Не все жили долго и счастливо

Font size: - +

Глава 18. Бессмертие. Часть I

- Всё правда, деточка… Всё правда. – Эти слова Пеклы всегда забавляли Меланью. Неужели она действительно думает, что девочка верит её историям?

Но, несмотря на невероятные события, которые раз за разом описывала «няня», Меланья продолжала слушать её сказки и даже получала при этом некое подобие удовольствия.

- Ты куда? Не надо… – как-то неуверенно попыталась остановить свою подопечную Пекла.

Ведьмочка только хмыкнула. Ещё чего? Исполнять приказ обычного человека?! Да ни в коем разе! Меланья, конечно, понимала, что её сил не хватит, чтобы противостоять всем угрозам. Однако для этого есть охрана, есть управляемые, есть Пекла, в конце концов.

Если Меланья оступится, они должны подхватить. Если потеряется, должны найти. Если поранится, им не жить. Всем, кроме Пеклы. Эта маленькая бледная женщина с проседью в волосах слишком мало ценит собственную жизнь. Но она любит своего внука. А значит, сделает всё, чтобы Меланья была довольна.

Волуновье – очередное пристанище рода Левии. Это поселение с радостью отпустило прежних владельцев и со слезами на глазах поприветствовало новых. Но мнение его жителей никого не интересовало. Амаличи могли брать всё, что заблагорассудится. И помешать им решались либо глупцы, либо те, кому терять было уже нечего.

Когда Пекла впервые пала на колени перед новыми господами, они даже не взглянули на измученную горем женщину. Левии и раньше не слишком заботились о потребностях своих «рабов». А после нападения в Прилесье никакие мольбы не могли заставить посочувствовать человеческому горю.

Но Пекла не сдавалась. Она приходила снова и снова, пока Левии не решили, что упорству этой женщины есть соответствующее применение. Её внук умирал. Амаличи легко могли бы полностью излечить его. Вот только срок человеческой благодарности не вечен. А значит, стимул для подчинения не должен исчезать. Никогда…

До случая в Прилесье Левии и подумать не могли, что кто-нибудь из людей посмеет в открытую напасть на одного из амаличей. Но теперь ситуация изменилась. А потому охрана и наблюдение за дочерью перешли в разряд задач первостепенной важности.

Наёмники – лучшие бойцы, которые ради работы на амаличей пойдут на любые злодеяния. Управляемые – люди, лишенные на время собственного сознания. Их воля подавлялась, а жизнь представляет собой череду безрадостных мгновений заточения в темницах амаличей. Большую часть времени управляемые бездействуют. Однако при первой же угрозе Левии чувствуют своих «марионеток» и моментально подключаются, чтобы, используя чужие тела, дать отпор любому врагу.

А ещё была Пекла… Каждый день она следила за девочкой, каждый день молила, чтобы та не набедокурила. И возвращая Меланью в целости и сохранности, получала лекарство. Несколько капель снадобья с крупицей ведьмовства амаличей. Их действия хватит лишь на день. Как раз достаточно, чтобы внук Пеклы дожил до следующей «зарплаты».

Меланью не заботили причины людского подчинения. Она воспринимала это как данность. Впрочем, как и остальные её соплеменники. Угрозы, страх, сверхъестественные способности «хозяев» – то, на чем строилась власть амаличей, когда-нибудь должно было погубить их. Но, имея доступ к магии, глупо сидеть без дела и ожидать восстания.

Год за годом гнев крестьян накапливался. Остатки же Крималей, напротив, медленно ослабевали. Сами по себе жестокости и издевательства не требовали особых затрат магии. Однако это не единственное развлечение, которое позволяли себе амаличи. Они творили и разрушали, покушались на соседние земли, просто потому что могли, и после завоевания покидали их. Но больше всего сил отбирала внутренняя борьба.

Всё началось с Илопа Буйного. Естественно, поначалу его звали просто Илопом. Он первым решился напасть на одного из своих соплеменников. И ему удалось… Ландерий пал, а все принадлежащие ему воины сгорели заживо.

Амаличи не сразу поверили в случившееся. То, что осталось после гибели одного из них, пугало и заставляло искать иное объяснение, нежели рядовое убийство. Что за магию применил Илоп? Какие темные силы призвал для помощи в задуманном?

Однако, как выяснилось, иссушенное старческое тело, которое исчезало из нашего мира, поглощая само себя, не было результатом воздействия внешней магии. Ландерий всего лишь лишился сил. Не без помощи Илопа, но всё же по своей вине.

Он перестарался. В своих экспериментах по омоложению Ландерий зашел слишком далеко. Применяя магию на себе, он искал способ продлить свое существование. Однако знания амаличей пока были скудны, а сила жаждала вырваться на волю. Попытки запереть её в собственном теле изначально не могли привести ни к чему хорошему. И после битвы с Илопом Ландерий больше не мог сдерживать свою новую сущность. Она хотела поглотить хозяина, но при этом не собиралась уничтожать себя. А потому, иссушив занимаемую плоть, она просто раз за разом восстанавливалась и снова пожирала саму себя.

Результат эксперимента оказался пугающим. Однако Ландерия можно понять. Этот широкоплечий воин был одним из двадцати пяти. Но в тот день, когда амаличи обнаружили вместилище древней магии, он уже считался долгожителем. А зачем нужна сила, если каждый следующий день может оказаться последним?

Ландерий определенно не принадлежал к числу тех людей, кто сдается без боя. Едва заполучив силу, он погрузился в неё целиком. Вместе с остальными пережившими переход Крималями он искал ответы. Не взирая на цену, которую платили беспомощные в борьбе за свою жизнь люди, амаличи расширяли собственные возможности. Вот только ответы на главные вопросы Ландерия, пока не желали быть найденными.



Мария Буквина

Edited: 25.07.2017

Add to Library


Complain




Books language: