Не влюбляйся в демона

Размер шрифта: - +

20

По лицу больно хлестали ветви, ноги подгибались, дикая усталость навалилась страшным комом, словно прошла добрый десяток миль. Ветка в очередной раз зацепила волосы, запутавшись в них, резко дернуло назад. Ноги подкосились: туфли на каблуках не способствовали быстрохождению по пересеченной местности, шпильки постоянно проваливались в песок узкой тропинки, а то и увязали в мягкой земле. Робин охнула, сцепила зубы и вырвала ладонь из руки идущего впереди. Ее куда-то вели, но она не понимала, куда и что вообще произошло. Ощутив дикую боль в лодыжке, девушка просто рухнула на землю, только чудом не пропахав прелестным носиком косую целину.
— Что за чертовщина…
Она ухватилась холодной ладонью за каблук, стащив туфлю и принявшись растирать больное место. Морщась, попыталась справиться с отдающим током по всему телу вывихом. Было слишком темно, светила луна, прорываясь углами сквозь деревья. «Только недавно мы были с Вильямом и…» А потом память подводила. Она вдруг оказалась здесь и сейчас, ночью, с кем-то неясным. Девушка боязливо подняла голову, начав осознавать весь кошмар происходящего, но в том не было необходимости. Ее странный провожатый присел рядом и принялся осматривать ступню, заключив ее в тепло красивых пальцев.
— Больно? Прости, это моя вина, слишком быстро шел, — тихо сказал Мартин, печально погладив щиколотку, — ты устала?
Его глаза в темноте казались иссиня-черными, пребывавшая в полной озадаченности Нимуэ не смогла выдавить из себя ничего адекватного, поэтому парень не стал дожидаться ее ответа и просто подхватил на руки.
— Держись за шею.
Лицо вдруг оказалось близко. Робин мельком подумалось, что она видела эту сцену в каком-то старом мультике от Дисней, парень ощутимо смутился и отвел взгляд, девушка спохватилась и обняла, как просили. Так действительно было гораздо удобнее. Мартин улыбнулся и спокойным шагом пошел вперед. Удивительно, но у него лавировать среди ветвей получалось куда ловчее, чем у нее. Они шли в тишине, лишь хрустели иногда ветки, если попадались под подошвы ботинок. Прошло немало времени, прежде чем Робин решилась нарушить молчание:
— Так… Куда мы идем?
— Ко мне, — просто ответил Мартин. Робин от неожиданности икнула, что вызвало улыбку, он удобнее перехватил ее на руках. — Не переживай, ты просто отдохнешь и все.
— Хорошо, — Нимуэ собралась с духом, чтобы задать второй вопрос, который ее так сильно интересовал. — Как я здесь оказалась?
— Не помнишь?
Девушка отрицательно помотала головой, парень на секунду прикрыл глаза.
— Честно говоря, это долгий разговор. Давай подождем до дома, уже немного осталось?
— Мм… Хорошо.
А что ей еще оставалось, кроме как согласиться. Робин уже начинала привыкать ко всем странностям, что в последнее время таким ворохом обрушивались на ее голову, словно кто-то там наверху сыпал ими из рога изобилия. «Хорошо, что я хотя бы не одна… Но где Вильям?»

— Ай!
Робин непроизвольно дернула ногой, когда полили йодом, Мартин ловко перехватил лодыжку и подул, боль действительно прошла. «Как с маленькой».
— Все, больше больно не будет.
Парень выдавил на руку какой-то крем и принялся осторожно растирать ушибленную ногу от стопы к выступающей косточке, делая это невероятно умело, что было даже приятно.
— У тебя медицинское образование? — невольно вопросила девушка, тот улыбнулся, не прекращая работу.
— Я много путешествовал, часто ходил в походы. Приходилось и раны себе залечивать, и синяками заниматься, и укусы промывать. Так что, можно сказать, что у меня большой опыт в этом.
Мартин приложил к ноге сеточку бинта и принялся, плотно прижимая ткань к коже, обматывать лодыжку. Робин чувствовала себя жутко неловко, потому, чтобы не смотреть на то, как за ней ухаживают, принялась изучать комнату. Двухэтажный дачный дом, к которому они пришли, был сложен из цельных бетонных плит и смотрелся невероятно внушительно. Кажется, здесь можно было спокойно жить в любое время года, не только летом. Свет и вода имелись, даже кабельное телевидение. Внизу располагалась огромная гостиная, кухня и ванная комната. Наверху три спальни и еще одна ванная. Обставлено все было просто и со вкусом, выдержано в теплых пастельных тонах с редкими вкраплениями приятного глазу бордового. Имелись комнатные растения в горшках, было видно, что за ними следят. В меблировке преобладали дерево и тростник, которым были декорированы все двери и окна. Высокие потолки, множество напольных ламп и бра, мягких подушек. Хозяева дома явно сделали все возможное, чтобы обеспечить себе приятный и комфортный отдых. Это так сильно отличалось от минималистичного жилья демона, где не было и намека на тепло, лишь холодные цвета и прямые линии.
Робин позволила себе откинуться на диванные подушки и прикрыть глаза. На кухне вскипел чайник, заботливые руки оставили ее больную ножку на подушке, судя по звуку, парень поднялся и пошел делать что-то горячее выпить. Уже просто по запаху Робин догадалась, что это было какао. Когда она открыла глаза, на столике рядом с ее головой стояла белая кружка, от которой поднимался приятный легкий дымок, а из шоколадной пены верхушками айсбергов выглядывали пузыристые маршмеллоу. На посеребренном подносе важно возлежали ржаные миндальные печенья.
— Ты, наверное, голодная. Я только поставил вариться овощи, придется подождать.
Мартин сидел в кресле у этого же углового столика, Робин даже не приходилось поворачивать головы, чтобы спокойно с ним разговаривать. Если чуть податься вперед, то они точно соприкоснутся коленями, а это было бы вдвойне неловко. Девушка медленно протянула ладонь к кружке, продев пальцы в белое ушко. Подхватила, отпив. Рядом на подносе лежала чайная ложка специально для вылавливания воздушных зефирок, Робин пока не спешила ее трогать.
— Теперь ты расскажешь мне, что случилось?
Парень на мгновение отвел взгляд, тяжело вздохнул, после протянул руку, забрал у девушки кружку, отставил обратно на столик и заключил ее ладони в свои, смотря прямо в глаза.
— Послушай меня внимательно. Ты не должна больше видеться с Вильямом.
— Прости, что? — девушка и сама не заметила, как полностью скопировала интонацию демона, резко подавшись назад и вырвав ладонь из теплого замка, после чего холодно процедила: — Я благодарна тебе за помощь, но наши с ним отношения — только наше дело.
— Ты не понимаешь, — Мартин покачал головой, — он не тот, за кого себя выдает. Он не… обычный человек.
«Так он и про Вильяма знает. Хотя, чему я удивляюсь, если он заключал контракт раньше». Во всех этих демонических историях для Нимуэ еще было много чего неясного, но одно она усвоила прочно: не надо ничему удивляться, в том числе и чужой осведомленности.
— Мне все равно, — фыркнула Руби, беря обратно чашку и отпивая какао, — мм, вкусно.
— Но… — его глаза расширились, Мартин придвинулся ближе.
— Нет. Это ты ни черта не понимаешь, — пробулькала она в шоколад, — мне неважно, сколько у него рогов или хвостов, сколько раз за ночь он «оперяется» или несет яйца, — поняв, что ляпнула, девушка поспешила поправиться.— В смысле, нет, конечно, не несет. Я для примера. Смысл в том, что мне плевать. Он мой друг.
«Наверное, друг… Неважно, подумаю об этом потом», — девушка ткнула ошарашенного парня пальцем в лоб, смотря назидательно, тот удивленно моргнул.
— Но он ведь… не человек, — сипло проговорил.
Эта фраза отчего-то вызвала приступ ярости. Робин зло отставила чашку, чтобы ненароком не впендюрить ее содержимым в милое лицо. Ее глаза были против, когда его были напротив. Методично и даже неспешно девушка протянула ладонь, схватила парня за ворот, притянув близко к себе, и прошипела в нос:
— В нем больше человеческого, чем во всех, кого я знаю, вместе взятых! Он меня спас, всегда помогал мне, никогда не сделал мне ничего плохого. И ты думаешь, меня будет волновать то, что у Вильяма имеется в запасе еще один облик? Да черта с два!
Почти выплюнув последние слова, она злобно отпустила ворот рубашки и поднялась, прихрамывая, опираясь на подлокотник дивана.
— Подожди, тебе нельзя…
— Плевать! — отрезала одним словом. — А теперь говори, как я сюда попала. И что вообще происходит?
— Глупая… — теперь вздыхать и откидываться на подушки пришел черед Мартина. — Сядь, пожалуйста, я расскажу. — Он приложил ладонь ко лбу так, словно сильно болела голова. — Это все защита. От демонов.
— Чего? — Робин даже послушно села обратно на место, попытавшись понять, насколько сильно ее дружок ударился головой или он просто неудачный юморист.
— Я провел обряд… — он сцепил пальцы в замок, сев ровнее. — Все дело в том, что есть только одна возможность обезопасить человека от демонического вмешательства. Это полностью отключить возможность его взаимодействия с демонами. — Он набрал воздуха больше. — Другими словами, когда эмоции человека начинают отличаться от стандартных при соприкосновении с демоническим существом, то оба — и человек и демон — теряют возможность влиять друг на друга. Тело словно входит в режим автопилота и проигрывается наиболее вероятностный вариант событий, который бы случился, если бы они не были вместе. Как-то так… В общем, это достаточно сложный процесс, который вызывает кратковременную потерю памяти, но ничего такого, что… Робин?
Девушка сидела, застыв и уставившись в пространство, потеряв последние сказанные парнем фразы. «Значит, это все… Вот как. Теперь понятно». Ей стало спокойнее. Руби подняла ладонь, коснувшись машинально груди, почувствовав, как постепенно стихает невероятно быстрое биение сердца, возвращаясь к норме.
— Значит, это действует только при касании и если эмоции?
— Да, именно так. Никто не сможет навредить тебе, Робин, понимаешь? Я…
— Вильям, — она прошептала одними губами.
— Я не расслышал, повтори, пожалуйста.
Девушка перевела медленно взор на того, кто и сам не понимал, как больно ей сделал.
— Где Вильям? — повторила она.
— Я ведь уже говорил, что…
— Где?
Мартин устало закрыл глаза.
— Наверное, у себя дома. Не знаю.
— Я хочу к нему.
— Робин, но…
— Я. Хочу. К нему, — процедила по одному ледяному слову за другим.
— Хорошо, — сдался парень, — завтра я отвезу тебя…
— Сейчас.



Krasnich

#34860 в Фэнтези
#14352 в Любовное фэнтези
#18513 в Разное
#3599 в Юмор

В тексте есть: демоны, романтика, юмор

Отредактировано: 03.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться