Не все девочки делают это

Размер шрифта: - +

56 . Ал

 

 

Марьяна не помнила, как она трясущимися руками собрала и запихала в пакет мочалку и полотенце, как взлетела на пятый этаж мимо студентов, спускающихся ей навстречу. И только захлопнув за собой дверь своей комнаты, шагнула, рухнула на ближайший  стул и по-детски заревела.

- Марьяш, ты чего? – перепугалась Ленка, вскакивая из-за тетрадок.

Выслушав в перерывах между всхлипами её сбивчивый короткий рассказ, Галанцева изменилась в лице и накинула спортивную кофту:

- Так, понятно… Пей чай, Романеция. Я щас…

- Ты куда? – испуганно вскинулась Марьяна.

Ленка не ответив, открыла дверь и нос к носу столкнулась с Алексеем, который, видимо,  как раз собирался постучаться к ним в дверь:

- О! Тебя-то мне и надо! – зловеще улыбнулась Галанцева. – А ну пошли, покурим…

- Я не курю! – парень попытался заглянуть через неё в комнату.

- Я тоже! – Ленка вытолкнула его грудью в коридор и захлопнула за собой дверь.

 

Странно себя Ленка повела с ним…

И хотя Марьяна стопроцентно доверяла подруге, но маленький, комариный укус ревности всё же щипнул её сердце. Какие у них могут быть разговоры?

Надо выйти туда…

Марьяна быстро вытерла слёзы и посмотрела на себя в зеркало.

Нет, ни за что не допустит, чтобы он видел её в таком виде! Эти распухшие глаза и нос, мокрые спутанные волосы – какой ужас!

 Девушка бросилась раздирать массажной расчёской непросохшие локоны, обдувая их феном. Густые длинные волосы быстро было не высушить, но минут через пятнадцать локоны снова упруго зазмеились по плечам и спине.

Лицо от горячего воздуха стало стягивать, и Марьяна выдавила на ладонь пару горошин ланолинового крема, растёрла руками, наспех размазала по лицу.

Кожа вмиг стала нежной и бархатистой.

Девушка поставила кругленькую баночку на полку между книжками и второпях смахнула свой ежедневник-блокнот, который упал на пол, и раскрылся, и она подняла его...

Прямо в руки выпал газетный снимок.

Его снимок.

И Марьяна на секунду зажмурилась, словно оттуда, с поверхности листа, ей в лицо ударил слепящий свет концертного прожектора! Словно открылся портал – в совсем недавнее прошлое, и воспоминания плотным кластером оглушили её, остановив время.

 

«…Подари мне песню, тёплый ветер…»

 

 …До этой секунды она думала, что уже успокоилась.

 

«…Две звезды, две светлых повести!

В своей любви – как в невесомости…

Два голоса – среди молчания…

В небесном храме – звёзд венчание..»

 

Она практически не вспоминала его, слишком много переживаний и ощущений свалилось на неё после приезда, события закрутились с невероятной быстротой, и даже обида за несостоявшуюся встречу уже перестала тлеть внутри…  

 

«… Где болит? Говори! Шевелиться можешь? Ты меня понимаешь?...»

 

«…Ты что, уже забыла? Тебе же нельзя наклоняться!..»

 

«…Ты очень красивая девушка. Хоть в шапке, хоть без неё…»

 

«…Я запишу тебе эту песню. Как возьмёшь билеты – позвони мне, и я завезу кассету перед отъездом. Но обещай мне привести голос в порядок…»

 

Она рывком отбросила на полку газетную вырезку, завалила её нотными тетрадками и конспектами, и приложила ладони к лицу. Её щёки горели лихорадочным румянцем, а дыхание стало учащённым, но Марьяна не осознавала этого; просто губы пересохли, а голова слегка закружилась.

Девушка обессиленно опустилась на кровать и стала тихонько покачиваться, стиснув зубы, не отнимая ладоней от лица.

«Нет!! Нет, и нет!! Не впадай снова в это состояние влюблённой идиотки, он забыл о тебе, забыл, забыл!! Подумаешь – спел для неё, потанцевали, покатались, для него это была просто забавная игра, развлечение, о котором он сразу же забыл, подумаешь, кассету пообещал, и вообще, посмотри правде в глаза; у него дома жена, работа, куча любовниц, куча поклонниц, и ты вообще для него никто, никто, поняла?! Не смей даже думать о нём, не смей, не смей, не смей, дура сумасшедшая, психичка влюблённая!!!..»

 

- Малыш, посмотри на меня…

Марьяна отняла от лица ладони и покорно уставилась в лицо Алексея, который смотрел на неё снизу, присев на корточки.

Галанцева широкими шагами подошла к своей кровати, открыла тумбочку и, достав несколько нотных сборников, свирепо зыркнула на них:

- Я – в триста вторую, заниматься!

И, сердитая и взъерошенная, вылетела из комнаты, оставив их вдвоём.

Алексей поднялся и присел с ней рядом, осторожно приобнял за плечо:

- Малыш, я хочу тебе кое-что сказать…

Марьяна молча смотрела перед собой.

- Я хочу попросить прощения за дикую Алкину выходку. Это я виноват… Я днём при всех… в общем, разорвал с ней отношения… У неё была такая истерика, что её отпустили с уроков… Но я не знал, что она дойдёт до такого… Ради бога, прости меня.

Алекс публично разорвал с ней отношения?

Почему-то при этой новости внутри у девушки ничего не отозвалось. Лениво шевельнулась мысль: понятно, почему Годецкая взбесилась. Но что делать теперь?

- Как мне душ принимать? – не отрывая взгляда от кровати Галанцевой, выговорила Марьяна. – Она пообещала, что в следующий раз обольёт меня кипятком.



Светлана Широкова

Отредактировано: 21.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться