Не я - значит, никто

Размер шрифта: - +

11

Чуть позже вернулся староста: его «улов» оставлял желать лучшего, потому что все, кто мог сбежать, уже сбежали. Впрочем, по дороге все еще шли люди, которым удалось тем или иным способом проскользнуть по землям, где произошло вторжение. Нескольких таких, которые сумели побывать практически в аду и выбраться, староста привел в деревню, и мы с Альтой сразу же их допросили, как только она вернулась. Рассказы выживших оказались в равной степени полезными и неутешительными.

Вторжение произошло после полуночи, когда села и города крепко спали. В отличие от боевых действий, бомбежек или террористических актов, которые сопровождаются страшным шумом и паникой с самого начала, «десант» эфириалов проник в материальный мир тихо и скрытно. Одна из выживших, фигуристая, но не особо красивая девушка типично крестьянской наружности, рассказала, что узнала о вторжении только около полудня.

Она всегда славилась очень крепким сном, и потому обычно домашние будили ее по утрам, когда надо было идти в поле работать. В тот вечер ночь была душной, потому она взяла покрывало и отправилась спать в амбар на сеновал – было у нее такое обыкновение.   

Ее семья об этом знала, но утром ее никто не разбудил, так что девушка благополучно проспала до полудня. Проснувшись, она поначалу удивилась, что ее никто не пришел звать на завтрак, но, выглянув во двор, увидела странное существо посреди двора. Это был человек, но из его спины торчали несколько небольших багровых, переливающихся полупрозрачных выростов. Испуганная, бедняжка спряталась обратно в амбар и только затем поняла, что это существо раньше было ее отцом.

Вся деревня превратилась в таких же существ, и это произошло без шума и паники. Еще она видела двоих людей в темных плащах и шляпах, которые были с виду обычными людьми, но шли вместе с несколькими «чудищами».

- Хреновый признак, - сказала Альта после того, как я заверил бедняжку, что тут она в безопасности, и отправил отдыхать.

- Что именно?

- Люди с кристаллами. Это эфириалы, полностью захватившие тела людей. Эфириал не может жить в пустом теле, ему нужна либо душа, с которой он вступает в симбиоз, либо связь с Пустотой. Связь обеспечивают именно такие кристаллы, по которым из Пустоты перетекает эфир, питающий эфириала.

- И как это происходит?

- В труп втыкается несколько мелких кристаллов. Важно, что для этого эфириалу требуется помощь либо человека, либо своего сородича, который уже успел обзавестись телом.

- Хм… То есть, вторжение Пустоты в наш мир не может произойти без помощи сообщника-человека?

- Строго говоря, может. Двумя способами. Первый – эфириалы могу проникнуть в наш мир в бестелесной форме, если где-нибудь возникнет аномальная зона, известная как «касание» - там наш мир ненадолго соприкасается с Пустотой. Затем они могут напасть на кого-то, кто оказался там. Если жертва оказывается слабой духом – эфириал захватывает тело и проращивает из него кристаллы, после чего уже может выйти за пределы аномальной зоны. Второй способ – тот же, но без аномальной зоны. Точнее, множество эфириалов объединяет свои силы, чтобы создать искусственную зону «касания» и помочь части своих проникнуть в наш мир. Оба случая случаются редко и зачастую обречены на неудачу. Эфириал в новом теле крайне неуклюж, хоть и силен, провести прямо-таки мастерскую диверсию, захватив всю деревню и не подняв шума, он не может. К тому же люди, слабые духом, зачастую слабы и телом и вообще ничего из себя не представляют. Бесполезный инструмент, понимаешь? Вот потому-то с такими спонтанными вторжениями бороться давно научились и паладины, и инквизиция, крепко преуспеть эфириалы могут только при потрясающе удачном стечении обстоятельств. А тут налицо помощь людей, которые ночью провели необходимые ритуалы и обеспечили эфириалов телами. Собственно, несчастная девчонка уцелела как раз потому, что эфириалы вселялись в уже подготовленные мертвые тела, без души, и потому, заняв тела родителей девушки, не узнали о том, что она на сеновале.

- Гребаные культисты… - пробормотал я и подумал, что надо проинструктировать Нибеля утроить бдительность ночью.

По моему распоряжению Альта позвала следующего свидетеля – и поток неприятных новостей продолжился.

Часа через два мы уже примерно представляли, что на запад от нас творится не совсем ад, но нечто очень к нему близкое. Многие деревни буквально поросли целыми кустами багровых кристаллов от полуметра до двух в длину или в высоту, рядом с ними слонялись те, которые когда-то были людьми. Настораживало большое число кадавров, сохранивших функциональность: эфириалы, ненавидя правильные формы и симметрию, зачастую стараются сделать захваченные тела менее отвратительными, однако такие вместилища теряют значительную степень функциональности: бегать, имея разные по длине и толщине ноги, так же трудно, как оценивать расстояние разными по устройству и размеру глазами, утратившими бинокулярность. Отсюда вытекало логичное предположение: эфириалы сюда приперлись явно не с туристическими целями.

- Что им вообще тут надо? – задал  риторический вопрос, когда мы остались вдвоем.

- А без понятия. Нам, часто воюющим друг с другом за город или земли, их судить было бы странно, но далеко не факт, что они пытаются завоевать наш мир. Есть точка зрения, что Хаос банально пытается пожрать наш островок Порядка, но никаких подтверждений этому нет, по крайней мере, надежных. Впрочем, я взяла кое-какие книжки учителя – надо бы почитать.

- Читать мы позже будем, а пока надо решить, что делать с кортанцами... точнее, как.

 

***

 

Составить план оказалось не главной проблемой: мы очень быстро выработали их аж два, а потом в три раза дольше спорили, чей лучше.

Альта придумала крайне оригинальную, но и довольно рискованную операцию. Мы с ней, выдавая себя за тантагорских дворян, состоящих на службе в инквизиции – она наследница рода, я ее единокровный брат, бастард покойного главы – нахально въезжаем в деревню, прямиком в таверну. Там требуем себе всего наилучшего, разыгрываем небольшое представление, интересуемся, нет ли приличного дома на продажу – не в трактире же нам жить? А тем временем, пока Альта разыгрывает дворянку перед кортанскими драгунами – там гарантированно командиром молодой бедный дворянин, который не откажется ни от разового пересыпа, ни от женитьбы на богатой дворянке – я, невзыскательный бастард без особых перспектив, подкатываю к дочке трактирщика. Вкупе с тем фактом, что мы намерены поселиться в этой деревне – из чего следует, что трактирщик станет нашим главным поставщиком вин и прочего – он вряд ли будет против, чтобы его дочь стала любовницей пусть самого низкорангового, но все-таки дворянина с перспективой сделать карьеру в инквизиции. Да и сама дочка тоже против не будет – я ведь из себя очень даже ничего.



Влад Пек

Отредактировано: 07.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться