Не звоните Вивиан

Глава 19. Бойся мартовских котов

Немезида подкралась ко мне незаметно. Сначала я стала ощущать, как кто-то стоит у меня за спиной, потом оглядываться, будто кто-то пристально за мной наблюдает, а в самом конце меня вновь посетили астральные видения сонных параличей. Но об этом позже.

Всё началось в первый день весны, который в области не менял совершенно ничего. Погода оставалась той же, ветер дул одинаково, Саша не переставал действовать мне на нервы…

Всё, что было создано непосильным трудом начало рушиться. Или, правильнее будет сказать, продолжило?

Я, как и любой другой подросток, которому посчастливилось родиться в двадцать первом веке, не понаслышке знаю проблемы интернет буллинга: в моих прежних школах учились беспощадные порождения ада, одним комментарием сумевшие испортить жизни многим знакомым ребятам. Слава богу, я не была в их числе.

В это воскресенье мы не были особенно рады подготовке к «спектаклю», на всех сказывалась накопившаяся усталость. 

– Котики, я обещаю: на следующей неделе мы переходим на пятидневку. Ой, точнее, на следующей неделе уже премьера! Осталось чуть-чуть!

– Вы представляете, что мы так пашем для каких-то вшивых трёх сценок? Не легче бы было принять участие в постановке и отдавать приказы остальным?

– Ох, Димка! И нужно тебе ныть, когда всё уже почти сделано? Даже Мирончик уже не ноет и избавился от своей жуткой поделки. Давайте больше не тащить в школу ничего из своих сараев, окей?

Я с гордостью смотрю на первую футболку: Мари напечатала на нежно-голубой ткани рисунок Тима.

– Это же коллаборация года! – Радуется дизайнер. – Если бы мы делали бирки, то они были бы огроменными. 

– Пипец! – Слышится сзади возглас удивлённой Риты. 

– Не пипец, а хорош сидеть в телефоне! Займись делом. Chop-chop! (1) – Анджела с суровым видом надзирателя подходит к Рите, а та, в свою очередь, не сводит глаз со складывающей бумаги Марты. Девушка убирает растрёпанную рыжую гриву в слабый хвостик и отвечает Рите таким же взглядом.

– Что? – Недоумевает она и в мгновение ока переменяется в лице, будто видит самое настоящее привидение. Я осматриваю превратившуюся в прибежище хаоса комнату для занятий йогой. Один за другим ребята начинают погружаться в гаджеты. 

«What the hell is happening?» (Что, чёрт возьми, происходит?) – думаю я, и, словно прочитав мысли, Артур подносит к моим глазам свой телефон. На экране последняя запись страницы ВКонтакте со слухами нашей академии. Обычно там обсуждают учителей, кто кому нравится, кто как опозорился, а кто выглядел круче всех. 

И эта запись не была бы исключением, если бы не одно но.

Этот секрет я знала.

«АНОН. Вы в курсе, что красотка Марта из одиннадцатого встречается с охранником из башни? А если точнее, изменяет с ним своему жениху Давиду. Если этот пост наберёт тысячу лайков, я скину фотки».

Я слышу, как перешёптываются ребята вокруг, я слышу как что-то громко падает, но отвожу глаза от экрана только тогда, когда Артур блокирует его. Подымаю глаза и вижу, как Марта со всех ног несётся из кабинета – именно она опрокинула стул с характерным звуком. Черноволосый Давид, сидя до этого на одной из принесённых нами ранее парт, с беспристрастным видом смотрит ей вслед, и я не могу разобрать, кто из них шокирован больше.

Следующие действия человека, с которым при любых обстоятельствах я бы не хотела и находиться в одном населённом пункте, заставляют повставать со стульев всех. Прямо у выхода, у прикрытой стеклянной двери с приклеенным к ней листом А4 с надписью «Занято. Идёт репетиция», Марта разворачивается, и с тем же лицом, что и пять месяцев назад направляется в мою сторону. Она напугана, взбешена и растерзана. Она даже не осознаёт, что начинает плакать, но мне её совсем не жаль. Я даже не знаю, а кому жаль?

– Ты за это ответишь! – Срывается рыжая в полуметре от меня, а после страшного звука разорвавшейся хлопушки, в окружении десятков междометий, она достигает желанного выхода. Я автоматически прикладываю ладонь к пылающей щеке, не совсем осознавая происходящее. «Ви! Ты как? Шок! Что за фигня?» – отовсюду, будто в вакууме слышатся совершенно чужие голоса, а мне кажется, что кожа под ладонью закипает и покрывается волдырями.

Артур поворачивает меня к себе, отцепляет мою ладонь от щеки и осматривает масштаб бедствия. Я знаю, что выгляжу по меньшей мере так, как Марта. Он так сердит, что каждый мускул на его лице напряжён. Он злится, но бить девушку, конечно, не станет. Артур отводит озабоченный взгляд от моей щеки переводит его куда-то вдаль, и я догадываюсь – он переживает за Давида. Пальцы отказываются меня слушать, но я кое-как показываю ему «Я в порядке. Иди». Он целует меня в больную щеку и вместе с Бэком спешит к другу.

Я не знаю, как девочкам удаётся вывести меня из комнаты, потому что последние минуты перемешиваются у меня в голове в омлет из тофу. 

– Ви! Ви! Выпей. Выпей воды, говорю. Давай. – Я вижу перед собой тёмно-зелёные стены Тихой Комнаты, ко мне начинает возвращаться осознание реальности. Щека жутко болит, а значит, это всё было на самом деле. Леся и Анджела стоят рядом со мной, пока из-под меня медленно уплывает стул.

– При чём здесь ты? И вообще, это правда? – Мои руки сковал холод, и Анджела догадывается открыть на своём телефоне заметку, даёт его мне, а после чего встаёт за спиной, чтобы читать.



Annabella Summers

Отредактировано: 29.01.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться