Не спасайте, девоньки, сомнительных мужчин

Размер шрифта: - +

Глава 5

После встречи с Коди я стала просыпаться исключительно в экстренном положении.
В этот раз я открыла глаза хоть и не на морозе, лежа на заднем сидении машины, что застыла около жуткой темной лесополосы, но тоже не особо приятно. Сквозь сон до меня внезапно стал доноситься глухой тяжелый стук и странное низкое рычание, от которого волосы дыбом становились.
Я что, помимо иностранного спортсмена, ещё и какое-то дикое животное случайно притащила?
Распахнув глаза, я рывком села и растерянно осмотрела место своего ночлега. Ещё сонный мозг очень долго переваривал произошедшие накануне события, сначала, анализируя то, почему я не в своей кровати, затем пытаясь вспомнить, что мою бедную тушу так резко выдернуло из теплого сладкого сна. 
Входные двери сотряслись от серии оглушительных ударов, и я испуганно подскочила на диване, с широко распахнутыми глазами подтягивая к себе плед, словно этот мягкий кусочек ткани может меня защитить от всех на свете бед и дать ответы на все существующие вопросы. С той же стороны послышалось странное жуткое рычание, и то, что из-за стены мне ничего не было видно, нервировало ещё больше.
Но я не буду собой, если позволю себе отсиживаться, пока в моей квартире творится черти что! Потому, собирая всю свою храбрость, я медленно слезла с дивана, едва не падая из-за ног, запутавшихся в пледе, и тихо потопала в сторону прихожей. Интересно, где же Коди? Может, меня уже давно обокрали и тихонько смылись, а глупая я тут волнуюсь, куда он пропал? А может он снова голый бегал по улице, и это сейчас вызванная возмущенными соседями полиция стучит в мою дверь? Или может это вообще он и стучит, дверь-то у меня сама закрывается, только в таком случае, зачем он выходил? 
В общем, я была готова к какому-угодно повороту, но не к тому, что, обойдя стену, я обнаружу и Коди, и шумящую дверь вместе. Только первый отчего-то выглядел, как озверевший дикарь, а вторая приглушала смутно знакомый скрипящий голос.
Обнаженная сгорбившаяся напряженная спина мужчины выглядела превосходно со своей завораживающей игрой упругих мышц, и я бы, несомненно, с удовольствием ею полюбовалась подольше. Если бы ситуация не была такой странной и напрягающей до коликов в позвоночнике. Блондин стоял прямо у двери, почти утыкаясь в неё лбом, его голова была низко опущена, а сильные руки сложены по бокам от тела в кулаки. Он нависал над входом мрачной тучей, выглядя так, словно готов сражаться с каким-то чудовищем, не меньше. А из груди вырывались громкие хрипы и низкое животное рычание, какого, клянусь своими вставшими дыбом волосками на заднице, я в жизни не слышала. По крайней мере, от человека.
Хоть я чисто инстинктивно мужчину всё ещё почему-то не боялась, но подойти всё равно не могла решиться. Вынудила я себя это сделать, лишь когда разобрала знакомое ворчание соседа по ту сторону.
На секунду забывшись, я фыркнула и сложила руки на груди. Геннадий был тем типом соседей, от которых покоя нет ни днем, ни ночью. Типичный русский диванный критик и маменькин сынок. Только маменьке уже почти шестьдесят, хочется нянчить внуков и помогать невестке осваивать навыки высшей кухни, обретаемые лишь с опытом. Но всё, что получила бедная тётя Вера — это жирная свиная морда на облезшем диване, пьяные завывания и драки и полное пренебрежение. В свои тридцать пять наш Гена спился до такой ручки, что выглядел уже, наверное, даже старше своей матери. А ещё мне не повезло быть единственной молодой девушкой в этой пятиэтажке, к которой, разумеется, без устали докапывались вот такие вот Гены. И, казалось бы, тихий приличный район… Ага, в России-матушке таких не бывает.
Интересно, что у него стряслось в этот раз? Белочка именно в мою квартиру заскочила? Закончилась соль, которой он никогда и не пользовался? Опять мой кот чем-то не угодил? Бедный Пуся, кстати, настрадался от Геннадия больше всех. С месяц назад мне удалось выбить своего кота лишь тяжелой артиллерией: шваброй, метлой и сковородой. В очередной раз напившись до свинячьего визга, этот обалдуй вдруг решил, что Пушок похож на его покойного Снежка и настойчиво стал следовать за несчастным животным прямо на четвереньках аж до моей квартиры. Тогда такая драма вырисовалась, что всё здание стояло на ушах. Со шваброй в одной руке и сковородой в другой, мне пришлось выпихивать орущего «Мой верный друг, моя кровиночка! Разлучают! Алиска, проклятая ты ведьма, украла моего кота!» Геннадия до самого первого этажа. Потом ещё три часа доказывала полиции, что это действительно моё животное.
В общем, у нас с Пушком сосед вызывал исключительно негативные эмоции. И помимо нежелания очередных шумных разборок, мне ещё было ужасно неловко перед Коди. Я ж со стыда помру, если это чудо сейчас снова что-то учудит! Это ж что обо мне подумается!
Одновременно бледнея и краснея от такой перспективы, я поспешно вскочила прямо перед мужчиной, прислоняясь к двери спиной так, чтобы никто не вошел и не вышел. На секунду мне показалось, что черты лица моего спортсмена уж больно странно исказились… как-то по-животному, что ли. Но до того, как я начала вглядываться, а мой мозг успел забить тревогу, всё внезапно встало на круги своя. Блондин вскинул свою светлую голову и, хоть и смотрел уж очень недобро, ничего такого страшного с его красивым мужественным лицом не произошло.
Встряхивая головой, я вздохнула и нервно улыбнулась. Не выспалась, что ли? 
– Доброе утро! – Бодро воскликнула я, привычно сверкая всеми тридцати двумя. – А ты чего здесь стоишь?
Мужчина продолжал хмуриться, и хоть его взгляд немного смягчился при моем появлении, настроенным на позитив он уж точно не выглядел.
До того, как Коди ответил, дверь внезапно снова сотряслась. Расширяя глаза, я тихо пискнула и уперлась босыми ступнями в линолеум, чтобы удержать весь этот беспредел за передами моей квартиры.
– Алллиссса! Ааааткрывввай! – Пьяно горланил Гена, ревя как мартовский кот.
Где-то сверху снова послышалось низкое угрожающее рычание, и, вздрогнув, я прекратила взглядом умолять дверь выдержать это испытание и вернула внимание своему временному сожителю. Мужчина снова выглядел так, словно собирался задушить голыми руками самого Дьявола.
– Ты это чего? – Пискнула я, улыбаясь уже не так широко и бодро. – Это ж Генка! Сейчас он покричит, побуянит и уйдет. А может вообще прямо там, на лестнице, и уснет. Делов-то! Не на что тут время тратить! Лучше пойдем завтракать! Ой, а ты любишь блин…
– Алиса, отойди.
Моё бессвязное эмоциональное лепетание прервало короткое низкое предупреждение.
Сглатывая, я мельком изучила позицию и выражение блондина и мотнула головой. Что ж, ситуация из разряда «очень критично, хватаем тапки, кота и уматываем отсюдова». Но, так как мини-злодеем в этой истории мне был уже не чужой человек (когда только успел — это мы обдумаем в следующей серии), бежать никуда я не собиралась, да и не могла! Во-первых, не хотелось лишать бедную тётю Веру хоть и ужасного, но всё же сына, а, во-вторых, нельзя было позволить Коди встревать в ситуации, исход которых может закончиться беседой с полицией. Ни документов, ни вещей, ни какого-либо имущества. Да нас обоих запрут! В соседних камерах! Тут же что-угодно можно придумать! Я ещё и с корпоратива пораньше вернулась — то есть, никакого алиби! А вдруг он какой-нибудь преступник, а я его куратор, получивший с этого немалую долю? Или вдруг мы перевозим что-нибудь запрещенное, например, в том же бедном коте? А может мы вообще грабители, и сидим тут наполовину без документов, дожидаясь брата Коди, чтобы сбежать отсюда поскорее? Они вообще могут ещё и Адриана с Юлей сюда приплести! 
От такой версии я побледнела ещё сильнее и снова мотнула головой. 
– Коди, давай…
– Алиса, он мне не нравится. Отойди.
Сначала я занервничала, осознавая, что мужчина сейчас в режиме бульдозера и его никак не переубедить, а потом вдруг вспыхнула непривычным мне раздражением.
– Знаешь, что? Мне может тоже много чего не нравится! Твоё выражение, например, мне сейчас очень не нравится! Но я же не набрасываюсь на тебя! Хотя очень хочется. – Буркнула я, складывая руки на груди.
Блондин удивился моей реакции, и это, наконец, немного отвлекло его от возможной катастрофы. Выравнивая спину, он перестал сурово нависать надо мной смертоносным воином и вдруг с любопытством стал внимательно разглядывать мою фигуру. Медово-карие глаза вспыхнули уже знакомым игривым блеском, а тёмно-коричневые брови забавно выгнулись.
– Ты маленькая и намного слабее мед… наших женщин. Но можешь попытаться. Обещаю немного подыграть. – Настроение Коди вдруг понеслось в абсолютно другом направлении, и теперь он выглядел полностью готовым пофлиртовать и позабавляться.
А вот моё настроение превратилось в огромную мрачную тучу. И его слова очень серьезно этому поспособствовали. 
– Вот и надо было сидеть там, среди своих распрекрасных сильных женщин, тогда и проблем бы сейчас никаких не было! И вообще, когда я возьму свою сковороду, тебе так больше не покажется! – Возмутилась я и прислушалась к происходящему за дверью.
Благо, Геннадий сегодня был настроен не так воинственно, как обычно, и оттуда доносилась только умиротворяющая тишина. А потому, вскидывая подбородок, я прошла мимо мужчины и с гордо расправленными плечами понеслась на кухню.
Смотри-ка! Он меня тут ещё будет критиковать! Прыгнул голым мне под машину, завалился в мой джип с огромным стартовым пакетом трудноразрешимых проблем, поселил свой зад в мою квартиру и сидит рассказывает мне преимущества их женщин! Конечно, половина вышеперечисленного натянута за уши, и я в любом случае бы ему помогла, потому что так воспитана, но это неважно. Их женщины сильнее! Ну надо же! Он ещё мои великие битвы с пьяным Геннадием и Петровичем не видел. 
Зловеще хмыкая, я хмуро смотрела на то, как только что выгруженные в сковороду яйца расплываются в такую же хмурую гримасу, как и у меня сейчас. 
– Серьезно? – Вдруг чересчур довольно протянул голос почти у меня над ухом.
От неожиданности я подпрыгнула и схватилась за сердце.
– Что серьезно? – Буркнула и снова сложила руки на груди.
Мой настрой и положение перешли в режим «не подходи ко мне, я обиделась».
– Это сейчас была ревность? – Уже над другим ухом ещё слаще протянул Коди.
Поперхнувшись воздухом, я уставилась на него как на сумасшедшего, но голос предательски повысился и стал тоньше. 
– Что?? Да я тебя один день знаю! Какая ревность?? Я просто возмущена!
– Правда? – Снова протянул мужчина и встал рядом со мной, упираясь левым бедром о посудомоечную машину.
– Правда!
Его тон и испытующий веселящийся взгляд серьезно действовали на нервы, вынуждая меня смущенно прятать за спутанными после сна рыжими прядями волос. Я вдруг задумалась о том, как потрепанно, должно быть, сейчас выгляжу и смутилась ещё сильнее.
– И что же тебя так задело?
– Я не слабая!
– Нет, не слабая. – Спортсмен вдруг замялся и смягчился. – Просто женщинам в нашем поселении приходится много физически тяжело работать. Это… невольно укрепляет.  
– Поселении? – Изгибая бровь, спросила я, стараясь не выдавать ту бурю эмоций внутри. 
– Я имел в виду, городе. – Быстро, слишком быстро исправился мужчина.
– В прошлый раз ты тоже говорил «поселение». Почему именно оно? Звучит… странно. Разве в городах существуют поселения? Это немного… нецивилизованно. 
Я подозрительно на него покосилась и вздрогнула, нервно сглатывая, когда он внезапно сощурил глаза и приблизился, нависая надо мной. Его ноздри затрепетали, когда мужчина опасно низко склонился к моей шее и глубоко вздохнул. От чего-то это действие ужасно сильно меня взволновало, и я до боли в пояснице вжалась в кухонную стойку. Сердце в груди заметалось, как бешеное, посылая розовые облака прямо в мозг.
Ой, мамочки! Кажется, я серьезно попала! Всё-таки, видимо, придется по его отъезду запасаться десятками упаковок салфеток.
– Ты замечательно пахнешь, рыжий медвежонок.
Слишком сильно взволнованная своими ощущениями, я не смогла найти ни единого слова, чтобы как-то прокомментировать его реплику и обращение. Большое горячее тело Коди почти нигде со мной не соприкасалось, но такого близкого положения и этих странных обнюхиваний хватало, чтобы подгибались колени. Сильные руки по обе стороны от меня заключили меня в сладкую клетку, но ничего лишнего себе не позволяли, и это бережное отношение покорило меня ещё больше.
Боже, его было так много!
– Ты лучше наших женщин, Алиса, верь мне. Ты… просто ты… не они. – Со странной интонацией произнес мужчина так, словно это должно было всё объяснить.
Но я всё равно никак не могла расшифровать этот загадочный посыл. Что-то он скрывал, недоговаривал. А ещё, кажется, пытался до меня донести что-то очень важное и тайное. И мне так сильно хотелось узнать, что я в отчаянии подалась вперед, нерешительно прижимаясь к нему, но решительно впиваясь вопросительным взглядом в медово-карие глаза.
– Ты недоговариваешь. Я… чувствую. Скажи мне? – Умоляюще прошептала я, наслаждаясь его близостью.
– Как бы я хотел, чтобы всё было так просто. – Прохрипел Коди и мягко обхватил моё лицо большими ладонями, вдруг странно усмехнувшись. – У Адриана с этим как-то попроще получилось.
– Что ты имеешь в виду?
Мужчина покачал головой, продолжая разглядывать меня с тёплым блеском в глазах. Его кадык дернулся, а взгляд вдруг остановился на моих губах, после чего он стал медленно склоняться ниже. 
Я была уверена, что ещё немного, и моё сердце вылетит прямо через глотку — так сильно оно стучало. Никогда никто не действовал на меня так мощно, никогда. И это одновременно завораживало и пугало. Нас связывала какая-то незримая, почти сказочная нить — очень тёплая и сильная, но абсолютно непонятная по своему происхождению. И этой связи было просто невозможно сопротивляться. 
Просто такое случается — люди с разных уголков мира рождаются под одной звездой, а если им повезет встретиться, они уже не могут больше держаться друг от друга вдали. Я верю в это. И очень надеюсь, что его ощущения так же сильны, как и мои.
Когда горячее дыхание опалило моё лицо, а первый заряд от соприкосновения мягких губ растекся по венам беспощадной лавой, внезапно раздался резкий звонкий писк. 
Вздрогнув, я подскочила на месте и растерянно уставилась на вопящий мобильник на столе. От чего-то не в силах взглянуть Коди в глаза, я на негнущихся ногах метнулась к телефону и подняла трубку, сбегая в другую комнату. 
К черту эту яичницу! Если она не сгорела от той бури между нами, то не сгорит и от плиты! 



Лия Джонсон

Отредактировано: 20.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться