Не такая, как все

4

- Какие люди! Ты только посмотри, кто идет, - восклицает дед Мороз, за плечи разворачивая меня к приближающемуся человеку в костюме розовой свинки, который кажется необъятным из-за теплого наполнителя как спереди, так и сзади. – С Новым годом, символ!

- Дедуль, ты что это с места на место скачешь, как в лучшие годы? – мужским голосом откликается «поросенок», протягивая моему спутнику розовое «копытце», которое тот пожимает, из чего я делаю вывод, что эти двое знакомы.

- А это чтоб не замерзнуть, у меня же нет такого завидного брюха, как у тебя.

- Зато у тебя очень симпатичная внучка, - замечает «поросенок», переключившись на меня, я в ответ скромно улыбаюсь. – Хм… а Дана где?

- На корпоративе.

- Все-таки решила покинуть нас?

- Вроде того… Ладно, не страшно. Познакомься с моей Снегурочкой, - меняет тему дед Мороз, и «поросенок», вновь обернувшись ко мне, смешно расшаркивается:

- Разрешите представиться, Символ Года.

- Девочка из Лапландии, - в тон ему откликаюсь я, подавив желание потрогать его мягкий живот. - А почему розовый? Вроде как у нас символ года Желтый кабан, или я что-то путаю?

- Ну, какой был костюм в прокате, такой и натянул, мы не принципиальные, - пожимает плечами «поросенок», совсем не печалясь из-за несоответствия истинному символу. – К тому же, розовый нашим людям как-то ближе, а то пришлось бы разъяснять всем и каждому, почему у меня желтая шкура.

- Да, Димка, разъясняй лучше, почему она розовая, - ехидно смеется дед Мороз.

- Да ну вас, - машет «копытцем» Димка, делая вид, что обиделся, но от нас не уходит. Какое-то время мы втроем прогуливаемся по оживленной площади, разговаривая, изредка останавливаясь для того, чтобы сфотографироваться со всеми желающими. Смотрим новогоднее шоу на сцене, вклиниваемся в детский хоровод, танцуем с ребятишками, снова пересекаем площадь, обходя домики новогодней ярмарки. «Поросенок» все чаще поглядывает на мешок деда Мороза, усиленно раскручивая того хотя бы на шоколадку, но дед упрямится и требует авансом стишок. Тут-то и выясняется, что стишков Димка совсем не знает. Помучив его для порядка, дед все же сменяет гнев на милость и вручает своему приятелю цветную конфету.

Внезапно отделившись от нас, «Поросенок» становится за спинами двух темноволосых девушек, делающих селфи на фоне праздничной елки, незапланированно попадая к ним в кадр. Увидев на экране айфона розовую морду с пятачком, девушки смеются в голос. Не сразу услышав звонок своего телефона, машинально тянусь за ним, перевожу взгляд с весельчака Димки на экран, и улыбка на моих губах медленно тускнеет. Звонит моя одногруппница. Так и не придумав оправдания своему поспешному бегству с праздника, которое, кажется, перестало быть для нее секретом, подношу телефон к уху.

- Алло, Лен, а ты где? – тотчас слышу растерянный голос по ту сторону. - С нами же была… Ничего не понимаю. И Тима тебя ищет…

- Я… - замолкаю. Как назло, ценные мысли так и не лезут в голову. – Прости, мне нужно было срочно уйти.

- Уйти в новогоднюю ночь? Куда?!

- Ну… я помогаю деду Морозу. На площади, - добавляю с куда большей уверенностью, бросив взгляд на своего спутника, который смотрит на Димку, но, вне сомнения, прислушивается к моему голосу. – Прости, что не успела тебя предупредить.

- Лен, какому еще деду Морозу? Что ты болтаешь, пьяная совсем, что ли? Я тебя спрашиваю, ты куда делась?

Вдохнув поглубже, пытаюсь доходчиво объяснить ей, где именно нахожусь и что тут делаю, с каждой фразой все яснее сознавая, что она меня совсем не слышит.

- Извини, - в конце концов повторяю я, прежде чем отключить телефон.

Дед Мороз не задает вопросов, хотя если б он спросил про звонок, я бы рассказала ему все, как есть. Розовый «поросенок» ненавязчиво пристает к людям, продвигаясь все дальше в толпу, и вскоре совсем нас покидает, а мы решаем вернуться на исходное место и бредем обратно к карете. Холод вокруг нас становится все ощутимее, и я, помедлив, все-таки не могу отказать себе в удовольствии зацепиться за локоть своего спутника, против чего он вроде бы не возражает. Во всяком случае, никак не выражает словесно.

- Я только сейчас понял, что даже не знаю, как тебя зовут, - вдруг говорит мне дед Мороз, когда мы проходим мимо снежного домика, возле которого почти не осталось детей.

- Лена. А тебя?

- Андрей.

- Поразительно… - странно, но до этой секунды я даже не задумывалась о том, как его могут звать.

- Не идет мне это имя? – со смешком уточняет он.

- Неа. Тебе идет только «дед Мороз».

- Ну, я же не всегда в этом халате разгуливаю… - справедливо замечает мой спутник, как бы случайно сжав локтем мою ладонь. – В остальное время приходится быть просто Андреем.

Людей на площади становится все меньше, постепенно все расходятся кто куда. Мы с дедом Морозом снова сидим на вместительном колесе ледяной кареты, притиснувшись друг к другу для сохранения тепла, изредка перебрасываясь нейтральными репликами. Его изрядно похудевший мешок с конфетами лежит возле наших ног. Я откровенно клюю носом, с трудом удерживаясь от того, чтобы не положить голову на плечо своему спутнику и не закрыть глаза. Чувствую себя уставшей и дико хочу спать, но в то же время не желаю упустить ни единой минуты ускользающей новогодней ночи, поэтому как могу отгоняю от себя сон. Андрей, напротив, кажется мне очень бодрым. Не знаю, откуда в нем столько энергии, но я б даже не удивилась, если бы он сказал, что с площади отправится еще куда-нибудь, хотя бы на тот же корпоратив, что и его коллега.



Юлия Амусина

Отредактировано: 30.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться