Не влюбляйся в демона

Размер шрифта: - +

23

— Виля, не буди во мне хомячка, — Робин грозно свела брови на переносице и настойчиво тыкнула ложкой демону в губы, тот, скривившись, отодвинулся на максимально возможное расстояние, на которое вообще позволял обеденный стол, — ешь.
Вселенское отвращение ко всему живому, явно читавшееся в глазах мужчины, не смогло растопить лед самоуверенности юной кухарки, сварганившей на ужин нечто среднее между переваренным мясом и недоваренной картошкой, обильно утопающее в капусте и зелени.
— Будь хорошим демоном, не заставляй мамочку думать иначе, — настойчиво надбавив ноток в голосе, повторила девушка.
Вильям страдальчески закатил глаза и открыл рот, кашица неизвестного состава тут же проворно нырнула на язык, заставив нервно дернуться от острого привкуса горечи. Еле-еле проглотив, демон скукожился, резко поднялся и хлопнул ладонью по столу.
— Все. Эксперимент провалился, я звоню в доставку.
Руби обиженно надула губы и присела за стойку, подперев подбородок кулачками.
— Бу таким быть, — проговорила она уже в спину Лиаму, — я же старалась.
— У меня хватит денег, чтобы ты не готовила до конца своей жизни, — огрызнулся мужчина, сняв трубку с настенного телефона и набрав номер, а после добавил под нос, — а то конец моей настанет преждевременно.

Привезли пиццу, китайскую рыбу, японские суши, индийскую курицу и что-то еще, что Робин идентифицировать не смогла. Она только хлопала глазами, пытаясь понять, зачем всего так много, но демон с каменным лицом что-то подогревал, что-то охлаждал, откуда-то выудил бутыль вина. Девушка рассеянно ходила за ним потерянным утенком, периодически дергала за край рубашки и что-то спрашивала, чувствуя себя маленьким ребенком рядом с большим дядей. И это было отчего-то чертовски увлекательно!
— Виля, ням-ням.
— Что?
Вильям чуть крышку из рук не выронил, в последний момент успев подхватить ее на ладонь, обжегся. Робин рассмеялась, обняв демона за пояс сзади.
— Ты такой смешной! — восторженно заявила она, в ответ на что мужчина нехотя что-то проворчал, полузлое-полудоброе. Он никак не мог привыкнуть к такому простому обращению с ее стороны, все было как-то по-другому, чем было всегда до этого. И ведь она знала, кто он на самом деле.
— Ну-ну, — большая ладонь неловко накрыла ее запястье, — не мешай мне.
— Хорошо, — профырчала как большая кошка ему между лопаток, потершись носом, — я так рада, что встретила тебя!
Она отпрянула, ускакав на диван, оставив демона в компании кастрюлей, чайника и непривычных мыслей о том, что кому-то было радостно его встретить. Такое тоже бывает, Вильям, смирись. «С этой девчонкой и не такое бывает».

Вильям расставил тарелки, налил в высокие бокалы белое вино — чуть больше половины. Робин наблюдала за приготовлениями со смесью любопытства и легкой влюбленности. «Ох, какое странное слово. Нет-нет, я ведь не могла в него влюбиться, это уму непостижимо… Или могла?» Девушка задумчиво накрутила на палец белокурый локон, удобнее усевшись на диване, вытянула длинные ноги вперед и, наконец, решилась сказать то, о чем боялась и подумать.
— Сегодня месяц, как я у тебя живу, — глаза цвета ясного хризолита неотрывно наблюдали за мужчиной: в его поведении ничего не изменилось. Не дрогнула рука, не застыл, не стал быстрее протирать столовые приборы.
— Да, — полукивнул Вильям, не подняв взгляда.
— Это значит, что завтра я должна уйти?
Он не ответил, сел напротив, сцепив ладони домиком и опустив голову низко, черные волосы скрыли выражение лица, не дав понять, какая эмоция на нем отразилась. У Робин что-то кольнуло в сердце. Она не знала, что такое правильное необходимо сказать и как себя повести. Девушка поднялась, голова слегка кружилась. Подошла, как на ватных ногах, опустилась на колени перед ним, обхватила ладонями лицо. Лиам, глубоко набрав воздуха в легкие, болезненно дрожащей рукой накрыл ее пальцы, прижал словно хотел навсегда оставить их запах на скуле, а потом… улыбнулся, прямо посмотрев. Нимуэ не могла поверить глазам: она еще никогда не видела этой улыбки. Горькой, мягкой, нежной, израненной, как он сам. Уголки ее рта дрогнули, когда девушка потянулась вперед и прижалась губами к его сухим, слегка потрескавшимся, увлажняя, даря спасение.
— Я никуда не уйду, ты не сможешь меня прогнать, — ее слова звучали слишком хорошо, чтобы быть правдой, — ты понимаешь? Я теперь твоя.
Она улыбнулась и коснулась подбородка, щеки, лба, исцеловав лицо, приникла к шее, когда ее обхватили за плечи, потянув вверх, заставив поднять подбородок, чтобы можно было жадно вырвать еще один глоток чужого дыхания, и еще немного, и еще больше, ненасытно. Так будоражаще, что почти на грани. В голове перекатывались разноцветные мягкие снежинки, заполняя собой все мысли, очищая дух. Впервые за слишком долгое время Вильям чувствовал, что он в правильном месте в верное время, что ходит по свету не зря, что все это…
— Подожди, — с трудом отстранился, ничего не соображающая Руби слепо, как новорожденный котенок, потянулась обратно, стоило огромных усилий не поддаться, — но почему… Моя память не пропадает?
— Потом, пожалуйста… — взмолилась девушка, убрав с его лба волосы, подушечками пальцев исследуя волевой подбородок и упрямую складку жестокого рта, лепестками роз шелестя по коже.
— Нет, — ее запястье сжали, пришлось отвести ладонь. — Почему? Ты что-то сделала?
Девушка вздохнула и опустила голову. Потом медленно отодвинулась, поднявшись с колен и повернувшись спиной. Она обхватила себя за плечи, будто собираясь с силами.
— Если мы можем быть вместе, разве этого не достаточно? Зачем тебе нужно все портить?
Вильям непонимающе последовал за ней, скользнул прикосновением по предплечью, но она отстранилась, мотнув головой.
— Все равно ведь узнаешь. Я… — много воздуха, голос дрожит, — после того, как умру, мою душу получит Корнелия. За это она согласилась снять проклятье… Да и неважно. Я же не верю. Но я хочу… В смысле. Я не могу, если тебя нет, понимаешь? Я только так, что ты есть, а больше не могу.
Робин запиналась, пытаясь объяснить, путала слова, Вильям молчал, но напряжение все росло. Сначала тихо, даже слышно, как громко тикали часы. А потом резкий всплеск, грохот, звон: Лиам перевернул стол одним ударом ноги вместе со всем содержимым, которое не задело девушку лишь чудом. Нимуэ плотно поджала губы, пытаясь не разрыдаться, упрямо не оборачиваясь.
— Зачем? — негромко спросил он, когда стихло эхо рассыпавшихся колокольчиками осколков.
— Я люблю тебя, — беззвучно ответила она.



Krasnich

#6780 в Фэнтези
#3966 в Любовное фэнтези
#1411 в Разное
#477 в Юмор

В тексте есть: демоны, романтика, юмор

Отредактировано: 03.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться