Не такая, как все

1

Я не могу здесь оставаться.

Внезапное осознание приходит ко мне яркой вспышкой, когда я в очередной раз вынуждена кисло улыбнуться неприятному типу, парню из параллельной группы по имени Тимур, все еще не оставляющему попыток увлечь меня к себе на колени.

- Да ладно тебе, Ленусик, ну что ты как не родная? – и снова за руку меня тянет, я же с трудом проглатываю рвущуюся с языка грубость, аккуратно высвобождая свою ладонь.

Как я здесь оказалась? Что я вообще забыла в этой шумной компании, среди людей, из которых знаю только нескольких своих одногруппников? Приятельница из группы позвала меня встретить Новый год вместе с ее друзьями, обещая веселый праздник, и я зачем-то согласилась, решив, что это лучше, чем по обыкновению запереться в пустой квартире и грустно пить шампанское в полном одиночестве. В этом городе у меня никого нет, домой, к родителям, я уехать не успела, поэтому ее предложение пришлось кстати. В волшебную новогоднюю ночь, когда все вокруг собираются теплыми компаниями и весело отмечают всеобщий праздник, мне не хотелось оставаться одной. Я думала, что хотя бы раз в жизни смогу быть, как все, забуду о своих заморочках, развеюсь с ребятами, проведу незабываемый Новый год, но вместо этого чувствую растущую потребность убраться из этой квартиры, от этих шумных людей, для которых я странная и чужая. Очень быстро выяснилось, что я не вписываюсь в их компанию, не понимаю намеков и скабрезных шуток в свой адрес и не могу разделить с ними видение того, каким должен быть настоящий праздник.

На часах без двадцати двенадцать, из большой комнаты, в которой накрыли стол, раздаются громкие пьяные крики и раскатистый смех, а я сижу на тесной кухне, заваленной грязной посудой и мусором после грандиозной готовки, тоскливо смотрю за стекло, покрытое ледяным узором, и думаю о том, какая же я дура, если всерьез полагала, что смогу справиться с собой и быть такой же, как они.

- Ленуся, - вздрагиваю, когда на мое плечо ложится тяжелая ладонь Тимура, из-за которого я и ушла в другую комнату. – Ты чего здесь спряталась, красотка? Меня ждешь?

- Нет, я… искала чистые бокалы. Возвращайся к остальным, я сейчас приду, - поморщившись от стойкого запаха алкоголя, пытаюсь отделаться от назойливого парня, но он уже порядком накачался и будто бы вовсе меня не слышит.

- Ты такая классная… - вновь дыхнув зловонным запахом, Тимур настойчиво тянет меня к себе, и я на секунду теряю контроль, смотрю на него с нескрываемой злобой, все еще надеясь обойтись без грубости:

- Прекрати.

- Да ладно тебе, я же вижу, как ты на меня смотришь.

- Серьезно? – такая самоуверенность просто поражает.

- Слушай… сколько там времени? – мутными глазами он смотрит за мою спину, туда, где находятся круглые настенные часы, с трудом фокусирует взгляд на стрелке и улыбается в неясном предвкушении. – Еще двадцать минут всем будет плевать, как насчет сделать друг другу приятно?

Вот это да, надо же, какой придурок.

Мрачно поджав губы, я решаю, что отвечать на такое ниже моего достоинства, пытаюсь обойти нахала, чтобы вернуться к остальной компании, но Тимур больно хватает меня за руку, вынудив прекратить движение:

- Да чего ты, Лен? Делов-то на пару…

- Отцепись от меня, - буквально выплевываю ему в лицо, свободной ладонью расцепляя его сжавшиеся пальцы. – Ты за вечер меня достал.

- Так уж и достал?

- Смертельно.

Я не успеваю ничего сообразить, как Тимур, нахмурившись, резко вжимает меня в стену и нависает надо мной, ведя ладонью вдоль моего плеча. Склонившись ближе к моему лицу, опаляет мерзким алкогольным запахом, даже не замечая, как сильно меня от него воротит. Пытается поймать мои губы своими, и я, скривившись от отвращения, что было сил пинаю его в грудь обеими ладонями, высвобождаясь из неожиданной ловушки. Тимур отшатывается, машинально схватившись за край кухонной тумбы и скинув с нее грязную кружку. Под оглушительный звон бьющегося стекла чувствую, что это предел моего безграничного терпения. Я не стану встречать Новый год с этими людьми. Пока пьяный придурок не успел прийти в себя и сделать еще какую-нибудь глупость, я быстрым шагом направляюсь в прихожую, натягиваю сапоги, спешно набрасываю на шею длинный вязаный шарф, влезаю в пальто, хватаю сумку и пулей вылетаю на лестничную клетку, даже не застегнув пуговицы. В подъезде темно и очень холодно, но это не имеет никакого значения. Стремясь оказаться как можно дальше от этого места и неприятной компании, иду куда-то вперед по пустынной улице, вслушиваясь в скрип снега под своими ногами. До Нового года остается каких-то пятнадцать минут. Мысленно ругаю себя, и в то же время испытываю знакомую жалость к этой девочке, которая никогда не умела сходиться с людьми. Я всеми силами пыталась избежать привычного одиночества, но оно победило, и теперь я брожу одна посреди заснеженной улицы, пряча руки в карманы и натянув на голову капюшон за неимением шапки, не зная, что мне теперь делать. Вернуться в чужую квартиру, извиниться за поспешное бегство и притвориться, что все просто прекрасно? Отправиться домой?

Я так и не могу ничего решить, плетусь вдоль переливающейся огнями улицы по нечищеному тротуару, увязая в снегу и ежась от холода, пробирающего даже сквозь теплое пальто. Впереди слышу звуки новогодней музыки, которые постепенно становятся громче, оглядываюсь и с легким удивлением понимаю, что нахожусь совсем рядом с городской площадью. Вот где собрались все, кто не желал встречать праздник дома, с традиционным набором салатов на столе и речью Президента по телевизору. Массовые народные гуляния, где никто никого не знает, вот, что мне сейчас нужно. Толпа праздных горожан развеет тягостную пустоту вокруг меня, а всеобщее веселье, звон наполненных бокалов и радостный детский смех создадут желанную иллюзию того, что в эту праздничную ночь я вовсе не одинока.



Юлия Амусина

Отредактировано: 30.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться