Не все девочки делают это

212.  Пора петь

 

 

 

Блаженное умиротворение наступило через несколько минут. 

Отпустила тревожность, перестали раздражать бабушкины и мамины восхищения «её мальчиком». Марьяна пила чай с остатками «калача», с улыбкой на ходу сочиняя подробности их с Алексеем ссоры и примирения. Врать в наступившем состоянии было легко и даже приятно – слова складывались сами собой, она говорила, посматривая на стоящий в углу кухни роскошный букет тёмно-алых роз, и искренне веря в только что придуманное.

А предчувствие встречи с Владом то и дело заставляло мягко замирать сердце…

 

- Девять вечера… Что-то ты прям рано спать ложишься! – удивлённо глянула на дочь Юлия Владимировна. – Будешь потом в шесть утра по дому шорохаться…

- Да мы просто нагулялись с Лёшей по морозу! – сладко зевнув, потянулась Марьяна. – Я так, часик вздремну…

Но едва дойдя до кровати, девушка плюхнулась щекой на подушку и заснула почти мгновенно. И проспала одиннадцать с половиной часов.

 

 

Наверное, она спала бы и дольше – но разбудил голод.

Ещё в полусне Марьяна почувствовала аппетитный запах жареной картошки и забарахталась в одеяле, пытаясь встать. В мозгу тут же замаячил образ тарелки с дымящейся картофельной горкой и стакан холодного молока рядом, слюна наполнила рот.

Когда, приглаживая спутанные волосы, всё ещё сонная Марьяна вышла из своей комнаты, она в коридоре у полочки с телефоном увидела маму, которая, глядя на неё, загадочно улыбнулась и тут же прокомментировала в трубку:

- О, как раз только что встала! Сейчас позову…

Влад!!

Девушка подлетела и буквально вырвала телефонную трубку из маминой руки и замахала, чтобы она вышла из коридора. Мама покладисто ретировалась.

- Доброе утро, принцесса! – с нежностью проговорил Ал, и Марьяна закатила глаза:

- Привет, Лёш. Ты чего?

- Звоню сказать, что доехал…

-  Класс, - кивнула Марьяна. – Это всё?

- Дядь Паша просил узнать насчёт удочек СПЛ, для зимней рыбалки, я прям с вокзала заехал, узнал, таких тут нет, передай пожалуйста. Буду искать!

Надо же! Уже «Дядь Паша»! – хмыкнула про себя девушка с досадой, а вслух терпеливо проговорила:

- Хорошо, Лёш. Это всё?

- Торопишься?

- Ну вообще-то есть хочется, меня ждут все…

- О, не задерживаю! – заторопился Ал. – Только знаешь, что… Марьян…

Он смолк, Марьяна ждала.

- …Спасибо тебе за этот день. За концерт… за прогулку… За всё! Ты взаправду…  настоящая сирена! – выдохнул он и отключился.

Девушка с облегчением послушала короткие гудки, положила трубку на рычаг и зашла на кухню, где уже вся семья была в сборе, жареная картошка дымилась в тарелках, и посередине стола гордо возвышалась бутылка с молоком, затянутая бело-зелёной фольгированной крышечкой. Щёлкнув по ней пальцем, Марьяна сняла крышечку и чайной ложкой вытащила самую вкуснятину – слой загустевших сливок сверху. Аж зажмурилась от наслаждения.

- Ну, что сказал Алёша? – как бы между прочим спросила мама, и девушка явственно почувствовала её приятие по отношению к «её мальчику». Вот же Аладдин, чем он так прям им понравился?!

Вынужденный цирк вновь стал её тяготить и раздражать.

- Доехал нормально, всем привет, - Марьяна облизала ложку и с ехидцей добавила: - «Дядь Паше» просил передать, что каких-то там зимних удочек у них нет…

Отчим коротко кивнул, заедая картошку вымоченным в подсолнечном масле ржаным хлебом с луком.

Марьяна бы и сама не прочь была помакать лук в соль и с хрустом разгрызть его «под картошечку», – но дышать на Влада луковым «амбре» было бы просто страшным кощунством!

А он всё не звонил.

 

Позавтракав, девушка вернулась в комнату, предупредив, чтобы не занимали телефон. И наконец, распаковала родительский подарок – «Каданс» - и осторожно установила его на двух табуретах перед кроватью.

Открыла инструкцию и включила синтезатор в розетку.

И погрузилась в царство звуков…  

Разобраться в программах синтезатора девушка сходу не смогла, а вот играть!.. Конечно, рядом с «Рабочей музыкальной станцией» «Ensoniq» в студии Влада этот инструмент казался почти игрушкой, всякие «гармоники» и «органы» были далеки от натуральных, а вот небольшой банк фантастических звуков с эффектом «хоруса» был приятнее. Фантастические вибрирующие тембра рождали удивительные мелодии, импровизировать можно было бесконечно.

Сердце Марьяны затопило тёплое чувство благодарности: родители купили Марьяне лучшее, что можно было приобрести на этот момент.

 

Минуты летели незаметно: все свои чувства Марьяна изливала в нежных, светлых мелодиях.

Несмотря на щёлкающий шум при снятии пальцев с клавиш, двенадцатиголосный полифонический синтезатор вполне годился для импровизаций, можно было учить фортепианные произведения, и решать задачки по гармонии и сольфеджио!

Девушка окончательно решила, что она заберёт синтезатор с собой в общежитие. Хранить его можно будет в шкафу, а для уроков он был достаточно компактный, как раз по длине их стола…

 

- …Марьяна, подойди к телефону, Влад Евгеньевич звонит!

 

Она чуть не перевернула синтезатор вместе с табуретками, подхватив его в последнюю секунду; испуг обжёг изнутри, неизвестно, от чего больше: то ли от того, что она чуть не разбила родительский подарок, то ли от охвативших её чувств и нежелания выдать себя эмоциями.

Осторожно, бочком, она вылезла из-за инструмента и, придав лицу спокойное выражение, выглянула из дверей:

- Ну чего, ма-ам? – недовольно протянула она. – Я же играю…

Вместо ответа Юлия Владимировна выразительно посмотрела на неё и молча протянула ей трубку, а отчим ворчливо крикнул из кухни:

- Ты уже третий час играешь! Уже на стенку скоро полезем все от твоей музыки!

Марьяна метнула гневный взгляд в сторону кухни, потом протянула руку за трубкой:

-  Кто это? – шепнула она, старательно приподняв брови.

- Вольский! – коротко ответила мама и прикрыла за собой дверь кухни.



Светлана Широкова

Отредактировано: 09.04.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться