. 
Ещё будучи студенткой первых курсов, я устроилась работать в один из самых престижных брендовых магазинов одежды Зеленограда. Не стану лгать, помогли дружеские отношения мамы с его владелицей. Очень долго работала консультантом, честным трудом выбила себе место администратора, а потом настал мой звездный час. Анжелика Константиновна — директор — к своим пятидесяти вдруг осознала, что засиделась на попе ровно и подалась в путешествия. Что ещё нужно одинокой состоятельной женщине для счастья? 
Сначала, она неофициально оставляла меня за главную. Из-за мамы и так ко мне хорошо относилась изначально, а позже я и сама добилась расположения к себе. Пришло время, когда Анжелика перестала мотаться из страны в страну лишь для того, чтобы наведаться в свою, не особо-то нужную, собственность, и магазину стало в тягость без владелицы. Тогда-то мне удалось выкупить его в кредит. Ха! Представляете? Случай на миллион. Какие тогда счастье и гордость меня переполняли! Двадцать один год, а уже почти бизнес-леди. И так безграничный оптимизм, разумеется, взлетел ещё выше. 
С тех пор не знала я ни горя, ни бед. С отношениями, правда, складывалось не очень, но разве из-за одной волосинки появляется лысина? Деньги есть, жилье есть, друзья есть, родители здоровы. А что, собственно, ещё нужно?
Вот и лелеяла я свой магазинчик, как одно из семи чудес света. И работать туда затащила лишь самых близких и не ленивых знакомых. Так мы за четыре года и стали маленькой дружной семьей. Относятся они ко мне, правда, как к младшей сестренке, а не своей начальнице, но мне это не мешает. Главное, что без официоза и излишней серьезности. Вот не люблю я серьезных людей, какие-то невеселые они.
Родители мои, кстати, люди из той же секты, что и я. Если сначала я задавалась вопросом, от чего меня так сутками распирает, то позже, когда подросла и стала общаться с мамой на более серьезные темы, осознала, что к чему. 
Они у меня народ простой. Отец всю свою жизнь врач, мама флорист. Милая очаровательная пара из глубинки.  Возможно, потому такими солнечными и были, поскольку выросли в простоте и человечности. Семья из нас вышла для нашего времени редкая — верная, любящая и готовая поддержать друг друга в любом деле. По этой причине я была такой — в какой-то степени, наивной. Что бы я ни делала — это всегда находило отклик и получало столько веры, что боги столько не получают. Я никогда не боялась творить и вытворять, уверенная, что что-то из этого да выйдет. 
До старших классов родители жили вместе со мной в нашей трёхкомнатной квартире в Зеленограде, а, как только стали замечать во мне первые проблески самостоятельности, жажда свободы и любовь к природе всё-таки своё взяла. Они дружненько упаковали чемоданы и вернулись в горячо любимый частный дом в области. 
Как и все подростки, рано получившие вседозволенность, я была, как говорится, оторви и выброси. Возможно, из-за этого быстро перебесилась и так же быстро повзрослела. Помню, когда поступали в университеты, все одногодки, строго контролируемые родителями в школьные годы, подались во все тяжкие, а мне к тому времени уже глупости стали неинтересны. Я целиком и полностью погрузилась в саморазвитие. 
В любом случае, в моей жизни обычно всё шло хорошо и по плану, а в те редкие моменты, когда не хорошо и не по плану — я не расстраивалась. После черной полосы всегда идёт белая. А потом ещё белая, и ещё. А знаете, почему? Да потому что у меня вам тут не зебра, а большой белый мишка! И всё, что у него есть из черного — это маленькие круглые глазки. Вот они-то и все мои беды. Мизерные и незначительные. 
Правда, похоже, наступил тот самый период, когда мои ноги обошли уже всего мишку и снова дошли до тех самых глазок, потому что всё вдруг резко стало идти не по плану. 
Засиживаться допоздна среди пьяных и неспособных говорить тел трезвой и здравомыслящей мне не хотелось, потому уехала я с корпоратива раньше полуночи. Первая проблема меня ждала, когда я осознала, что главную дорогу полностью засыпало снегом. Погода этой зимой была дамой привередливой и непредсказуемой, а потому почти чистый серый асфальт с утра — это ещё не показатель того, что под вечер не придется пробираться сквозь горы сугробов. 
В любом случае, пропустить праздник в своём же магазине я не могла, а потому жаловаться на неожиданные неприятные обстоятельства не видела смысла. Тем более, повезло, что на развилке были видны свежие следы чьей-то машины, что тянулись вдоль объездной дороги. И пока их не засыпало, я решила быстренько свернуть туда и попробовать решить проблему другим путем. 
Ехать пришлось мимо большой лесополосы. Сначала, я струхнула, огромными глазами вглядываясь в темноту между стволами могучих деревьев. А потом подумала о том, что вряд ли какой-то сумасшедший в такую темень и холодину полезет исследовать лес и снова расслабилась, весело подпевая какой-то новогодней песенке по радио. 
Следующая проблема оказалась ещё более серьезной и даже пугающей.
Покачивая головой и хлопая ладонями по рулю, я громко пела и улыбалась, наслаждаясь мягкими белоснежными хлопьями на стеклах. Если выбирать между горнолыжным курортом и отдыхом на одном из солнечных пляжей Бразилии, то я, несомненно, выберу второе, но, не смотря на это, зима была моим любимым временем года. Есть в этой очаровательной пушистой сказке что-то волшебное. Кажется, даже сам мир расширяется с наступлением холодов и первым выпавшим снегом. Лето — это лето. Смотришь на солнце, море на горизонте и знаешь, что справа вон какой-то открытый магазинчик с купальниками и пляжными принадлежностями, слева —  будка с мороженым, позади — пансионаты и детские лагеря. А зимой выйдешь из дому, станешь посреди улицы и не знаешь даже, что за соседним сугробом. Будто в каждом сантиметре скрыто какое-то чудо, будто из-за любого угла может выпорхнуть какая-нибудь Снежная Королева или королева Эльза и утащить тебя навстречу приключениям. 
Погруженная в свои мысли, я с трудом разглядела в заледеневшем окне с мелькающими дворниками странный бежевый силуэт. Когда мозг, наконец, проанализировал увиденное и надрывно завопил «стоп, приплыли, приехали, тормози — говорю!», я резко вдавила педаль в пол. Мои округленные до тянущей боли в уголках глаза в шоке рассматривали картину передо мной.
Прямо перед машиной в пышных кучках снега лежал мужчина. И всё бы ничего, ситуация страшная, но вполне типичная для холодной погоды и невнимательных водителей, если бы он не был… обнаженным. В ярком желтоватом свете фар его бледная кожа блестела от оседающих и тающих в жаре тела снежинок. И не было никаких сомнений в том, что это не бежевый комбинезон или какой-нибудь обтягивающий костюм, потому что, исследуя незнакомца тщательнее, я хорошо разглядела бугры выпирающих мышц на широкой спине и полосу разделяющую упругие ягодицы… ничего такие ягодицы, между прочим.
Какое-то время я не могла себя заставить двинуться, лишь до побеления пальцев вцепилась в руль и не отводила от находки ошалелого взгляда. Закрадывались мысли, что мой невнимательный разум просто не успел вовремя среагировать, и сейчас мужчина отмораживал жизненно важные органы по моей вине. Пусть никаких ссадин и крови не было видно, возможно, что они где-то там — спереди, спрятанные между телом и пышным слоем снега. 
Следующей мыслью было — что нормальный адекватный человек мог делать зимней холодной ночью голым почти в лесу? А может оно и хорошо, что, возможно, я его сбила? Вдруг это какой-нибудь беглец или маньяк-извращенец? Что, если там, в тени могучих деревьев лесополосы, лежит убитое изнасилованное тело девушки?
Мой оптимизм вдруг упал до нулевой отметки, стремительно опускаясь ниже — до минусов. 
Но не подойти не проверить ни в коем случае не могла. Мало ли, что там у него случились. Вдруг всё-таки виновата моя непутевая попа, и мужчина нуждается в помощи?
Тяжело вздыхая, медленно открыла дверь и с трудом вылезла из машины. Ступень у внедорожника была высокой, а земля, устеленная толстой корочкой льда, скользкой, потому, чтобы принять устойчивое положение, пришлось повозиться.
Плотнее укутываясь в бежевую шубку, аккуратно обошла дверь и встала прямо у капота. Пока стояла, необходимости смотреть под ноги не было, а потому я подняла голову, невольно съеживаясь от соприкосновения с кожей щек влажных от тающих снежинок рыжих волос. И не сдержала судорожного вздоха.
Тела больше не было. 
И тут я призадумалась. А не подмешали ли мне чего в мой вкусный здоровый апельсиновый сок? Может, Олежику уже так моя святость надоела, что решил меня сам на путь истинный наставить? Они с Катькой веселиться любили и границ в своих развлечениях не знали — это мне хорошо известно. Ну не могло мне это тело померещиться, не могло!
Не знаю, что там с моим здравомыслием приключилось, но не нравилось мне всё происходящее от слова «совсем». Решила не разбираться, а свалить по-быстренькому, пока не нагребла проблем выше крыши. Кстати, по поводу крыши.
Позади внезапно раздался приглушенный грохот и неприятный, режущий уши скрип металла. Машина вдруг странно покачнулась, скользнув по льду на метр вперед так, что пнула меня под зад, и я от неожиданности и вдруг накатившего страха подпрыгнула на месте, отскакивая от неё в сторону. 
И тогда мои глаза всё-таки разошлись по швам, поскольку прямо на крыше моего чёрно-серого внедорожника лежал огромный белый медведь. 
Белый! Медведь! В Зеленограде.
Не привыкшая к таким потрясениям и череде потрясающих до глубины души проблем, я почувствовала, как сознание начинает медленно уплывать. Свет фар внезапно стал тускнеть, а снег, плотно обхватывающий мои ступни, будто потеплел. И прежде, чем мои глаза закрылись, я вдруг услышала прямо над собой тяжелый вздох и низкий тихий приятный голос:
– Да уж, поторопился я как-то. 



Лия Джонсон

Отредактировано: 09.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться