Небеса. Близнецы

Размер шрифта: - +

Глава одиннадцатая

Казалось, время остановилось, и вместо маятников часов, удары секунд отсчитывали  наши сердца. Я грелась в объятиях Томаса, и мне не хотелось прерывать эти мгновения, он одной рукой гладил мои волосы, а другой прижимал к себе,  не стремясь даже поцеловать. Мы просто стояли посреди кельи и наслаждались своими новыми ощущениями, боясь их спугнуть.
- Теперь я тебя никуда не отпущу, - нежно прошептал Томас, чем привел в трепет мое сердце, которое уже и так билось ради него.
- Придется, - немного обреченно вздохнула я, - умираю, как хочу спать, но обещаю, что на этот раз тебе не придется меня искать.
Томас приподнял мою голову за подбородок и заглянул в глаза. Серебристое озеро поглотило меня, он ласково провел рукой по моей щеке и улыбнулся. Я обвила руки вокруг его пояса, и лицо Томаса тут же скривилось от боли. Я совсем забыла про его рану.
- Больно? - встревожилась я.
- Ерунда, - отмахнулся он и снова улыбнулся, но я то знала, что он пытается сдерживать боль, - Соломея не единственный целитель в Ордене, завтра прибудет Шан Тао, и я избавлюсь от повязки.
- Почему тудоры напали? Что им нужно было?
- Борьба за власть идет давно, уступать никто не хочет. До тудоров дошли новости о тебе и новой магии, конечно, же их не устроило преимущество Ордена и они решили отобрать его силой. Только скорее мир перевернется, чем я позволю им забрать тебя, - его пальцы скользнули по волосам, нежно проделали путь по виску, очертили за ухом полукруг, едва коснувшись мочки, и перешли на скулы. Сердце бешено забилось в предвкушении, глаза Томаса упали на мои губы. Момент настал, все внутри меня тянулось к этому, душа кричала "наконец-то" а кровь потоками неслась по венам, когда он медленно приблизился, что бы поцеловать меня.
Это был бы самый головокружительный поцелуй в моей жизни, если бы он состоялся. Монотонный стук в дверь ворвался в келью и барабанной дробью прогремел над нами. 
- Какого черта!? - проревел Томас, поднимая голову вверх и издавая недовольный рык.
- Просвещенный ждет Вас, - оповестил мужчина в наглухо закрытом балахоне по самый пол, не переступая порога. Глубокий капюшон спадал вниз так, что лица не было видно, но голос и походку спрятать за темными складками все же не удалось. Мужчина был очень стар, осипший дряблый голос и походка старика, трясущегося от ходьбы, бросались в глаза.
Томас вернулся ко мне.
- Надо идти, - он взял меня за руку, сцепляя наши пальцы, - ничего не бойся, я рядом. Когда все это закончится, я обязательно тебя поцелую, - он ласково провел большим пальцем по моим губам, и меня бросило в жар, но прохлада коридора тут же охладила. Распахнув ладонь, Томас призвал свою магию, и большой световой шар осветил пространство коридора на несколько метров вперед. Мы не спеша следовали за стариком, и время тянулось нескончаемо долго, пока мы не приблизились к выходу. Но двери портала распахнулись раньше, и из него вышел Алан. Один взгляд на нас с Томасом и на наши сцепленные руки исказило его лицо от злости. Он сделал резкий выпад в нашу сторону.
- Что это значит? - угрожающе прошипел он.
- Просвещенный позвал нас, - я чувствовала, что это я должна объясниться с Аланом. После его признания, у меня в душе поселилась тревога за него и легкое чувство вины за то, что причиняю ему боль.
- Нас? - его лицо исказилось в гримасе, а глаза почернели.
- Молодые люди, время не бесконечно, - прервал его старческий голос, укутанного в плащ посланника, - Вам дан шанс познать древнюю мифику, следуйте за ней, пока эти врата открыты.
Фигура старца исчезла в стене. Алан и Томас перекинулись многозначительными взглядами, кивнули друг другу и Алан первым последовал за старцем. Томас потянул меня за собой, свет в его руке быстро угас, и мы перешагнули порог, едва успевая поймать взглядом край плаща. Большое помещение и знакомые колонны вызвали во мне неприятные воспоминания. Длинный, наполовину каменный стол делил помещение на две половины. С правой стороны сжатой кучкой стояли фигуры, в таких же длинных и закрытых плащах, как и наш проводник. Я насчитала пять. При нашем появлении круг расступился, и я увидела сидящего в передвижном кресле костлявого старца. Его сморщенное лицо, обтянутое кожей, ставшей серой, как пепел от нехватки солнечных лучей и свежего воздуха, ужасало. Впалые глаза бессмысленно смотрели в одну точку, то, что осталось от волос прилипло к почти прозрачному черепу. Тонкие бескровные губы что-то шептали.
- Святые Небеса! - прошептал старик сиплым дрожащим голосом, - значит это правда, ей все-таки удалось! - старик из последних сил приподнялся в кресле, что бы встать на ноги, но их не хватило, и он обессилено упал обратно,  болезненно охая. Старцы вокруг него засуетились, проверяя зрачки, пульс, дыхание. Не трудно было догадаться, что дни его на исходе, но приставленные к нему старцы сделают все, что бы продлить их, как можно дольше. Передо мной и был Просвещенный.

Мы все трое переглянулись. Перед лицом неизвестного, все остальное отошло на второй план. Слова старика вызвали у меня массу вопросов. О ком он говорил, что именно удалось, касалось ли это меня?
- Подойти поближе, дитя, - старик протянул костлявую руку.
Я обернулась на Томаса и разжала пальцы, Томас молча отпустил мою руку, а я сделала несколько шагов вперед. Что-то очень важное и значимое ожидало меня, и я чувствовала приближение этого момента, но чувство это было далеко не безоблачным, - даааа, - протяжко подтвердил старик только одному ему известную истину, - она самая...
- Пожалуйста, - я присела на корточки перед ним, голос дрожал, - Вы ведь знаете, что со мной? Расскажите мне, прошу Вас...- я смотрела в эти исхудавшие, затуманенные глаза с надеждой, что получу хоть какие-то ответы на мучавшие меня вопросы.
Его скрюченные пальцы легли мне на голову, и стали гладить мои волосы, но вскоре перебрались ниже и уже касались моей метки.
- Она самая..., - вновь повторил старик с благоговейным трепетом.
- Вы уже видели ее раньше? - Алан подошел ближе и склонился над старцем, - эту метку...
- Видел ли я ее? - старец попытался рассмеяться, но из его горла вырывались лишь хрипы, - я знал ее!
Последняя фраза звучала так гордо, будто он был знаком с самим Папой Римским.
- Прошу Вас, расскажите мне, - снова попросила я сдавленным голосом, хотелось поставить на двойное ускорение слова этого Просвещенного, я чувствовала, что терпение медленно покидает меня, - Вы единственный, кто может мне помочь, кто я, что за дар у меня, как им управлять?
Старец застыл на месте, воздев глаза на потолок, будто прислушивался к звукам на крыше. Только вот крыши не было, а я начала думать, что старец уже давно выжил из ума. 
- Наверное, зря мы пришли, - разочарованно вздохнула я и поднялась с корточек, - он не совсем в своем уме, - я вернулась к Томасу, надежда, с которой я шла на встречу с Просвещенным, таяла в моих глазах.
- Оставьте нас, - услышала я за спиной голос старца и обернулась. Фигуры в балахонах спешили покинуть помещение, оставляя своего подопечного по первому же слову, - мой возраст не ограничивается одним веком, дитя мое. И все же, я еще не выжил из ума. Я знаю, что привело тебя ко мне.
Он говорил вполне ровно и обдуманно, и искорка надежды вновь зажглась во мне.
- Прошу Вас, помогите мне...я не знаю, как контролировать эту магию, как ее использовать и что мне с ней делать, - я стремительно оказалась рядом с ним, - все произошло так быстро и неожиданно...
- Слушай меня очень внимательно, дитя, - перебил меня Просвещенный, а я, как послушная ученица перед своим учителем, с замиранием сердца стала ждать. 
Томас подошел ко мне ближе и положил свои руки мне на плечи в знак поддержки, в нашу сторону метнулся темный взгляд Алана, но он тут, же отвел его, сдерживаясь от порывов.
- Все имеет свое начало, и даже nebesis. Ты не единственная, кто обладал подобной меткой. Об этом не написано в книге Небес, но появление первого близнеца на Земле повлекло за собой множество событий. Близняшек звали Фейерия и Юстина, какими же они были красавицами, особенно она... - старик причмокнул беззубым ртом, глаза его заблестели, а тело содрогнулось в мелких конвульсиях, - моя Фейерия, белые, как облака волосы, голубые, как небо глаза, гибкий стан, пухлые губки, идеальная грудь...
Алан кашлянул, старика заносило совсем не туда, заблестевшие от вожделенных воспоминаний глаза,  забегали в разные стороны, морщинистые губы дрожали, пока он их обильно облизывал языком. Выглядело это так отвратительно, что меня передернуло. Видимо покашливание Алана спустило его на грешную землю и снова прояснило его память.
- Так о чем я... Фейерия родилась уже с меткой и с магией, но сколько бы она не искала других близнецов, она не находила их. В отчаянии найти себе подобных, она оказалась виновной в ранней смерти Юстины. Бедная девочка, погибла так рано..., - старик судорожно сглотнул, переводя дыхание, из горла уже были слышны хрипы и свист, но он продолжал, - Фейерия мечтала найти других близнецов, но тогда она еще не знала, что была единственной. Прибывшей. 
- Я уже где-то слышал это имя, Фейерия, - Алан подозрительно глянул на Томаса, но тот и бровью не повел на его намек.
- Фейерия и Ева как-то связаны? - вопрос Томаса был обращен к Просвещенному.
- Фейерия обладала особой магией, и метка у нее была особая. Прям как у нее, - и старик посмотрел на меня, хоть его взгляд и был стеклянным, но я почувствовала, как он прожигает меня насквозь, - но если Фейерия открыла портал между небом и землей, то Еве предстоит его закрыть.
Сердце замерло. Незнакомый старец определял мой путь, назначал мне цель и подталкивал к сомнительному предназначению, сути которого я не понимала. Зачем закрывать? Зачем вообще открывали? Вопросов стало еще больше...
- Если Фейерия открыла портал, почему она сама его не закрыла? - задал Алан вполне логичный вопрос.
- Она не вернулась обратно, - вздохнул старец  и протер костяшками пальцев морщинистые веки, - но после этого на земле стали рождаться другие близнецы, а в моей голове появились эти голоса.
- Голоса, - удрученно повторил за ним Томас.
- Да, я был обычным человеком, но первый голос сказал, что меня выбрали в качестве носителя и проводника информации. С тех пор голос дает указания, а я передаю Ордену. Про Фейерию так никто больше и не слышал.
Почему-то я сразу вспомнила о третьем глазе, но следующий вопрос Алана переключил мое внимание.
- Что за магию несет в себе эта метка?
- Магию Баланса, - тихо ответил Просвещенный, - поглощение и нейтрализация. Ей подвластны остальные виды, и она может поглотить и нейтрализовать любую магию.
Я выпрямилась. Ну вот, услышала? Узнала что хотела? Все не так уж и страшно, наоборот, теперь мне не нечего бояться направленной против меня магии. 
Я посмотрела на Томаса в надежде увидеть его довольные глаза, но он был угрюм. Его глаза не выражали той радости, что мои, я с досадой увидела в них настороженность и сомнения. Алан тоже особо не радовался, его голова была настолько занята мыслями о возможных последствиях этой магии, что на меня он даже не глянул. Но не одна я заметила это.
- Твои друзья не рады услышанному.
- Может потому, что очень осторожны, - предположила я.
- И они правы, - со вздохом проронил Просвещенный, - магия баланса имеет две стороны, и если одна - поглощает магию, то вторая - наделяет. Магия баланса сложна и, к сожалению опасна, ее нужно обуздать, так как бесконтрольная она может привести к хаосу.



Ирина Вольная

Отредактировано: 04.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться