Не забудь меня

Размер шрифта: - +

08

Продавец на кассе начинает пробивать мои покупки. Всё ещё под впечатлением от услышанного я невольно спрашиваю:
- Простите, а где офис местного доктора?
- Лиама Керра? – с улыбкой, будто бы всё понимающей, интересуется женщина. – У него кабинет на Кингсдейл-корт, а раз в неделю он принимает в больнице Ившем Коммьюнити.
- Спасибо.
Я спешу уйти из магазина, подальше от ироничного взгляда продавца. Наворачиваю круг по Бродвею и вижу указатель Кингсдейл-корт, машина замедляет ход, а палец застывает на рычаге поворотника.
- Нет, нет и нет, - решаю я и прибавляю скорость. – Ещё чего! Я не шпионить сюда приехала. Тем более, вечером мы встретимся.
Нельзя сказать, что за прошедшие годы я не вспоминала Лиама с отчаянием. Вспоминала, конечно. Иногда накатывало желание связаться с ним, но… что бы я ему сказала? Сейчас как никогда я готова ругать себя без перерыва за эту нерешительность. Тогда возможно было бы всё вернуть… а сейчас? Оно ему надо? А мне?

Мы взрослые люди. Мы слишком изменились. Наверное…

Так странно, ещё вчера я была полна надежд и впечатлений. Фантазий, даже можно сказать. О прошлом, которого никогда не было, и, наверное, о будущем, которого никогда не будет.
Одно осталось неизменным – моя реакция на него. Когда-то я считала это проявлением благодарности, но нет… Прожив жизнь, повзрослев, набравшись опыта, могу сказать: это было из-за чего угодно, но не из чувства благодарности.

 

***

- Как вдохновение? Вернулось? – Голос Риз в трубке кажется мне элементом какой-то чужой жизни.
- Да, я пишу… пишу… и иногда не могу остановиться.
- Здорово, - хмыкает Риз, - так и знала, что Вустершир на тебя благотворно подействует.
- Да, как в сказку попала.
- Может, ты не только последнюю книгу закончишь, но ещё и новую начнёшь?
- Кто знает, всё возможно, - не отрицаю я.
- Как местные? Не обижают? – с усмешкой спрашивает она.
- Нет, все тут крайне дружелюбны. – Говорю «все», но думаю, конечно, только про Лиама. Затем к столу и помешиваю ложкой тесто. Рука соскальзывает, и металлическая ложка громко стучит о край посуды.

– Ты там, что, готовишь? – прерывает меня догадливая Риз.

– Ага. Пеку.

– Печёшь? У тебя, что, гости?

– В точку.

– Расскажешь? Кто он?

Не удержавшись, я нервно хихикаю.

– А что сразу он-то?

– Ну, – выдыхает в трубку мой агент. – А я, что, ошибаюсь? – бьёт вопросом на вопрос.

– Не он… они, – поправляю я.

– Они? Ты меня удивляешь!

– Пока без подробностей, – отрезаю я, решая ничего не говорить.

Риз, посмеиваясь, желает мне повеселиться, а я включаю духовку и обрываю звонок.


***
- Сюда? – Я примериваю рисунок на дверцу холодильника.
- Ага, - четырёхлетний мальчишка отхлёбывает чай и тянется за кексом. – Мне ведь можно ещё кусочек?
- Конечно. - Подхожу к столу. – Это волшебный кекс, прямо из сказки, по рецепту Джима.
- Правда? – любознательные зелёные глаза с удивлением смотрят на меня. – Тот самый?
- Тот самый, - подтверждаю с улыбкой.
Тони начинает жевать с особым рвением.
- Обалдеть, - говорит с набитым ртом. – Значит, я стану таким же храбрым, как и Джим?
- Ну, дело тут не только в кексах, но он придаст тебе сил, это точно.
Не удержавшись, я ерошу ему волосы и ловлю взгляд Лиама. Тот поспешно переводит его на рисунок. Детские художества – это способ общения, на бумаге оказывается всё, что ребёнок чувствует и видит. Этакая речь. И Тони рассказал мне, что я ему понравилась. Он изобразил меня в саду у дома, а рядом – малыша Джима с палкой, которая, по-видимому, на самом деле являлась мечом. Вдали поместились ещё две фигуры – одна побольше, другая поменьше – это они с Лиамом. Вот так он нас всех объединил.
- Давно не бывал в Солнечном Уголке, - заговаривает Лиам, обводя взглядом кухню. Милые цветастые занавесочки на окнах и вместо дверец шкафчиков создают атмосферу сельского уюта. – Как тебе здесь?
- Нравится, даже очень, - признаюсь я, ладонями обнимая большую белую чашку. – Здесь так спокойно. Кажется, вдохновение возвращается.
- Как ты вообще начала писать? Я помню твою любовь к сочинительству. Но одно дело рассказывать на ходу, следуя за воображением, а другое – переносить фантазию на бумагу.
- Ох. - Я опускаю взгляд, не понимая, говорить ли начистоту или рассказать общую версию, которой я обычно придерживаюсь. – Сначала это был просто способ пережить горе, - решаюсь я, - так психолог посоветовал. Постепенно меня увлекло. Я поняла, что действительно хочу этим заниматься и мне это действительно нравится. Дети полюбили придуманные мной истории.
- Прости, - шепчет Лиам с досадой и некоторой неловкостью. – Мог бы и сам догадаться.
- Нет-нет, всё хорошо, - поспешно перебиваю я. – Я как садист со стажем. Знаешь, какая у меня любимая часть «работы»? – Он разводит руками, а я улыбаюсь уголком рта. – Общение с детьми. Мне нравится встречаться с моими маленькими слушателями, читать им вслух. Я опустошена, но и одновременно с тем на небывалом подъёме после этого.
Мы смотрим друг на друга в упор. Я знаю, что он знает и понимает, в его глазах отражается та самая давняя боль за меня, и я, не выдерживая, отвожу взгляд.



Татьяна Тэя

Отредактировано: 28.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться