Nebel

Размер шрифта: - +

Глава 3

Лена укладывала вещи в чемодан. Их рейс через два часа, а она совершенно не хочет уезжать. Она поняла, что больше всего на свете хочет вернуться в Ростов вместе с Андреем. Но долг — есть долг, и его нужно исполнять.

— Где галстук? — донесся до нее голос Андрея.

— Здесь, — девушка взяла его с края постели и подошла к парню. — Давай завяжу.

Андрей быстро принялся застегивать пуговицы рубашки. Его пальцы пару раз соскальзывали с мелких пуговиц, он чертыхался и начинал застегивать заново. Положив галстук ему на плечо, Лена начала самостоятельно застегивать пуговицы на его рубашке. От ее взгляда не укрылся небольшой шрам, который виднелся из-под нательной майки.

— Ты так и не рассказал, откуда он, — произнесла она, смотря ему в глаза. Руки ее замерли на одной из нижних пуговиц.

— Эрдман оставил, — ответил Андрей. — Он пытался меня задержать, так как стал и меня подозревать.

— Откуда… — она на секунду прервалась, завязывая галстук. — Откуда он узнал? У него были доказательства?

— Нет, просто угадал, как и в случае с тобой. Он погнался за мной, выстрелил. Попал, гад, но догнать так и не смог — он хотел закончить свою работу.

Лена, отпустив пуговицу, легко провела кончиками пальцев руки по глянцевой, чуть отличавшейся по цвету полоске кожи под самой ключицей. Она за все лето так и не спросила у него. Ей было интересно, но она молчала. «А так ли мне нужно было это знать?» — подумала Лена, обводя шрам по контуру. Закусив губу, подняла взгляд на Андрея, смотря на него снизу вверх.

— Как ты думаешь, он смог бы убить меня? — неожиданно спросил Андрей и чуть улыбнулся.

— Хватит, — оборвала она его, резко затянув галстук.

Лена вернулась к чемодану. Укладывая платье, она как бы невзначай спросила у Андрея:

— Что с ним стало?

— С кем? — он ушел в другую комнату и вернулся через пару секунд назад, держа в руках одеколон.

— С Эрдманом.

— Осудили, а затем расстреляли.

Лена замолчала. Она поняла, что ей жалко того самого Эрдмана, что пытал ее, устраивал допросы и попытался отправить ее в лагерь. «Он же человек, — думала она, застывая над раскрытым чемоданом. — Какой бы он ни был… Хотя, о чем это я? Скольких таких, как я, он отправил в лагеря? Скольких запугал, замучил на допросах? Он получил по заслугам. Наверное».

— Лена, — неожиданно раздался голос Андрея над ухом девушки. От неожиданности она рывком захлопнула крышку чемодана. — Что с тобой?

— Не знаю, — она повернулась к нему лицом. — Андрей…

— Томас, — он прижал ее к себе и крепко обнял. — Забыла? Теперь я снова Томас.

— Даже как-то непривычно называть тебя так.

— Думаешь, мне привычно называть тебя Ирмой? — он провел ладонью по ее волосам.

Лена уткнулась носом в его грудь, чувствуя запах его одеколона. Ей не хотелось, чтобы он выпускал ее из своих объятий. Ей уже не хотелось никуда ехать.

— Всё будет в порядке? — тихо спросила она.

— Да… Да, обязательно!

— Твое «Да» — утешает, «обязательно» — нет…

— Ты боишься?

— Боюсь, — честно ответила Лена. — У меня странное чувство…

— Все будет в порядке, — Андрей, чуть склонив голову, мягко коснулся губами ее лба. — Обещаю.

Он отпустил ее, ушел в ванную. Лена, вздохнув, посмотрела ему вслед, а затем вернулась к своему чемодану. Она пыталась вспомнить, все ли она положила. «Вроде все», — подумала она, защелкивая замки.

Тут она случайно заметила на столе раскрытую книгу. Взяв ее в руки, Лена посмотрела на обложку — Война и Мир. «Нашел время, когда читать», — усмехнулась она про себя. Интерес взял над ней верх — не удержавшись, она раскрыла книгу на том же месте и сразу же заметила предложение, которое Андрей подчеркнул карандашом. «Я никого знать не хочу, кроме тех, кого люблю; но кого я люблю, того люблю так, что жизнь отдам, а остальных передавлю всех, коли станут на дороге» — это были слова Долохова. И Лена не сдержала улыбки. Она знала эту привычку Андрея — он часто подчеркивал в книге цитату, которая нравится ему.

Ровно через два часа они стояли у трапа самолета, который их ждал. Молодой офицер уже занес их вещи вовнутрь, пока Лена стояла и смотрела на пустой аэродром, который накрыл густой туман. «А вдруг, — думала она, — я вижу этот аэродром в последний раз? Кто знает, что ждет меня… нас там? Не думаю, что убедить Валленберга будет так просто. Да если им еще и англичане заинтересовались… Не хочу никуда лететь. И зачем я согласилась? Хотя, может, так оно и лучше. Кто знает, что было бы со мной, если бы Андрей полетел один, а я осталась бы здесь, с бабушкой?.. Черт! А бабушке ты так ничего и не написала! Надеюсь, она все поняла и так… Эх, Лена, хорошая из тебя внучка».

— Владимир Сергеевич, — она обратилась к стоящему рядом с ними Павлову. Тот кивнул в знак того, что слушает ее. — Вы моей бабушке сообщили?

— Сообщим сразу же, как только вы вылетите с аэродрома, — ответил он, поворачиваясь к ней лицом.

Андрей, который уже успел попрощаться с отцом, взошел в самолет. Павлов, проводив его взглядом, поглядел на все также стоящую на месте Лену. Ее поразило то, как холодно они попрощались — просто пожали друг другу руки, кивнули и разошлись. «Хотя, — подумала она, — может, так и правильнее. Это намного лучше, чем долгое прощание с бесконечными объятиями и слезами».



Инна Владимирова

Отредактировано: 30.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться