Не такая, как все

3

- У меня, кстати, термос с горячим чаем есть, - сообщает мой спутник. – Или, если хочешь, вон там, ближе к новогодней ели, разливают бесплатное шампанское всем желающим.

- Спасибо, я уже начинаю согреваться.

- Ну смотри… Ты и под пальто, оказывается, совсем плохо одета, - он с недовольством качает головой, в самом деле становясь похожим на заботливого деда, трясущегося над неразумной внучкой.

- Я просто не думала, что придется провести всю ночь на улице, - отвечаю машинально и резко осекаюсь, вспомнив о том, что рассказывала ему ранее.

- Тебя друзья не хватятся? – улыбается внимательный дед. – Может, позвонишь им, сообщишь, что с тобой все в порядке?

- Да им все равно, - вздыхаю тихо, поправляя на себе шарф.

- Снегурочка! Смотри, смотри, это Снегурочка! Мама, можно я сфотографируюсь со Снегурочкой?

Мы с дедом синхронно оборачиваемся на звонкий детский голос, а рядом с нами уже стоит маленькая девчушка в шапке с пушистым помпоном, из-под которой выглядывают две светлые косички, переплетенные синими лентами.

- Сейчас узнаем, детка, - отвечает за маму папа, вместе с дочкой приблизившийся к нашей новоявленной паре.

- Почему только со Снегурочкой? А с дедушкой не хочешь сфотографироваться? – скрипучим голосом интересуется «мой» дед, присаживаясь рядом с ребенком. Девочка смотрит на него скептически:

- А у тебя борода настоящая?

- Еще бы! Хочешь потрогать?

В ответ на его предложение девочка кивает и, стащив рукавичку, неуверенно щупает реквизит маленькими пальчиками.

- У тебя такая длинная борода…

- Самая длинная во всем ледяном королевстве! – самодовольно изрекает дед Мороз, горделиво вскидывая подбородок.

- Хочу! – решает девочка, оборачиваясь к родителям. – Хочу с ними сфотографироваться!

После того, как мы, вдоволь попозировав на камеру, прощаемся с очередным счастливым семейством, дед все-таки достает свой термос, и вскоре мы прихлебываем горячий чай, с удобством расположившись на колесе кареты. Оно вмещает нас обоих. Мы сидим, тесно прижавшись друг к другу плечом к плечу, и я, чувствуя тепло своего случайного спутника, передающееся мне даже сквозь толстые слои одежды, с изумлением понимаю, что мне с ним очень комфортно. Я не знаю имени этого человека, не знаю даже, как он выглядит и сколько ему лет, но мне совсем не хочется держать с ним дистанцию, как это обычно происходит. Странным образом он располагает меня к себе, не вызывая и тени настороженности.

- Так что там с твоими друзьями? – пользуясь короткой передышкой, спрашивает дед, и я, оторвавшись от шоколадной конфеты, которой он меня все-таки угостил, неожиданно для себя самой пожимаю плечами:

- Если честно, нет никаких друзей… В смысле, я собиралась встретить праздник вместе с одной своей хорошей знакомой и ее приятелями, но… разочаровалась в компании и сбежала оттуда за пятнадцать минут до Нового года. Я и сюда пришла только потому, что больше, вроде как, некуда идти. Дома никого, а праздник только начался… Глупо, правда?

- Нет, Снегурка. В нашем городе так много хороших людей, глупо без всякой причины пересиливать себя, оставаясь с теми, кто тебе не нравится.

- Дело даже не столько в этих ребятах, сколько во мне. Не знаю, заметил ли ты, но я совсем не компанейский человек. Скучная и… нелюдимая, всегда такой была, с самого детства. Родители рассказывали, что детском саду я очень долго пряталась от других детей под столом у воспитателя. Вот кого ты выбрал себе в помощницы, - усмехаюсь невесело, опустив взгляд на свои ладони, сжимающие термокружку.

- Ну, для меня это не показатель, - хмыкает дед Мороз, делая глоток горячего чая. – Впрочем, если тебе вдруг осточертеет моя компания, я могу дать тебе ключи от кареты, спрячешься внутри.

- Очень смешно!

- Да ладно… - он несильно толкает меня плечом, предлагая не принимать всерьез свою болтовню.

- Ну, а ты? – спрашиваю спустя пару минут нерушимого молчания, решив тоже что-нибудь о нем узнать. – Ты ведь мог бы встретить Новый год в тепле, за праздничным столом, с друзьями или с семьей, разве нет?

- Мог бы, ага.

- У тебя наверняка много друзей, - говорю с уверенностью, ничуть не сомневаясь, что так оно и есть.

- Вообще-то, да. Иногда мне кажется, что друзей у меня даже чересчур много, - смеется. – Я люблю общаться с людьми, люблю узнавать от них что-то новое, люблю, когда всем радостно и хорошо, люблю создавать праздник, ведь если не ты сам, то кто сделает его за тебя? В общем, именно поэтому я здесь, а не в какой-нибудь узкой компании, где все быстро зальют глаза, половину вскоре вырубит, а вторая половина начнет орать песни и творить всякую бессознательную чушь.

- Теперь я понимаю… - тяну задумчиво и вновь утыкаюсь в кружку с горячим чаем.

Я наблюдаю за проворными детишками, которые оккупировали игровую площадку перед ледяным домиком и теперь восторженно рассматривают светящихся зверят. Ближе к новогодней ели расположилась высокая сцена, с которой без устали горланит заводной ведущий в длинном пальто, усеянном звездами. Запас имеющихся у него пожеланий для горожан кажется мне воистину неиссякаемым, и я, послушав немного, вновь начинаю приставать к своему примолкшему спутнику.



Юлия Амусина

Отредактировано: 30.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться