Неангелы: Девочка в домике

Глава 2. Обстановка накаляется

Вход на кухню нашелся сразу за лестницей, всего через пару дверей от кабинета.  Кира сразу отметила про себя, что помещение достаточно большое.  Вполне вероятно, самое большое в доме. Стена панорамных окон выходила на уже знакомый задний двор, что было еще более странно – обычно в Старой деревне строились типовые дома. Никаких вам панорамных окон. А здесь еще и гостевая часть есть, зона отделена только цветом пола. Два угловых дивана, маленький столик в центре, несколько клетчатых пледов небрежно разбросаны. Невольно Кира подумала о том, что сидеть здесь летом, когда за окном сумасшедшие капли дождя барабанят по зеленым листьям, а клумба с цветами благоухает сладкими ароматами - невероятно.

-  Моя бабушка очень любила готовить, поэтому главная комната в доме превратилась в кухню, - ответил на её мысли Михаил и  усадил на диван, - завернись в плед.

Комната была большой  и, судя по всему, отапливалась не в полную силу, поэтому девушка и не подумала возражать. Стало тепло и приятно. Диван был старым, потертым, но мягким. Из-за высокой спинки она не видела, что делал в зоне готовки Михаил. Судя по грохоту и щелканью плиты, разогревал поздний обед.

- Мы в Старой деревне? – уточнила Кира, которую внезапно повисшая тишина начала угнетать.

- Да. Дом стоит в самом центре, рядом с Площадью Творца.

Тут девушка сообразила, точно. Были такие дома. Штук десять, не больше. Кире о них было известно лишь то, что они построены очень давно и передаются только по наследству.  Михаил, оказывается, из хорошей семьи.  Вот только где она?

- Часть умерли своей смертью, часть доконала Ассоциация, - послышался голос.

- Ковыряться в чужой голове мерзко! – буркнула Кира, выставляя блок. Обычно она не позволяла себе такой распущенности и всегда контролировала мысли, но последние дни слишком сильно выбили её из колеи.

- Ты громко думаешь, - Михаил поставил перед ней тарелку с супом. Пахло невероятно вкусно, голодный желудок призывно заурчал. – Ложку забыл…

- Почему ты заботишься обо мне? – наконец, она задала ему вопрос, мучивший её все эти дни. Определенно, этот суп одним своим запахом ослабляет выдержку. Где же чертова ложка?

- Включи голову, - сухо ответил мужчина, громыхая чем-то в шкафу.

Долго думать не пришлось. Самый невероятный ответ был найден в мгновение ока. Внутри все похолодело, перевернулось и затряслось в слепом страхе. Он её пара. Творец сделал свой выбор.  Только не это, она не готова. В конце концов, она  его не любит и никогда не сможет полюбить. Её сердце бьется в одном ритме только с одним человеком в мире, кем бы тот ни был: охотником за властью, подлецом или предателем. Только он. Кира побледнела.  

Она всегда думала, что Творец разумен и создает пары, опираясь на чувства. Он же Творец! Он же всеведующий, мудрый и понимающий. Как он мог так с ней поступить? Её парой был Ярослав. По крайней мере, Кира считала так с момента их первой встречи. Они подходили друг другу идеально, и внешне, и внутренне. Оба высокие, темноволосые, с примерно одинаковым потенциалом силы и амбициями. Он понимал её с полуслова и, как выяснилось позже, с полудыхания. Чувствовал её. Так как, черт возьми, в их жизни появились Лия  и Михаил? Зачем Творцу разбивать их, если и так все понятно? Но он разбил. Сначала их, а потом её. Увы, избраннику Творца достались лишь жалкие осколки.

- Нет!  - она вскочила на ноги, едва не перевернув стол. Суп расплескался. – Я не выйду за тебя замуж! Никогда!  Ты не в моем вкусе! Я тебя не люблю! Да как ты мог подумать?

- Значит так, - прогремел Михаил, громок стукнув ложкой о поверхность стола. Когда он успел оказаться напротив? Смотрит прямо, взгляд прожег насквозь и намертво пригвоздил к месту. –  Проясню сразу, раз и навсегда.  Ты мне нафиг не сдалась ни как жена, ни как соседка по дому.  Мне глубоко наплевать, что ты думаешь по поводу выбора Оракула. Можешь начинать лить слезы по своей загубленной жизни хоть сейчас, если ни на что другое ума не хватает.  Я не собираюсь тебя добиваться или пытаться делать нашу совместную жизнь приятной. У меня нет на это времени.  Хочешь сидеть здесь в качестве жертвы обстоятельств? Пожалуйста. Дом в твоем распоряжении. Я не могу тебя выгнать или бросить – закон Ассоциации.

Кира, как рыба, хватала ртом воздух не в силах противостоять такому напору. Очень жаль, что нельзя понять цвет его глаз. На самом деле, он точно не серый, как окружающие Старую деревню скалы. Когда злится, Михаил словно двигает материю, раскаляет её. Удивительный унисон. Это раздражает еще больше.

- Злишься? Не строй из себя принцессу, которая «не хочет по расчету».   Думаешь, ты подарок судьбы для одинокого Наставника? Хорош подарочек с кучей проблем в придачу. Если ты думаешь, что я рад подобному выбору, то глубоко ошибаешься. У меня есть свои планы и брак с кем бы то ни было в них не входит, особенно, с идиоткой, которая умудрилась забеременеть в девятнадцать лет от первого встречного.

Это невозможно было вытерпеть. Внутри Киры все клокотало от гнева.

«Первый встречный? Придурок! Бирюк ненормальный! Да что он знает о любви!»

Она в несколько шагов преодолела разделяющее их расстояние. Как только не упала? Голова все еще безбожно кружилась, но гнев делал свое черное дело. Со всей силы она ударила его ладонью по лицу, хотела повторить еще раз, но рука была ловко поймана на подлете.  Сильные пальцы плотно, до боли сжимали запястье.

- Ударить меня можно только один раз, - спокойно произнес Михаил. Почему-то у Киры сложилось стойкое впечатление, что её поведение негласно одобрили.  – И ты не дослушала. Хоть я и не в восторге от выбора Оракула, если для достижения цели потребуется жениться на тебе и заделать десять детей, я это сделаю. И только тебе решать, будешь ты жертвой или помощником!



Татьяна Кошкина

Отредактировано: 11.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться