Не Вы первая..

Размер шрифта: - +

/Глава 10/

***

За пару дней до посещения Титовой в больнице.

Перебирая какие-то бумаги, Максим пытался забить себя работой в надежде прогнать навязчивые мысли, не покидающие его голову.

Признание Титовой странным образом оказывало на него такое влияние, что он уже не мог сдерживать себя, и это раздражало его ещё больше. Он просто ненавидел моменты, когда что-то не поддавалось его контролю, а вчерашняя ситуация явный тому пример. Догоняя эту нелепую девчонку, он вовсе не собирался ей грубить. Да и разговаривать с ней он тоже не собирался - надеялся, что само как-то всё образуется. Но увидев её недалеко от остановки, идущую совсем одну, как всегда с опущенной головой и в своих мыслях, он сам не заметил, как оказался напротив неё и готов был уже наброситься на невинное создание, сам не понимая своей реакции. Зачем вообще нужно было бежать за ней и пытаться что-то выяснить? Но этим вопросом он задался слишком поздно. Пытаясь совладать с собой, ему удалось удержать некую паузу, но вот её щенячий взгляд и красное от волнения лицо совсем вывели Ленского, и понеслось. Он видел, как студентка еле сдерживается перед ним, как она едва не плачет, но эта её детская наивность ещё больше раздражала преподавателя. Высказав девушке всё, что было у него в голове - хотя, нет, если бы он высказал действительно всё, даже невозможно представить, что было бы, - Ленский почувствовал облегчение. Но надолго ли?

Сейчас, сидя в кабинете после очередной лекции, он даже не собирался никуда выходить. Мимолётная лёгкость сменилась очередным гневом, но теперь уже на самого себя. Тихий стук в дверь заставил Ленского вернуться в реальность. Так и не дождавшись ответа, в кабинет вошёл молодой парень.

- Максим Сергеевич, это Вам просили передать из деканата, - внятно проговорил вошедший, протягивая какие-то документы.

Ленский знал этого парня - это был студент выпускного курса, параллельно с учёбой помогающий учебной части чуть ли не во всех вопросах и проводящий там большую часть времени.

Мужчина равнодушно взял из рук студента папку с содержимым, и даже не взглянув, без интереса кинул на стол.

- У Вас что-то случилось? - не отставал парень, что очень раздражало Максима. Неужели подобные псевдосопереживатели правда думают, что почти посторонние люди начнут изливать свою душу, стоит им только задать свой бестактный вопрос? Но позволить себе в очередной раз дать волю эмоциям он не мог, поэтому совершенно спокойно ответил, желая, чтобы его быстрее оставили одного:

- Нет, всё в порядке.

- А Вы слышали последнюю новость в институте? - вот за эту глупую настойчивость Ленский терпеть не мог всезнающих активистов.

- Не интересуюсь сплетнями, - пожалуй, только глупый человек мог не заметить абсолютное нежелание продолжать разговор со стороны мужчины, но бесстрашный студент, видимо, решил испытать терпение преподавателя.

- Вчера одну из наших первокурсниц сбила машина. Представляете, недалеко от института. Но с ней уже более-менее всё в порядке.

- Больше нужно смотреть по сторонам и меньше в телефон, - совершенно отстранённо проговорил Ленский, во время всего диалога делая вид, будто что-то пишет в журнале. Ни одна мышца на его лице не дрогнула - словно подобное происходит постоянно и уже нечему удивляться.

- А это, кстати, студентка с Вашего потока - Татьяна Титова.

Последние слова подействовали на Ленского, будто его облили ледяной водой. Резко поднявшись со своего места, он ещё не до конца осознавал, что именно собирается делать и зачем.

- Титова? - с ужасом переспросил мужчина и уже в дверях добавил. - В какой она больнице?

- В седьмой, кажется, - почти вдогонку Максиму крикнул студент, ведь Ленский довольно быстро покинул кабинет, даже не закрыв его.

***

Сейчас.

 

Вернувшись домой после встречи со студенткой в больнице, Ленский чувствовал себя неоднозначно - он так и не понял, зачем вообще приходил к ней и что хотел доказать.

Он чувствовал себя виноватым в произошедшем, ведь если бы не их тот разговор, то, возможно, ничего бы и не случилось. Да, он переживал за Таню, ведь она студентка, и это вполне нормальная реакция преподавателя - пытался убедить самого себя Максим, что дело только в этом.

У него не было какого-то определённого плана разговора, он просто хотел убедиться, что с девушкой всё в порядке.

А когда увидел её - такую беззащитную, с этими ужасными бинтами и множественными царапинами, то вовсе забыл, где он находится и кто он вообще. Хотелось только одного - сделать хоть всё самое невозможное, чтобы только избавить девочку от этой боли.

Он не желал ей грубить и вообще заводить разговор о чувствах, но опомнился только тогда, когда непонятно к чему начал ей угрожать. Нет, вести себя разумно рядом с этим созданием он точно не мог. А, значит, не должен вообще оставаться с ней наедине.

Громко хлопнув дверью, мужчина, снимая пиджак, прошёл в комнату, и сев на кровать, обхватил голову руками.

До появления Тани его жизнь была размеренной и спокойной. Каждый новый день мало отличался от предыдущего - утром работа, вечером диссертация. Конечно, и сейчас практически ничего не изменилось, кроме одного - его внутреннего состояния. Странное ощущение, усиливающееся при нахождении рядом с Титовой, заставляет его начинать бояться самого себя.

Он всеми силами пытался убедить себя в том, что невинное признание студентки просто баловство, гормоны, глупый пранк. Но каждый раз, замечая её печальный взгляд, испытывал отвращение к себе, ведь понимал, что виной этому он сам.

Но, в конце концов, какое ему вообще должно быть дело до того, о чём грустит какая-то там первокурсница? Какая-то, но только не Титова.

Понимая, что то, что он чувствует, нечто больше, чем просто жалость или умиление, он мысленно давал себе пощёчину, пытаясь вернуть себя к прежнему состоянию.



Tania Levan

Отредактировано: 16.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться