Неангелы

Размер шрифта: - +

Глава 17. Церемония

***
Я впервые вошла в двери штаба Ассоциации. По случаю торжества их открыли настежь, навели широкий мост, застелили весь путь красной ковровой дорожкой, которая после первых десяти пар ног превратилась в черную, но это никого не смущало. Мыслители плотным человеческим потоком стекались в парадный зал. Откуда их столько? В Старой Деревне едва ли насчитается больше полутора тысяч жителей и все они русские, либо, как сказали бы в новостях, выходцы из бывших союзных республик. В толпе, частью которой стала я и, поддерживающий меня за локоть Эдгар,  говорили по-английски, по-немецки и, кажется, по-китайски. Или это японский? Кто ж его знает. Но группа низкорослых шумных монголоидов целеустремленно прокладывала себе дорогу ко входу в зал.  От них ловко увернулся Клим. Он вел под руку какую-то фигуристую шатенку.  Перед входом нас коротко представили, но я не запомнила имени то ли Эля, то ли Нэля.

Как я могла вообще что-то запомнить? Все с утра шло наперекосяк.  Проснувшись, я с ужасом осознала, что платье, показавшееся мне скромным не такое уж целомудренное.  Разрез очень провокационно оголял бедро  при ходьбе, а туфли, позаимствованные у расщедрившейся Жанны,  соблазнительно поблескивали высоким глянцевым каблуком. И, самое ужасно, вчера меня все-таки постригли!  Ладно, постригли хорошо, но достаточно коротко. Мои волосы высказали свое фи против этого надругательства, завившись с одной стороны внутрь, с другой – наружу. Как спала, так и примяло, короче говоря.  Пришлось бежать к Жанне за средством для укладки, а потом к Лере плакаться на платье. Нет, серьезно, ну как так? Почему вещи смотрятся идеально только в магазине?

Ну и да. Большую половину дня я крутила в руках мобильник. Жутко хотелось написать. Узнать, как дела. Что происходит.  Переживает ли он? Но откуда-то я знала, что сегодня рядом с ним Маша. Это ее день. Её день, как его невесты, как будущей жены Главы Ассоциации. В итоге после обеда я сдалась, разбудила телефон и…запустила в интранете поиск статей об Оракуле.  Последние дни я очень много слышала о нем. Оракул то, Оракул это. Но так ни разу и не занялась поиском информации о том, что же он такое и как связан с Главой.

«Оракул – избранник Творца. Он живет в одиночестве на вершине и принимает послания из обжигающего пламени, толкует их и передает в руки Главе Ассоциации.  Никто, кроме Главы не может контактировать с Оракулом. Огонь Творца беспощаден, никто не может вечно противиться его жару. Когда Оракул сгорает, его преемником становится текущий Глава Ассоциации».

Зашибись карьерный рост. И чего они так дерутся за этот пост? Сначала пашешь всю жизнь, как проклятый. Подчиняешься туче нелепых правил. Потом каким-то образом горишь несколько десятилетий и быстренько откидываешь копыта? Перспектива так себе. При случае надо обязательно поговорить об этом с Кириллом. Может, ну его, этот пост? Как я поняла, он так убивается из-за моего отца и Теней. Так Тени хитрые, сами разберутся. Кому нужны такие жертвы?

В толпе идущих я увидела Леру, лучезарную и сияющую в свете огромных ламп вместе со своим платьем, усыпанным мелким стеклярусом. Его элегантность заканчивалась там, где начинались рюши на рукавах, но ей шло. Даже Жанна не смогла ничего противопоставить, тем более магазин, в котором мы его купили, был последним. Лера с самого начала воспринимала поход на церемонию, как поход золушки на бал. Мне же это казалось восхождением на Голгофу.

Наконец, мы вошли в Парадный зал. Я, как героиня фильма про Гарри Поттера, замерла на пороге с открытым ртом. Парадный зал оказался огромной пещерой. Невероятной высоты потолок терялся где-то в темноте.  Сталактиты и сталагмиты срослись в виде двух рядов причудливо изогнутых колонн.  Зал состоял из нескольких уровней. Три огромные ступени-площадки. Нижняя – самая большая, куда мы и попали, как только переступили порог, была наполовину пуста. По ее периметру стояли какие-то скамейки, а в центре оставлено большое пустое пространство. Зачем? Может быть, это танцпол или что-то в этом роде? Церемония же подразумевает под собой праздничную after-party . Так ведь?

Я на несколько минут зависла, разглядывая обстановку. Эдгар, не дав толком опомниться, потянул меня дальше.  Что, еще не всё? На моих высоченных каблуках «с чужой ноги» ходить было не слишком удобно. Но, как торжественно сообщила мне Жанна, наряд обязывает – носи!

Следом за Климом и его спутницей мы прошли через заграждения и поднялись на ступеньку выше.  Эта зона была заполнена круглыми коваными столиками с витиеватыми узорами на ножках и белыми скатертями сверху. Они напомнили мне столики в дорогих ресторанах, которые летом организовывали небольшие террасы на улицах города.  Мы с родителями никогда в них не заходили, но белые скатерти, начищенные до блеска приборы и изящный фарфор качественно впечатались в мою память.  На секунду улетев в собственные воспоминания, я очнулась только когда мы подошли к столику с номером пять на золотой табличке.

- Ну, ребята, у нас сегодня vip-места! Наслаждайтесь, - объявил Клим, плюхнувшись на стул. Девушка скромно устроилась рядом, глядя на него недвусмысленно горящим взглядом.

Эдгар перестал руководить моими передвижениями по залу и отодвинул один из стульев.  Мне потребовалось несколько секунд, чтобы воспринять этот жест галантности и занять свое место.

-  Сомнительное удовольствие быть на равнине под артиллеристским огнем, - менее оптимистично, но более загадочно отозвался Эдгар.

- Такая рожа, как у тебя, Эд, точно привлечет шальную пулю.  Расслабься, - Клим открыл ближайшую бутылку вина и разлил по бокалу всем присутствующим. Я потянулась было к своему, чтобы сделать спасительный глоток и, по совету Клима, немного расслабиться, но получила чувствительный шлепок по руке. – Цыц, маленьким девочкам вредно напиваться на официальных приемах.



Татьяна Кошкина (Золотая Кошка)

Отредактировано: 13.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться