Не так

Не так

Где-то кони пляшут в такт

Нехотя и плавно.

Вдоль дорoги все не так,

A в конце – подавно.

В. Высоцкий

 

В жизни каждого человека наступает момент, когда он понимает: что-то не так, что-то неправильно. То, что радовало раньше, утрачивает свою ценность. А нового, важного, еще нет, оно не наросло, не родилось, не сложилось…

Наступил такой момент и у Тони Кузиной. Тоне было тридцать лет, и жизнь ее была внешне совершенно благополучна: хороший муж, исправно приносящий в семью деньги, двое детей, мальчики восьми и четырех лет, необременительная работа документоведа на полставки.

Все было нормально, ровно, гладко… и в то же время все было совершенно не так.

Самое главное - она больше не чувствовала себя нужной. Вернее, чувствовала, но только в прикладном, бытовом смысле. Приготовить, постирать, собрать в школу и сад, отвести на футбол, забрать с футбола, сходить к стоматологу, подержать мелкого, пока он орет, успокоить… все.

Это была ее обычная жизнь, обычный график, ее функционал… так она жила много лет. Вот только как-то незаметно, постепенно что-то важное из этого ушло.

Содержание.

Смысл.

База.

Со стороны мужа она давно не чувствовала не только любви, внимания и поддержки, но даже элементарного интереса. Иди куда хочешь, делай что хочешь, только не забудь пристроить детей, маме или кому угодно, потому что сидеть с ними Стас, муж, естественно, не желал. В свое свободное время он предпочитал отдыхать, а не заниматься отпрысками.

Дети? Тоня любила детей.

Вот только любила она их уже как-то не так.

Не так!

Не так, как раньше, когда она часами сидела на детских сайтах, погружаясь в темы прикорма, грудного вскармливания и оздоровительного массажа.

Не так, как когда она с удовольствием катала по парку коляску со своим первенцем, обмениваясь опытом с другими мамочками.

Не так, как когда, волнуясь и радуясь, она бежала на первый утренник старшего сына.

Это было первое, это было новое. Это прошло.

Сейчас она безумно радовалась тому, что не родила третьего. В первоначальном материнском угаре ей хотелось. Дайте мне таких десять, чем больше, тем лучше! Теперь она покрывалась холодным потом при этой мысли. Если всего с двумя детьми столько проблем и занятий, что же там, где их больше?

Как живут люди, у которых пятеро, шестеро? Они вообще не думают о себе? Никогда?

Тоня не понимала.

Она вообще уже ничего не понимала… А спросить было некого. Ее родители развелись, и она подозревала, по тем же причинам (ведь серьезных, неразрешимых проблем у них не было). У подруг, куда ни глянь, была та же картина.

 

«Дом. Работа.

Дом. Семья.

Солнце. Лето.

Снег. Зима».

 

Так и жизнь пройдет…

А хотелось чего-то другого.

Хотелось настоящего.

Ситуация усугублялась проблемами с учебой старшего сына. По глупости они отдали его в престижный математический лицей. Программа там была сложной, и ребенок справлялся с ней с трудом. Стас, когда-то бывший отличником, был явно разочарован. Почему сын хуже отца? Что с ним не так? Кто виноват?

Виноватый отыскался быстро.

Это ведь Тоня за все отвечала, это Тоня делала с ребенком уроки. Если тот чего-то не понимает, значит она плохо объясняет. Она не умеет его научить…

Все было банально, пошло, отвратительно в своей избитости.

Но что же делать? Где был выход?

Порой Тоне казалось, что она бьется любом о стеклянную стену… что этот брак не нужен никому кроме нее, эта семья нужна только ей…

Может быть, так и было на самом деле?

Первый звоночек прозвенел, когда она поймала себя на том, что зависла в магазине у витрины с коктейлями. Желание выпить не посещало ее много лет. Но тут… оно стало настойчивым, регулярным.

Ей хотелось забыться, уйти.

В тот первый раз она посмотрела на корзины покупателей и обомлела, увидев, сколько там алкоголя. Это была суббота.

Очевидно, не она одна думала снять стресс подобным способом.

Тоня купила себе тот коктейль, купила еще... Но она чувствовала, что это не туда, это не приведет ни к чему хорошему. 

Старший плакал над тетрадками, младший болел, муж не замечал ее в упор. Тоня все чаще чувствовала себя сотрудником call-центра: ее просто никто не слушал. Или кондуктором, который просит оплатить проезд. Показал ему проездной и едешь дальше, думаешь о своем. А что он там говорит, надрывается – не твое дело.

А хотелось другого. Хотелось нормального.

Тоня попробовала поговорить об этом с ближайшей подругой, Машкой, но та, кажется, даже не поняла, о чем речь.

- И что тебе надо? Ну, работает мужик и что? И чем бы он тебе помог… Ты уже жена, не девушка, ты в другом статусе. Занимайся детьми и не думай о всякой ерунде.

Но Тоне больше не хотелось заниматься детьми.

Вернее, она готова была по-прежнему все для них делать, ведь это был ее долг, ее обязанность… вот только в этом уже не было души, прежней страсти.

Она и сама не заметила, как начала худеть. Это было даже не осознанное решение, это был инстинкт. Стремление нравиться, неискоренимое в любой женщине…

Записалась на фитнес, сделала хороший маникюр… и однажды, глядя в зеркало, обнаружила, что не так уж много отделяет ее от той девушки, которой она была десять лет назад.

Да, она была привлекательна… все еще… вполне…

И примеряя короткую юбку и сапоги на высоком каблуке, Тоня не думала о том, для чего все это… и к чему это может привести.



Наталья Царева

Отредактировано: 12.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться