Не Вы первая..

Размер шрифта: - +

/Глава 8/

- Дура! Идиотка! Что я наделала? Зачем отдала ему это чёртово письмо? - едва не крича и почти уже в истерике проговорила Таня, выходя из здания института. Последнее, что ей хотелось сейчас - встретиться там с Ленским.
- Танюш, ну перестань плакать, умоляю. Ну, хочешь я пойду и заберу у него это письмо? - пыталась успокоить подругу Лиза.
Но Таня лишь закрыла лицо руками, ещё сильнее расплакавшись.
Нет, она не жалела о сделанном, но ощущение того, что она совершила неимоверную глупость не покидало её. О чём она вообще думала, отдавая ему это письмо? Задумывалась ли она о том, что Ленский мог даже не взять этот конверт и откровенно посмеяться над ней? Разум явно сейчас был не с ней, а эмоции одерживали очередную победу.
***
Впервые за долгое время Ленский не мог нормально вести занятие, постоянно смотря на часы и бросая взгляд на конверт, лежащий на столе.
Можно сказать - штатная ситуация. Он еще не открывал письмо, но точно знал - в нём очередная студентка изливает ему свою душу и клянётся в вечной любви до гроба - вернее, до первого зачёта.
Нет, он совсем не циник, просто привык трезво анализировать ситуацию.
Не то, что он получал неимоверное количество подобных посланий, но и обделён женским вниманием никогда не был. А вот к симпатиям юных девиц относился скептически. Влюбиться в преподавателя у пылких первокурсниц уже как смысл жизни. Да и какая студентка откажется неплохо провести время с таким превосходным мужчиной? Да, самоуверенно, но зато без прикрытого лицемерия.
Безусловно, среди этих студенток есть и вполне подходящие особы скрасить досуг, но иметь что-то большее с ними, кроме учёбы, для него было непоколебимым табу. Связываться с подобными девушками себе дороже - знаем, проходили.
Инстинкт инстинктом, а репутация важнее.
Но вот ситуация сейчас, мягко говоря, вогнала его в ступор. Обычно девушки открыто демонстрируют ему свою симпатию и едва не прямым текстом говорят о желаниях, и явно не приходят признаваться в столь интимном моменте с подругой.
Казалось, эта нелепая первокурсница делала всё, чтобы наоборот оттолкнуть от себя - почти всё время молчала, опустив голову, даже не смотрела в его сторону. Отдавая письмо, пробормотала что-то не особо внятное. Хорошо, что хоть не расплакалась прямо перед ним. Ощущение, будто она пошла на этот шаг под страхом расстрела.
А как она выглядела - высокий хвост, минимум, а точнее, почти полное отсутствие макияжа, потертые джинсы и свитшот, явно больше её размера. Ну кто же так ходит признаваться в любви?
Это выглядело настолько нелепо, но именно это же, почему-то, ужасно притягивало мужчину, а мысли о случившемся совсем его не покидали.
Отпустив группу раньше положенного, он, наконец, взял в руки конверт и, вынув из него письмо, отчего-то пару секунд просто рассматривал его, даже не раскрывая, испытывая непонятное волнение.
Списав всё на отсутствие романтики в личной жизни из-за большой загруженности на работе, он, всё же, приступил к прочтению.
Бегло пробегаясь по словам, Ленский периодически останавливался, возвращался назад, перечитывал несколько раз одни и те же фразы, вчитывался, стараясь не пропустить ни одной буквы. А на лице невольно появлялась улыбка.
Да, чёрт возьми, ему было безумно приятно получать это именно от Титовой. Еще не одно признание не вызывало в нём столько внутренних эмоций, чем это. Однако и признаться себе в этом он не мог.
"Это просто мило, не более" - пытался убедить сам себя мужчина, но выходило это с трудом.
- Ну и почерк! - сам не понимая, из-за чего так разозлился, вслух проговорил Ленский, убирая письмо в ящик стола, затем сам покинул кабинет.
***
Весь этот день и следующий Таня ждала ответа, хоть какой-то реакции.
Тот случай, когда чего-то очень сильно ждёшь, но в то же время и больше всего боишься.
В день признания, ответа, судя по всему, быть и не могло, ведь Таня почти сразу покинула институт, даже не оставшись на праздничное мероприятие.
Весь следующий день прошёл, как на иголках. Таня ждала хоть чего-то от Ленского, но всё было напрасно - кроме молчания она так ничего и не получила. В этот день лекции с преподавателем не было, но они не раз пересекались на переменах. Но реакция Максима девушке была не совсем понятна - он даже не смотрел в её сторону, а если и бросал случайный взгляд, то упорно делал вид, будто ничего не произошло и ему абсолютно всё равно. Или же это была не игра и он действительно так считал.

Выходя из института, девушка была совсем в отчаянии - она надеялась расставить сегодня все точки над i, но получила лишь полное игнорирование с его стороны.
Направляясь к остановке, девушка даже не смотрела на дорогу, погрузившись в свои мысли.
Больше всего Таня терпеть не могла недосказанность. Самое отвратительное чувство, когда ты не знаешь, что в голове у небезразличного тебе человека. Когда строишь иллюзии, погружаешься в свои фантазии, витаешь в собственных мечтах, а потом всё это благополучно разбивается о суровую реальность жизни.

Неожиданно дорогу девушке перегородили. Едва не столкнувшись с препятствием, она подняла голову и увидела перед собой Ленского. Но сказать Титова ничего не успела.
- Вы ведёте себя крайне не разумно! - Ленский говорил, заметно повысив голос.
Такого его Таня никогда не видела. Даже внешне сейчас он выглядел довольно жёстко. От прежней лучезарной улыбки не осталось и следа. Казалось, он сейчас совсем сорвётся и случится что-то непоправимое.
- Простите? - попыталась понять Таня, что так разозлило мужчину. Но Ленский совсем не слушал девушку, перебивая и вовсе не обращая внимание на её слова. Инстинктивно Таня сделала шаг назад.
- Я прочитал письмо и уважаю Ваши чувства, но то, что Вы себе там напридумали, не имеет ко мне никакого отношения! - мужчина всё сильнее напирал, не давая Титовой даже вставить слово в своё оправдание, а Таня пыталась сдержать подступающие слёзы. - И ещё: не Вы первая, не Вы последняя - переживёте. На этом всё! - отчитав девушку, словно провинившуюся школьницу, мужчина развернулся и ушёл в обратном направлении, даже не посмотрев на неё.
Всё это время Таня стояла и молча слушала жестокие слова её теперь самого любимого человека. На лице была пустота. Она совсем не плакала. Она старалась не заплакать перед Ленским и у неё это талантливо получилось. Он не увидел ни единой слезинки.
Но когда мужчина уже достаточно отошёл и скрылся из её поля зрения, Таня перестала сдерживаться.
Слёзы уже не просто появились на её лице, они, словно проливной дождь, практически полностью лишали видимости девушку, но она продолжала идти, сама не зная, куда и зачем.

"Да, отказ всегда принимать непросто, но к чему такая жестокость? Неужели не нашлось более мягких слов? Почему невинное признание так вывело Максима Сергеевича, что он совсем не контролировал себя?
Хотя, это моя вина. На что я вообще надеялась, глупая? Как теперь смотреть ему в глаза после такого позора? Он же ни во что меня не ставит. Я никогда не стану для него той единственной, которая будет готовить ему эспрессо ранним утром и желать удачного дня, провожая на работу. Чтобы не разочаровываться, не нужно очаровываться. Он всё правильно заметил - это лишь мои глупые детские фантазии, которым никогда не стать реальностью. Жестоко - зато справедливо.
Мой учитель в школе всегда утверждал, что никогда нельзя лишать человека надежды. Но что более ужасное: слепо надеяться на лучшее, погружаясь в собственные грёзы, или же жить, зная правду, раздираущую душу и словно ломающую все рёбра?"

Мысли совсем спутались - как вдруг, переходя дорогу, даже не замечая запрещающий красный для пешеходов, Таню ослепили фары машины, непонятно откуда появившейся перед ней. Далее противный, режущий слух, резкий звук тормозов и темнота..
Боль уже не ощущалась - её просто не было. И только громкая сирена скорой помощи и толпа набежавших людей привлекали внимание к бессознательному телу девушки, лежащей на асфальте..



Tania Levan

Отредактировано: 16.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться