Nebel

Размер шрифта: - +

Глава 7

Лена, придерживая ворот плаща, сдуваемый ветром, быстро шагала вперед. Она знала, что хочет сделать, и была готова к этому. Она слишком устала, у нее больше нет сил, она сдается.

Когда Лена проходила мимо сквера, то ветер задул с новой силой так, что у нее заслезились глаза. Шмыгнув носом, девушка, чувствуя, как по щеке катится слеза, продолжала идти. Мысли мешали ей, отвлекали, но она шла, чувствуя, как с каждым шагом в ней убавляется уверенности и решимости.

Еще позавчера она уже все решила. Другого выхода для себя она не видела. Она потеряла всякую надежду, она была слишком беспомощна, так что ей не оставалось ничего другого.

Пару минут назад она прошла мимо сквера, а слезы так и стояли в глазах. Она не любила этот сквер потому, что за сутки до событий той ночи она гуляла там с Андреем. В первый и последний раз Андрей вышел погулять с ней в Будапеште. Тогда они просто сидели на лавке и наблюдали за играющими детьми. Тогда Лена впервые почувствовала себя спокойно за все время пребывания в Будапеште. Ей было так спокойно, так хорошо, что не хотелось никуда уходить, не хотелось отпускать Андрея больше никуда. Хотелось просто запереться с ним потом в квартире и больше никогда не выходить на улицу. И забыть о всех этих Валленбергах и Вайсах…

Андрей тогда впервые заговорил с ней о детях. За все время, что они пробыл вместе, он впервые поднял эту тему — сама же Лена боялась первой заговорить об этом и лишь ждала удобного момента. А тут — Андрей сам.

— Знаешь, — говорил он, крепко сжимая в своей ладони ладонь Лены и каким-то невидящим взглядом следя за детьми, — а ты и не представляешь, как я хочу ребенка.

— Шутишь, — Лена слабо улыбнулась, также не сводя взгляда с играющих детей. — Ты не переносишь детей. Тебе нужна тишина.

— Нет, — он моргнул и перевел взгляд на Лену; она посмотрела на него. — Теперь я точно это понял.

— Да неужели?

— Да. Мне тридцать, а я только обзавелся женой. Если раньше я этого вообще не ощущал, то теперь понял, что я многое упустил в своей жизни. И если я не хочу, чтобы моя жизнь закончилась так по-глупому в одиночестве, то должен что-то менять.

— А с чего ты решил, что твоя жизнь закончится в одиночестве? — тихо спросила Лена, взглянув на него. Она почувствовала, как он сильнее сжал ее ладонь.

— Пойдем, — Андрей поднялся со своего места, потянув за собой и Лену, — по пути домой поговорим.

— И все же я жду ответа на свой вопрос, — вздохнула Лена, когда они прошли мимо играющих детей. — Почему ты считаешь, что твоя жизнь закончится одиночеством?

— Все просто: ты покинешь меня. Ты моложе меня, к тому же ты — женщина, и потребность в продолжении рода заложена в тебе несколько сильнее, чем в любом мужчине. Я уверен, что ты уже не раз задумывалась о детях, но ничего не говорила мне. Да, не отрицай этого, пожалуйста. Я наблюдал за тобой, когда ты смотрела за этими детьми в сквере. В твоем взгляде все можно было ясно прочесть…

— Томас, — на выдохе произнесла Лена, — ты…

— Нет, прошу, не перебивай. Я раньше никогда не думал, что когда-нибудь обзаведусь детьми, но сейчас… Когда перешагиваешь порог в тридцать лет, то все несколько меняется… Раньше на первом плане была служба, сейчас — семья. Да только из меня ужасный муж — я так редко появляюсь дома… Весь в своих родителей!.. Хороший же из меня отец будет!

— Ты же сам знаешь, почему так получается…

— Знаю, а что это меняет? Работа — не оправдание.

— Но ты же не вечно будешь работать… Ведь так? Ты же когда-нибудь закончишь со всем этим, и мы вернемся…

— Когда-нибудь, — Андрей невесело усмехнулся. — Когда-нибудь — да. Вот только когда это когда-нибудь наступит? Сколько тебе придется ждать? Ирма, — его голос дрогнул, когда он произнес ее имя, — мне жаль. Мне искренне жаль, что все это происходит. Мне жаль, что ты вышла замуж за ужасного человека, мне жаль, что я оставляю тебя одну на долгое время, мне жаль, что ты вынуждена не спать по ночам, ожидая моего возвращения… Я хочу дать тебе самое лучшее, но пока что не могу этого сделать. Я хочу сделать тебя счастливой, но не могу — только сейчас я это осознал. Мне жаль. Я ужасный муж и ужасный человек.

— Не говори так.

— Почему? Потому что это правда?

— Потому что об этом мне говорит Лукас.

К этому времени они уже подошли к дому; Андрей, придержав дверь и пропустив Лену вперед, стал за ней подниматься по лестнице. В тот момент, когда Лена произнесла свои последние слова, им навстречу из своей квартиры вышел Вайс, который сразу же улыбнулся Лене одной из своих обаятельных улыбок.

— Добрый день, Ирма, — он все еще продолжал улыбаться, будто бы не замечая сурового выражения лица Андрея, который ключом начал открывать входную дверь их квартиры. — Вы как всегда прекрасно выглядите.

— Спасибо, — улыбнулась Лена, пряча взгляд в пол. С недавних пор ей стало неуютно находиться рядом с Вайсом, он даже понемногу начал ее пугать.

— Как там погода на улице? — продолжал Лукас, смотря на нее и вертя в руках ручку зонта. — С утра передавали, что будет…

В этот момент Вайс совершил оплошность — он шагнул слишком близко к Лене. Настолько близко, что почти прижал ее к стене и без того узкого коридорчика.



Инна Владимирова

Отредактировано: 30.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться