Nebel

Размер шрифта: - +

Глава 6

Лена, спустя полторы недели после событий той ночи, все еще ругала себя за то, что тогда открыла дверь. Ведь не открой она, то все могла бы быть совсем по-другому. Но, сейчас, неторопливо шагая через парк, она вспоминала все то, что произошло в тот вечер, а точнее, в то утро, когда к ней пришел Вайс, и пыталась понять, что же все-таки тогда произошло.

В то неспокойное для нее время, она, сидя в кухне за столом, уже которую минуту ругала себе за свою оплошность — ей не стоило забывать предупреждений Андрея. Если он сказал, что будет условный стук — значит, он будет. Несмотря на то, что произошло до этого с самим Андреем.

Но сделанного уже не переделаешь — она впустила в квартиру Вайса, который решил навестить ее в столь поздний час. И, покручивая пальцами блюдце, на котором стояла чашка с горячим кофе, Лукас смотрел на Лену и тихо говорил:

— Я понял, что у вас случилось что-то серьезное, — вы плакали, я слышал.

— Подслушивать нехорошо, — вздохнула Лена, глядя пустым взглядом куда-то сквозь мужчину, на белый кафель на стене.

— Здесь слышимость слишком хорошая, — мужчина улыбнулся, — так что не услышать было весьма трудно. Но меня радует, что вы не отрицаете, что между вами все-таки что-то случилось.

— И поэтому вы решили зайти ко мне? В такое время?

— Ну, как ваш приятель, я просто обязан был зайти! Хотя бы чтобы просто успокоить вас и подставить свое твердое плечо, на которое бы вы могли опереться в это непростое для вас время, и…

— Высокопарные слова и весь этот пафос — явно не ваш стиль, — Лена чуть заметно улыбнулась и качнула головой.

— Может быть, не отрицаю, — тихо рассмеялся Лукас. Посерьезнев, продолжил:

— Но вы ведь понимаете, что я не за тем пришел… Ладно уж, что тянуть. Перейду к делу. Вы серьезно с ним поругались, да?

— Да, — сразу же, без раздумий ответила Лена. Она снова вспомнила ту яркую вспышку, тот столп пламени, и почувствовала, как в горле снова встал ком.

— А я ведь вам говорил, что он нехороший человек…

— Не смейте так говорить о нем, — зашипела Лена, перебивая Вайса. Его слова полоснули ее финским ножом по живому. — Не смейте… произносить эти слова в моем доме.

— Извините, извините, — сдаваясь, Лукас поднял руки в примирительном жесте.

— Не вам его судить, — вздохнула девушка, переводя взгляд на свою чашку с все еще горячим кофе.

— Но ведь он все же сделал вам больно, — Вайс отпил немного кофе и довольно причмокнул губами. — Неплохой кофе… Да, пусть не физически, а лишь морально, но все же сделал. А я ведь вас предупреждал об этом.

— Почему вас так беспокоит моя семейная драма, Лукас?

— Потому что вы, не скрою, очень красивая и умная девушка, и мне становится жаль, что такая, как вы, просто чахнете в этой мертвой квартире… Вы рождены для чего-то большего!

— И что с того? Я сделала свой выбор.

— А вы не задумывались над тем, что выбор был неправильным?

— Отчего же?

— Сейчас вы могли бы не сидеть в этой кухне, а быть… ну, допустим, где-нибудь в Париже и ужинать в ресторане на Эйфелевой башне. Или смотреть на римский Колизей. Или пить чай в Лондоне… Вы многого могли добиться, если бы просто один раз сказали «нет».

— И что? Я… вполне довольна своим выбором.

— Да? По вам что-то не видно, — Лукас неприятно усмехнулся.

— И что же видно по мне? — Лена поставила локти на стол и подперла ладонями лицо.

— Я вижу заплаканную молодую девушку с воспаленными глазами и распухшими губами. Я прекрасно читаю в ее глазах вселенскую усталость и… горе. Горе от разрыва с некогда близким ей человеком. Человеком, которому она верила, а он ее столько обманывал.

— Ох, Лукас, знали бы вы всю правду… Он — лучший человек, которого я только встречала в своей жизни. Если бы вы только знали, сколько нам пришлось пройти вместе…

— Да? Но если вы прошли вместе так много, то почему же сейчас его рядом нет с вами? Почему он довел вас до такого ужасного состояния и сбежал?

Лена молчала, опустив взгляд. Она никак не могла понять, чем же так Андрей не понравился Лукасу. «Хотя, — думала она, закрывая глаза и устало выдыхая, — что тут думать. Это ведь все так ясно и понятно… Я же просто-напросто нравлюсь ему. Вот Лукас и ненавидит… да, именно ненавидит Андрея. Интересно, что же будет дальше… Не смогу же я вечно врать про то, что Андрей просто поругался со мной. Да и зачем врать кому-то про него? Мне необходимо связаться с центром и… вернуться домой. Пусть Валленбергом занимается кто-нибудь другой. Андрей был прав: я не пригодна для такой работы».

— Вы бы еще сказали, что у вас была идеальная любовь, — фыркнул Вайс, отпивая кофе.

— А мне не нужна идеальная любовь, — произнесла девушка, приоткрывая глаза и глядя на мужчину из-под ресниц. — Пусть будут истерики и скандалы. Главное, чтобы чувства были настоящими.

— И что же, по-вашему, истерики и скандалы — настоящие чувства любви? О, нет, дорогая моя, это не любовь.

— А что же?

— Вы были простым грузом. Вами когда-то увлеклись, но потом нашли кого-то лучше, чем вы, и потому пытались просто-напросто избавиться от вас. Вы были самым настоящим грузом.



Инна Владимирова

Отредактировано: 30.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться