Не все девочки делают это

Размер шрифта: - +

13. Накануне Конкурса.

Несмотря на разгул «дикого рынка» в разорённой стране, конкурсы детского творчества ещё не успели стать жёстким инструментом коммерции, ещё никто не заменял термин «отборочный тур» на «кастинг», и конкурсы по инерции пока ещё служили прямому своему назначению – выявлению талантливых, одарённых детей и их поддержке, будучи бесплатными для всех участников: финансирование шло на государственном уровне.

По неостывшей ещё с советских времён традиции, Всероссийский Конкурс  Детского Вокала «Золушкин Бал» широко освещался в СМИ и поддерживался на государственном уровне.

Конкурс состоял из двух этапов, проходящих в формате торжественных концертов.

На первом – отборочном – туре юные вокалисты трёх возрастных категорий (младшей, средней и старшей) выходили в финал решением жюри.

Второй этап проходил уже через месяц в Москве, где финалисты – счастливчики из разных городов – боролись за звание лучшего из лучших. И второй этап транслировался дважды – в прямом эфире и потом ещё в записи.

Понятно, что победителя ждала грандиозная слава: участие в концертах на лучших площадках страны, телепрограммы, возможно – гастрольные туры по России и странам СНГ, - «Большая Сцена».

Масштаб был велик, а по местным меркам – это было из разряда несбыточной мечты, вдруг пришедшей в реальность.

Поэтому за два дня до конкурса Марьяна уже не могла толком ни есть, ни спать, ни репетировать – не действовали даже грозные окрики Эсмиры Николаевны. Волнение и чувство ответственности поглотили юную певицу настолько, что девушка даже сбросила пару килограмм.

 

А ещё её пожирало непривычное чувство – ведь она должна будет конкурировать со своей закадычной подружкой, Наташкой Лукошниковой!

Конечно, налёт соперничества между ними тайно присутствовал – в вокальном плане: кто легче возьмёт крайние ноты второй октавы… Но уже к середине первого курса музучилища Марьяне было смешно об этом вспоминать про этот детсад. Есть колоратура. Есть меццо. И у каждого голосового тембра – свой диапазон и свои достоинства.

Ах, да, ещё они «боролись» за внимание Эсмиры. Но тут Наташка соперничала просто по привычке. Не было у неё такой отчаянной, влюблённой преданности в преподавательницу, как у Марьяны…

И всё равно – они вместе с малых лет росли в хоре, стояли на одной сцене, перепели множество песен, прожили кучу концертов, поездок. Сколько смешных и трогательных воспоминаний их связывало и скрепляло дружбу!

 

Но… Победитель ведь всегда один. На свою победу Марьяна особо не рассчитывала – ведь их подтасовка с возрастом «стопудово» вскроется, и кому тогда побеждать, кроме Наташки? Только у неё было первое сопрано – несколько визгливое, но настоящее, «соль» и «ля» второй октавы она брала легко и без напряга. Да и её конкурсная песня была, на взгляд девушки, выигрышнее – подвижная, весёлая, под оркестровую фонограмму (у родителей Марьяны на такую роскошь денег просто не было), да ещё  платье ей в ателье какое-то «безумно обалденное» готовят – из-за этого они с подружкой толком и не виделись. Так что девяносто девять процентов из ста – победит Наташка.

 

…А если нет? Если всё-таки победит Марьяна? – сможет ли это взбалмошное создание простить ей такую победу? Ну, губы надует, конечно. Но ведь её мама точно не простит, она такая амбициозная… так настропалит Наташку, что они могут стать врагами! А этого Марьяне не хотелось больше всего. И она придумывала всё новые и новые причины, почему победа должна достаться подруге.

Взять хотя бы лукошниковское умение нравиться! – в глубине души Марьяна отчаянно завидовала этому воистину её актёрскому навыку.  Наташка могла расцветать в обаятельной улыбочке и кокетничать напропалую даже с неприятным ей человеком, глядя смешливыми чёрными глазками на него так, что тот невольно расплывался в улыбке. Она наслаждалась всеобщим вниманием, плавилась в нём, как саламандра в огне, и незаметно для себя начинала истерить, если оно переходило на кого-то другого.

Марьяна вдруг поймала себя на том, что улыбается этим мыслям. И привычно потянулась к телефону – ей захотелось услышать Наташку. Прямо среди ночи. А телефон у неё всегда рядом с подушкой…

 

- Бли-ин, как я уже хочу твою «химию» посмотреть! – выдала Наташка без предисловий. – Но мне реально не выйти! В музыкалке как назло концерты, зачёты, чтоб их! И примерка ещё.

- Какая уже по счёту? – хихикнула Марьяна.

- Третья! – прошипела Наташка и в трубке послышалась возня. Наверняка она сейчас накрывалась с головой, настраиваясь на долгий разговор. – Это будет офигистительное платье!! Я в нём всех затмю… затмлю…

- Ты победишь! – пообещала Марьяна и услышала громкое сопение – Наташка явно изображала волнение:

- Оооой, да ну тебя. Эсмира говорит, минусовка* не очень…

- Но она хотя бы у тебя есть! – вздохнула Марьяна. – Так что ты крута. А я под рояль, как лох…

- Балда! – фыркнула возмущённо Наташка. – У тебя живой звук! Этож  круче!

- Ага, расскажи это нормальным людям, которые слушают попсятину!

 Наташка хмыкнула, но чувстовалось, что она, в общем-то, согласна с Марьяной.

Фонограммы эстрадных хитов писались вручную настоящими музыкантами-инструменталистами, и их стоимость была прямо пропорциональна сложности аранжировки и количеству инструментов, а так же уровню мастерства аранжировщика, и далеко не каждый исполнитель мог себе их позволить!

 



Светлана Широкова

Отредактировано: 18.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться