Не такая

Размер шрифта: - +

Глава 8.

 

Как бы там ни было, но Лесе все же надо было сегодня вернуться на ипподром. Когда луна спряталась она ушла, и совсем не ожидала, что там ее уже заждались. У входа в конюшню плакала Лариса, уткнувшись в плечо Оксаны Максимовны. Заметив девушку, она всхлипнула и зашептала на ухо матери:

– Это она. Из-за нее все случилось. Я ее ненавижу.

Леся пригнула голову, скрывая лицо. Несправедливое обвинение Ларисы обидело ее.

– Ты на ее волосы посмотри, – продолжала причитать девушка. – Патлатая, как ведьма. И ее пихают на мое место? Мам, скажи папе, что я не хочу, чтоб она тут работала.

– Я обязательно поговорю с ним, – кивнула женщина.

Леся прижала ладонями волосы и метнулась в конюшню. Она совсем забыла, что бандана осталась в ее комнате. Благо, тут было темновато, но зато находился Степанович. Он ходил взад-вперед и бурчал себе под нос, а подняв голову при шуме, подпрыгнул.

– Катерина, все в порядке? Как плечо?

– Что происходит, Степанович? – спросила обеспокоенно девушка.

– Много чего, – он поднял голову к потолку. – Лариса в очередной раз сымпровизировала, и это закончилось плачевно.

Степанович кивнул, чтоб Леся заглянула в стойло позади него. В нем на боку лежал Красавец, а его лодыжка на передней ноге распухла.

– Он растянул сухожилия, а в этом селе нет ни одного ветеринара, – объяснил конюх. ­– Теперь без понятия, что дальше будет. Роману Никитовичу уже сообщили, но он будет только завтра.

Леся присела рядом с конем.

– Больно? – она заглянула к нему в глаза. – Не волнуйся, сейчас тебя вылечим.

– Он приказал привести врача, ­– продолжал тем временем Степанович. – И как это так, чтоб животное лечил хирург? Он ничегошеньки не соображает в животных!

– Степанович, – позвала Леся конюха. – Принесите кипяток и бинт.

Конюх опешил.

– А ты справишься? – засомневался он. – Мне не нужны проблемы.

– Я могу. Не впервой.

Степанович с минуту постоял, но потом кивнул и ушел. Спустя несколько минут девушка распаривала литья. Она тихо разговаривала с конем, успокаивала. Выложив листья на опухшую лодыжку и перетянула эластичным бинтом.

– Эта трава снимет опухоль, но ему придется надолго отказаться от езды, – пояснила она конюху.

Леся перевела на него взгляд. Тот пристально всматривался в ее лицо, и она поняла. Он увидел ее рог! Быстро подорвавшись, она метнулась прочь в свою комнату и натянула бандану по самые брови, надеясь что Степанович не успел заметить ее уши под пышными волосами. Но тут в дверь постучали. Она побоялась открывать, поэтому конюх осторожно зашел сам.

– Катерина, – спокойно заговорил он. ­– Не беспокойся по этому поводу.

Леся нагнула голову так, что волосы густой копной упали на щеки.

– Не ожидал, что у тебя там… Теперь я знаю, почему ты носила эту тряпку все это время.

Он подошел и слегка приобнял ее за плечи.

– Что за случай оставил тебе этот шрам?

– Так получилось, – ответила Леся надеясь, что он не станет расспрашивать дальше.

– Не хочешь поделиться?

Девушка покачала головой.

– Ну… ладно.

Степанович долго смотрел на девушку, а та задумчиво хмурилась.

– Зачем опять ее одела? Тебе было лучше без нее. Я наконец увидел, какая ты милая. А подрастешь, то станешь настоящей красавицей. Все будет у тебя прекрасно. И спасибо за коня. Выручила.

Он слегка сжал ее плечи, ободряюще погладил по голове и ушел. Леся открыла шкаф, стянула бандану и задумчиво всмотрелась в отражение. Худощавая, загоревшая девушка в поношенной одежде не создавала впечатления будущей красавицы. Волосы уже отросли до плеч и краска с них частично смылась оставив темно-серый цвет. Теперь она походила на поседевшего раньше времени подростка. Единственное живое в ее внешности – это глаза. Чуть загнутые вверх, большие и зеленые. Собрав волосы на затылке, Леся открыла, так не похожие на обычные, уши. Раздраженно сдвинув брови, уши тоже пошевелились и прижались к голове – совсем как у лошадей. Расстроено отпустив волосы они тотчас курчавой копной скрыли их, оставив только два приметных бугорка. Зло фыркнув, Леся отвернулась. Степанович ошибается, если она и будет красавицей, то только не в этой жизни.

Ночевала Леся, как и обещала, с Феей у пещеры. Давно она так не отдыхала. Жаль, луна встала только в семь утра.

«Ты думаешь идти на ипподром?» ­– спросила Фея утром.

– Я решила устроить себе выходной, ­– улыбнулась девушка. ­– Я его честно заслужила.

«Мельнихову это не понравится», ­– предупредила лошадка.

– Он редко заходит. Думаю, ничего не случится там без меня. В конце концов, я не незаменимая.

Фея неопределенно махнула мордой.

– Ух, Фея, ­– Леся поднялась с помятой травы. ­– Я хочу побыть под луной. Целую неделю я не могла этого сделать. Дай хоть сейчас расслабиться. Я лучше побегу погуляю.

Леся взмахнула призрачными волосами и растаяла в лесу. Лошадка склонила морду. Нога уже перестала ныть, так что до захода луны рана должны затянуться.

Тем временем Леся бежала к озеру. Не снижая скорости, она прыгнула, нырнув аж посредине, и сразу всплыла. Ее заостренные ушки пригнулись, и она вновь нырнула. Озеро, на удивление, очень глубокое. Еще ни разу Леся не сумела доплыть до дна. Проплыв пару раз от края до края, встретив пару стаек рыбок, она выглянула на поверхность. С восходом луны приходят новые силы и радость. Она без устали может плясать под лунный оркестр. Но больше всего у нее просыпается ребячество. Ей хочется без перерыва веселиться, смеяться, шутить. Как это хорошо!



Мия Мия

Отредактировано: 19.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: