Не все девочки делают это

Размер шрифта: - +

4. Эсмира.

Дверь медпункта открылась минут через семь. Марьяна тихо просочилась в коридор, застёгивая сумку. Галанцева стремительно подошла к ней:

- Ну как?!

            Вместо ответа девушка вдруг бросилась бежать по коридору, зажав ладонью рот. Понимая, что происходит, Ленка понеслась следом, догнала, на ходу вырвала сумку. Марьяна влетела в туалет и, чуть не сбив с ног баянистку вместе с баяном, бросилась в кабинку – и через секунду её стошнило. Потом ещё. Наконец, она разогнулась, и, подняв мутные глаза на Галанцеву, ответила:

- Получилось.

- Закежь! – азартно улыбнулась Ленка.

            Марьяна вымыла руки и достала из сумки бумажки:

- Вот освобождение… на неделю… А вот срочное направление в поликли…- она смолкла, потому что Галанцева вырвала из её руки второй листочек и, не церемонясь, скомкала его и отбросила в сторону:

- Ну чё, поехали в общагу. Промоем желудок, отлежишься и почухаешь домой!

- У тебя ж специальность* сегодня…  Сама доеду…

- Ага, щас, так я тебя одну и отпустила! – саркастично прищурилась Ленка. – Ты в зеркало себя видела, зелёненькая моя? Чтоб ты в обморок где-нибудь в автобусе хлопнулась?

- У тебя могут быть проблемы… Это же специальность!! – пропуск урока по «спец» без уважительной причины был категорически недопустимым.

- Запомни, малая! У пианистов есть только три проблемы: лень, холодные руки и три пиано**! – снисходительно провозгласила Галанцева.

Марьяна только вздохнула признательно и уткнулась ей в плечо.

- Довезу, Романеция! – проворчала подруга, поглаживая её по спине. – Глядишь, звездой станешь. И ваще: мы в ответе за тех, кого отравили! – хохотнула она, обняв Марьяну за плечо и увлекая к гардеробу.

 

Шесть часов на поезде – и Марьяна стояла на пороге своего дома: бледная, уставшая, измченная, но взволнованная и полная решимости участвовать в конкурсе «Золушкин бал». Шутка ли – в кои-то веки сам Алан Крыль почтил их тьму-таракань своим присутствием, не надо тратить деньги на билеты и прожитьё в столице! Судьба преподнесла ей шанс просто на блюдечке с голубой каёмочкой!

…И вот теперь из-за отца, точнее, из-за отсутствия денег, всё могло кончиться, даже не начавшись. Наташку Лукошникову вон родители поддерживают. Носятся с ней, как с тухлым яйцом! И мать с отцом, и сеструха, и братья все! А она как избалованная принцесска, то ей не то, это – не это! Почему так бывает? У кого все возможности – тому это и даром не надо, а у кого мечта – так тысяча препятствий!

От обиды опять защипало в глазах, и Марьяна беспокойно заворочалась на кровати, кутаясь в одеяло. Отец Наташку лично на репетиции возит! …Хотя, скорее всего, не потому, что ему крайне важна её музыка, просто боится, чтобы дщерь по дороге не свинтила куда-нибудь…

Всё равно всё очень фигово! – грустно подумалось Марьяне. Отцу её пение по барабану, денег нет, работы нет, страна рухнула, да ещё и зачёт по музлитературе накрылся. Наверняка "пара" будет – педагогиня по музыкальной литературе имела фамилию Шишова, обладала лютым, непреклонным нравом и носила меткую кличку «Фигсдашь».

 

Мама зашла в комнату к дочери и присела к ней на кровать, гладя её длинные, непослушные волосы.

- Он ведь не даст денег, - убито проговорила Марьяна, глядя в стену.

- Не дрейфь, Мася, - заговорщицки улыбнулась мама и мягко  развернула её за плечо.

Марьяна внимательно посмотрела ей в глаза, и мама ободряюще подмигнула.

- Заначка? – еле слышно прошептала с надеждой девушка, садясь на кровати.

- Ага. И подруга моя, Кристинка – ты её знаешь – пообещала занять, если не хватит! – взгляд мамы был полон решимости. – Новый костюм у тебя должен быть, и точка!

 

Марьяна радостно пискнула и счастливо откинулась на подушку.

Как всё стало непросто! Раньше концертные костюмы коллективам ДК всегда шились за счёт государства. Родители вносили какие-то символические копейки, но великая держава – СССР – обеспечивала городские муниципальные коллективы костюмыми, декорациями и инвентарём. Культурному развитию граждан придавалось стратегическое значение!

Марьяна росла с этим, даже не задумываясь до развала СССР, «за чей счёт этот банкет» - просто к ним периодически приходили костюмер, портная, и через пару примерок коллектив был уже готов блистать на сцене в новеньких ярких костюмчиках.  Это было нормой. Так же девочка, как и многие её сверстницы, считала само собой разумеющимся, что их – большой детский хор «Кантилена» - регулярно возили на иногородние конкурсы, выделяя под эту важную миссию целые вагоны, а иногда и самолёты: шутка ли, шестьдесят с лишним детей, образцовый коллектив! И, как правило, с ребёнка не требовалось ничего, кроме свидетельства о рождении и разрешения родителей.

 

С развалом советской державы и приходом «дикого рынка» гармоническому и безоблачному миру Марьяны, как и всем коллективам ДК и вообще стране, был нанесён сокрушительный удар. Огромная инфляция, страшный дефицит и одновременный рост цен. Масса людей без работы, либо без зарплаты – даже если её удалось сохранить. От безысходности тысячи россиян потянулись в Польшу, Турцию и Китай, рождая новую социальную группу – «челноки»…

И пока люди пытались выжить, торгуя привезёнными «из-за бугра» вещами, бытовой техникой и мебелью, администрация Дворца Культуры обескураженно осваивала понятие «хозрассчёт». А пока что коллективы пользовались «советским костюмерным фондом» - изрядно потрёпанным, но со сцены ещё вполне смотревшимся…



Светлана Широкова

Отредактировано: 18.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться