Не выбирая путь. Попаданка: руководство по выживанию.

Размер шрифта: - +

Глава 22 О любви к детям, тайнах прошлого и о их влиянии на настоящее.

Глава 22

Любовь — это жертвенность. Часто и эгоизм называют любовью. Только тот, кто по доброй воле может отказаться от любимого ради его счастья, действительно любит всей душой.

Эрих Мария Ремарк, «Приют грез»

О любви к детям, тайнах прошлого и о их влиянии на настоящее.

 

Ном Древа. Эльтарея- Ингермес

Лиссандра Шантари

 

Огонь течёт в моей крови. Стоит лишь прикрыть веки и вижу пламя. Кажется, оно медленно прожигает в моём теле какие-то необходимые ему каналы. Да нет, не кажется, именно это и происходит. Моя магия адаптирует к себе моё тело. Ещё одно испытание болью, но надо терпеть.

Теперь я и не это вытерплю, потому что есть ради чего...

А ещё чувствую, как периодически энергия Дара заботливой охлаждающей волной пробегает по моему измученному телу, поддерживая и успокаивая.

Мой Владыка так и не спускает меня с рук, а я даже и не пытаюсь вырываться.

Я ж не идиотка, чтобы добровольно отказываться от заботы такого мужчины!

Когда портал вынес нас в Эльтарею, я обессилила вконец. Такой слабой я себя не чувствовала, пожалуй, с детства. С тех пор как лежала вся в испарине с пневмонией, а мир куда-то раскручивался, норовя скинуть меня, не успевающую зацепиться за шарик, под названием Земля.

Вот и сейчас я держалась только на вере. Вере в обещание миры Гилены, что весь этот кошмар должен вот-вот закончится и в своего мужчину.

Ном Древа встретил нас холодом, пусть даже в этой части континента и не лежал снег, но после южного тепла разница была ощутимой. В Эльтарее мы не задержались. Хотя Эриэль и предлагал, утверждая, что в моём состоянии лучше бы отлежаться, но Дар настоял на том, чтобы построить новый портал к границам Ингермеса, где нас должны встречать.

Наблюдать, как сосредоточенно Дарниэль пытается впервые в жизни выстроить прокол было даже забавно, да и от моих мучений отвлекало. Владыка нехотя передал меня Эриэлю. Если бы мне не было так плохо, я бы повеселилась, глядя на тот зверский взгляд ревнивого собственника у моего Верховного, которым он одарил рыжего мага. Тот лишь закатил глаза, пробормотав еле слышно что-то о влюблённых идиотах, которые даже теперь не могут угомониться.

В конце концов Дар справился с новой для себя магией и переправил нас на побережье Северного моря, что, вдаваясь в твердь материка, омывало горы Фонтеры, покрытые снегом. Точка выброса была рассчитана, к счастью, верно и мы оказались буквально в нескольких шагах от пары драконов, одним из которых оказался Скеб. Красный монстр громогласно протрубил, как только почувствовал хозяина. А к нам уже спешили.

— Не сомневался, что ты её вернёшь, братец! Ты же упрямый, как... Ой, прости Верховный, я хотел сказать – целеустремлённый! — Фалер светился, как новогодняя елка, — Хотя, мог бы и поторопиться, а то мы тут замёрзли вас дожидаясь, — Чёрт, похоже я многое пропустила, раз архимаг Воздуха внезапно так легко афиширует их с Даром родство.

— Лиссандре нужно стабилизировать каналы магии! Бездна, Фалер, мне не до твоего паясничества! — рявкнул Дарниэль. И добавил уже тихо. — Я понятия не имею, что надо делать.

Фалер мгновенно стал серьёзен, внимательно посмотрел на замершую в руках Дара меня, видимо, перейдя на магическое зрение. И витиевато ругнулся.

Он протянул руки, явно собираясь забрать меня у Владыки. Тот резко отпрянул.

— Угомонись, Дар. Я ей помогу. Летим в Небесный замок, ей нужен лекарь, просто несколько дней будет её подпитывать, как после магического истощения, а потом должна сама прийти в норму.

— Сам справлюсь, — буркнул Верховный и быстро двинулся к Скебу, бросив на ходу, — Возьми с собой тера Эриэля Бальтур. Полагаю, рядом твоя синяя драконица?

Я разрывалась между желанием просто закрыть глаза и отключиться, и диким любопытством. Второе победило, и я всё же повернула голову, рассматривая изящную ящерку, если подобное определение можно применить к огромному, как минимум шестиметровому зверю, высотой в холке не менее двух метров. Да, это точно была девочка! Морда была более узкая, глаза ярче и более миндалевидной формы, чем, к примеру, у Скеба. Гребень был меньше, тело более поджарое и какое-то грациозное, что ли. А цвет... Ну, как будто она соскользнула из качественного мультика к нам. Её чешуя сверкала оттенками от голубого, до глубокого синего с перламутром. А в сочетании с сапфировыми глазами...Короче, если я завороженно смотрела на эту уникальную красавицу, то что говорить о Скебе. Красавец и великан, он просто явно пытался занять всё пространство рядом с девочкой, злобно фыркая огнём на пару парящих соперников. Я невольно улыбнулась. Ирония судьбы – братья воевали друг с другом, а их драконы (кстати, так и непонятно, откуда у Фалера дракон?) похоже, испытывают друг к другу интерес. Драконица точно не была против ухаживаний.

— Ладно, можешь упрямиться, — вздохнул Фалер и повернулся к нашему спутнику, — Тер Эриэль Бальтур, разрешите представиться самому, раз уж наш уважаемый Верховный столь занят. Тер Фалер Шантари, архимаг Воздуха и глава этой уважаемой гильдии.

— Рад знакомству, хотя признаться, удивлён. Впервые слышу, что у гильдии Воздуха новый глава.

— Думаю, мы ещё много чем сможем удивить вас, тер! Хотя бы тем, что глава у Гильдии Воздуха прежний, — несколько самодовольно ухмыльнулся Фалер, приглашая жестом Эриэля подняться по крылу драконицы.

Дарниэль уже сидел на Скебе и небрежно бросил озадаченному магу, разворачивая дракона, чтобы подняться в небо. Сзади уже на привычном месте лежал Акел, которого и приглашать не пришлось.

— Будьте осторожны, тер Бальтур, мой брат не только позёр, но ещё и известный во всем Ингермесе любитель розыгрышей. Не попадитесь!



Татьяна Герас

Отредактировано: 29.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться