Не жизнь без тебя

Размер шрифта: - +

Глава 3

 

Кристина облокотилась на спинку кресла, потёрла уставшие глаза. Вот ведь как ударилась в воспоминания: две главы написала. Не заметила, как четыре часа пролетело. Телефон, наверно, звонил и звонил. Ну и пусть. Нет сил ни с кем разговаривать. Хочется вернуться в прошлое. Уже почти получилось. А ведь скоро будет год, как они расстались. А всё живо в памяти, как будто вчера. Эх, Витька-Витенька, что же ты наделал?

Хотя, что его винить? Он уже тогда собой не был. Только тело. Живое, но мёртвое без их любви. И её тело мёртвое. Даже мужчины перестали смотреть. И она на них не смотрит. А зачем, если понимаешь, что так, как с Витькой больше не будет ни с кем? Зачем причинять кому-то боль?

  • что придаёт смысл жизни – желание разобраться, что произошло.

Кристина нажала «сохранить» и, выключив ноутбук, вышла на балкон. Снова было лето, и кто-то радовался солнцу, теплу и любви. Первое время, после того, как они расстались, ей нравился дождь. Кристина не могла видеть, когда кто-то целовался. А ещё не могла жить, спать и есть. И работать. Машину водила, почти не глядя по сторонам. Уже никого не обгоняла, потому что не было сил. И опаздывая, никуда не спешила.

В таком состоянии Кристина однажды приехала к Николаю на занятия. Наверно, если бы ещё остались слёзы, она бы расплакалась, увидев его сочувствующие глаза. Он всё понял без слов, обнял её и твёрдо сказал: «Надо жить дальше». С этим она была согласна. И ещё, несмотря ни на что, она продолжала верить, что они с Витькой снова будут вместе. Ради этого, как когда-то для мамы, она была готова на всё. Был, конечно, и второй вариант. Выбросить эту любовь из головы и всё забыть. Но для этого, похоже, придётся оторвать голову.

Тогда Николай предложил поехать в горы. В Адыгею. Кристина с лёгкостью согласилась. Деньги у неё были и, купив всё необходимое, включая трекинговые ботинки и спальный мешок, она впервые в жизни отправилась с рюкзаком и незнакомыми людьми.

Компания подобралась разношёрстная, разных возрастов и профессий, все одинокие. Программа громко называлась «Пробуждение духа». Особой надежды на его возрождение у Кристины не было, но ей нравились физические нагрузки, тяжёлый рюкзак и спуски по скалам на верёвке. Именно в те моменты, когда она спускалась с отвесной скалы, ища маленький уступчик, куда поставить ногу или когда от неосторожного движения её болтало об острые углы, она чувствовала себя живой от полученных ссадин и синяков.

После первого спуска, состояние счастья было настолько ярким и волнующим, что она бросилась к Николаю на шею от переполняющих эмоций. Эта фотография и сейчас висит у неё на стене вместе со многими полюбившимися пейзажами Адыгеи. Кристине нравилось уставать, спать в палатке, терпеть неудобства. Это отвлекало. За всю поездку она редко вспоминала о Витьке. Там, под ласковым осенним солнышком, среди деревьев – бархатцев, как она мысленно прозвала их за бордово-жёлтые цвета, она чувствовала себя такой же сильной, как раньше. Каждое утро просыпалась с радостной мыслью, что сегодня Николай опять придумает какое-нибудь волнующее приключение.

Кристину раздражало назойливое внимание других женщин к Николаю. Она, попав под общую волну восхищения им, даже слегка влюбилась. И он, казалось, тоже. Часто хвалил её за быстроту и ловкость, ставил другим в пример. Иногда шутливо обнимал. Кундалини, ожившая на свежем воздухе, радостно помахивала хвостиком в предвкушении секса на новом уровне. Кундалини плюс кундалини. И, может быть, тогда забудется Витька с его быстрыми горячими поцелуями. С Николаем всё будет иначе. Более волнующе. А кто из женщин в группе, не мечтал о нём? Мужчина учитель, открывающий тайну медитаций в горах, необыкновенно притягателен для одиноких женщин, жаждущих тепла и ласки. Тело Кристины начало требовать своё, заглушая голос разума, что с Николаем лучше остаться в дружеских отношениях.

Поскольку дух поднимался в трезвости, вино было только в последний день. Сидя, наискосок от Николая, Кристина пила бокал за бокалом, чтобы заглушить поднявшееся чувство страха от возвращения в пустой дом, к прошлой боли и обидам. Ей было так хорошо и … всё закончилось. Она думала: поездка что-то изменит, она станет другой. Но разве можно что-то изменить за неделю?

Кристина еле дождалась конца вечеринки, с презрением глядя, как виснут на Николае тётушки и девушки. Каждая желала что-то сказать. Кристине хотелось взять Николая за руку и увести. Она уже всё решила. Сегодня ночью они будут вместе. Неважно, что будет завтра.

Наконец, все разошлись. Николай ушёл к себе в замок, как его здесь называли из-за белых башенок на крыше и красных кирпичных стен. Кристина зашла в номер, причесалась перед зеркалом. Интересно, Николай чувствовал что, она придёт? За время дурацкой вечеринки она несколько раз ловила на себе его взгляд и внутри у неё что-то сжималось. Конечно, не так, как при Витьке. Эх, хватит о нём думать. Он предал их любовь. Так что ж теперь? Она всё ещё живая. Во всяком случае, сегодня. Ей хочется ласки и сильных мужских рук. Она устала без секса, без внимания. Женщина не должна быть одна. И она не будет.

Кристина вышла из номера, оставив свет включённым для конспирации. Стараясь не наступать на шуршащий гравий на дорожках, дошла до замка. Дёрнула за ручку. Вдруг её ждут?

Дверь оказалась запертой. Кристина растерялась. Но уйти уже не могла. Постучала.

Николай в семейных полосатых трусах и футболке открыл дверь.



Лисицына Татьяна

Отредактировано: 16.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться