Неангелы

Размер шрифта: - +

Глава 19. Цена победы

Я вошла в комнату Коли, ожидая многого. Воспоминаний, которые вот-вот набросятся на меня со всех сторон и заставят сбежать, страха, душевных метаний. Но ничего не было. Ничего, кроме спокойствия и ощущения, что я все делаю правильно.

Он лежал на кровати и смотрел в потолок. На щеке огромный синяк, губа разбита, из-под воротника рубашки торчит слегка помятый пластырь.

- Привет, - я замерла, не решаясь подойти ближе.

- Арина, - он, как ошпаренный, подскочил и сел на кровати.

Попытка извиниться зависла в воздухе.  Мы смотрели друг на друга, не зная с чего начать.  По закону жанра, я должна устроить ему истерику и выбежать прочь. Но меня волнует только то, что чувствую я.  Никаких других законов нет.

- Как твоя голова? Тебе лучше? -  из него, ожидаемо, и слова не вытянешь.  Смотрит на меня взглядом провинившегося щенка и молчит.

- Я заслужил, - Комар почесал лоб, я заметила спрятавшуюся под челкой небольшую шишку, - как ты?

- Все в порядке. Ты, правда, ничего не помнишь? – я сделала еще один шаг к кровати.

Он наморщил лоб, пытаясь сосредоточиться:

- Какие-то обрывки, как во сне.  Мне рассказали, что случилось, - Коля попытался улыбнуться, но лишь поморщился от боли и неловко прикоснулся к челюсти. –  Мне ужасно стыдно. Правда. Я не хоте…

Тут в моей голове что-то щелкнуло. Я заходила сюда спокойно и была настроена на примирение, но мне врали в лицо. Пусть не сознательно, но ложь есть ложь.

Воспоминания о чувствах Кирилла витали вокруг меня сумасшедшим роем.  Снова, как в прошлый раз, он неосознанно показал мне часть себя. Ту, что прятал от остальных. Я же, как губка, впитала её.  Его боль. Ярость. Чувство вины. Ощущение опасности. Презрение к вошедшей в комнату Кире. Страх перед последствиями. Сейчас все это сконцентрировалось в огромный, пульсирующий комок злости.

- Хотел, - оборвала я, не в силах слушать.  Коля опустил голову.  – Мы – мыслители. Всё, что с нами случается, мы притягиваем сами. Своими желаниями.  Даже если хотим этого неосознанно, то все равно получаем. Поэтому не вешай мне вермишель на уши.

- Ты говоришь, как Наставник, - вторая попытка Комарова улыбнуться тоже провалилась.  На лице на несколько секунд отпечаталась боль и тут же стерлась.

- Он приходил к тебе? Когда? – раз Коля жив, значит, разговор был мирным. Или?

- Сегодня утром. Перед тем, как меня выпустили из лазарета.  Сказал то же самое и намекнул, что в третий раз мне так не повезет.  

- Третий раз? – Лера, про которую все забыли, подала голос.- Ты раньше ссорился с Наставником? С ума сошел?  - напустилась она на брата.

- Я с ума сошел? – огрызнулся на сестру Комар. – Видела бы ты его. Руки дрожат, глаза горят - одним взглядом наизнанку выворачивает.  Как помешанный.

Мне снова вспомнились чувства Кирилла. Эта ярость. Смогу ли я сдерживать ее вечно? Наступит ли момент, когда материя ответит мне «нет» и Наставник окончательно потеряет контроль? От этого никто не застрахован.  Допустить подобное еще раз я не могу.  Откуда во мне столько здравомыслия? Словно мысли не мои.  Чужие. Правильные, но чужие.

- Не прикасайся ко мне. Больше. Никогда.   - я чеканила каждое слово. Задело. Разумеется, задело.  Назвать его помешанным. Кирилл – лучшее, что со мной случилось после появления в Ассоциации. Странное. Временами непостижимое. Но лучшее и безумно любимое.   С каждым днем я ощущаю это все сильнее.

-  Что? Больше не скажешь ему стоп? – буркнул в мою сторону Коля и тут же осекся, глядя на удивленную Леру. Этого она точно не должна была услышать.

Комар, ты – идиот. Хорошо, что я не Кирилл и во мне нет столько силы. Я готова была сорваться на него и придушить собственными руками. Что за поведение? 

- Лера, спокойно, - я на всякий случай положила руку на плечо подруги. Коля посерел.  Понял, что ляпнул глупость. Хоть теперь дошло.  – Я тебе все расскажу позже, хорошо? Закрой разум и постарайся не думать об этом в людных местах. Пожалуйста.

-   Хорошо, - её аж трясло от любопытства, но в голове честно крутился какой-то стишок. Я улыбнулась. Умница.  Главное, чтобы она не была такой же рассеянной, как Арина Дмитриева.  Думать о себе в третьем лице забавно, но попахивает шизофренией.  Так, возьми себя в руки, Арина и прижучь этого Комара.  Разжужжался.

- Я больше не стану его останавливать. И не смотри на меня так. - В его глазах мелькнул страх или мне показалось? – Если будешь так обращаться с Жанной, еще и натравлю.  Возможно, даже двоих мыслителей.

***
Напротив меня стояла миниатюрная девушка с собранными в хвост светлыми волосами.  Она четкими, отработанными движениями показывала пассажирам авиалайнера, где находятся аварийные выходы и кислородные маски. Темно-синяя форма стюардессы была ей, несомненно, к лицу.  Заметил это не только я, но и высокий тучный человек справа. На вид ему около сорока, короткая стрижка, цепкий взгляд.

Известный дипломат,  которому через несколько лет предстоит провести исторические переговоры и предотвратить Третью Мировую войну. Интересно, это правда или Тени специально выбрали для нас псевдо-объекты? Гадай-не гадай, но раз сказали вытащить из падающего самолета живым, значит, надо делать.  Благо, салон полупустой. В этот период в Китай летают единицы – не сезон…

***

Я забыла о времени, рассказывая Лере всю правду о своих чувствах к Наставнику и наших сложных взаимоотношениях. Перебиваясь со смеха в слезы и обратно, старалась честно рассказать все и не сказать ничего. Слишком много слов. Много личного, о чем не хочется говорить вслух. Но поговорить надо – станет легче, и она должна понять. Хоть что-то.  Сколько сможет.  



Татьяна Кошкина (Золотая Кошка)

Отредактировано: 13.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться