Не торопись взрослеть

Размер шрифта: - +

Сильнее грома

 

Белая вспышка осветила комнату, мигнули за окном контуры терзаемых бурей деревьев. Альда зажмурилась, притянула одеяло к самому подбородку, но испуг не отпускал. Новый громовой раскат заставил её сжаться в кровати, такой близкий, оглушительный, он будто желал выбить стёкла из окон Оссорийского замка. Буря не унималась. Она разбудила Альду, и теперь той чудилось, что молнии бьют точно в шпили башенок, ещё немного, и каменные стены разобьёт паутинами трещин. За окном выло, надрывно, гулко, вода била в стекла градом камешков.

Альда вздохнула, медленно убрала одеяло от лица. Она уже взрослая и не должна бояться бури. Ей двенадцать, так почему же она трясётся неразумной крохой? Дрожащие руки затеребили растрепавшуюся после сна косу. Ей нет никакого дела до грозы. Толстые, прочные стены замка защитят её. Альда отвернулась от окна, но новая вспышка не заставила себя ждать: озарила комнату тысячей лун, явила тень сидящей на кровати Альды. Не выдержав, девочка зажала уши руками. Казалось, от грохота дрогнули стены. Она вскрикнула, спрыгнула с кровати и выбежала из комнаты.

Коридор освещали огоньки редких свеч. Глубокая ночь, обитатели замка спят. Но, возможно, кто-то так же испуган, как и она? Альда улыбнулась собственной глупости. Берни, Тони и Кэди пришли бы в восторг от ненастья, если бы не спали, измученные дневным испытанием конструкции для полёта. Разве что девушки из прислуги сейчас взвизгнули заодно с ней, но они спят вместе, им не так страшно... Альда обняла себя за плечи, решительно направилась в сторону спальни герцогов Оссори. Дезире всегда пускала Альду к себе, когда ей было страшно. Она кутала чужую дочь в одеяло, обнимала и рассказывала сказочные истории, которые, Альда была почти уверена, придумывала на ходу. Комнаты герцогини находились в другом крыле, Альде пришлось миновать галерею, зал с портретами предков Оссори, идти коридорами с рядом окон. В каждое насмешливо бил дождь, будто подгоняя трусиху, а гром рокотал ей вслед, торжествуя победу. Альда уже почти бежала по деревянному полу, холодившему босые ступни, когда новый раскат грома заставил её вжаться в простенок между окнами .

— Мамочка! — она вскрикнула, закрыла лицо руками, опустилась на корточки. Нет, невозможно, ей не дойти до Дезире. Сейчас её глупое, перепуганное сердце разорвётся от страха, если буря не расколет замок Оссори раньше, и Альду не погребёт под его обломками.

— Альда? Это ты?

— А я говорил, она ненормальная. Вот, видишь, ходит по замку сомнамбулой.

Альда испуганно отняла от лица руки. Молния осветила две человеческие фигуры в дверных проёмах соседних комнат, прямо перед ней. У одной из фигур за спиной раскинулись птичьи крылья. Гром, сердце сжалось, Альда попыталась закричать, но страх сковал горло, голова отяжелела, потянула вниз, в глаза хлынула темнота.

 

— Берни, успокойся, она жива. Видишь, веки дрожат? Альда, ты меня слышишь? Альда!

Лицо оросило что-то холодное. Альда поморщилась, кивнула взывающему голосу.

— Вот, видишь!

— Может, всё же стоит разбудить маму? Альда ударилась головой...

— Чтобы из-за простого обморока над ней неделю носились лекари? Не глупи, она просто испугалась грозы... А потом нас.

Альда приоткрыла глаза. Руки и ноги охватила невероятная слабость, в голове гудело. Ей ещё не доводилось падать в обморок. И что такого привлекательного находят дамы в этом неприятном, беспомощном состоянии?

— Глаза открыла! — над Альдой навис взъерошенный Берни.

Девочка перевела взгляд на сидевшего рядом Кэди, тот радостно ей улыбнулся. Никаких крыльев у принца не было.

— Тебе уже лучше? Ты напугала нас больше, чем мы тебя!

Альда улыбнулась тоже. Теперь понятно, чем обморок так привлекателен. Мужское внимание и забота следуют прямо за ним, главное падать вовремя.

— Вот ведь трусиха! Дождика испугалась? — Берни фыркнул, Кэди согласно хохотнул. Хорошо, девичий обморок действует, но только на правильных мужчин, а не на безголовиков.

— Стены могли расколоться... и у тебя были крылья, — промямлила Альда, пытаясь оправдать свою трусость. Она села, как оказалось, её уложили на кровать Берни. Кэди сидел рядом, на краешке, и сосредоточенно давил большим пальцем на запястье Альды. Берни стоял у изголовья кровати, заворожено глядя на действия друга.

— Ну как? — прошептал юный Оссори.

— Уже лучше. В обмороке сердцебиение замедлилось, сейчас быстрее. — Кэди отпустил запястье Альды, аккуратно поправил рукав её сорочки.

— А зрачки сужаются от света?

— Конечно, она же живая.

— Дьвольщина! — Берни с восторгом хлопнул ладонью по столбику кровати.

— Вот, видишь, веточка вен? Если надавить пальцем на крайнюю, под сухожилие, почувствуешь слабые толчки. Это пульс.

Альда не посмела возразить, и мальчики увлечённо искали загадочный пульс уже на обоих её запястьях. Берни осторожно давил пальцем на показанную вену, хмурился, но вдруг расплылся в улыбке.

— Бьётся! Альда, ты живая!



Фрэнсис Квирк

Отредактировано: 30.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться