Небеса. Между небом и землей.

Размер шрифта: - +

Глава двадцать первая

- Вы знали..., - то ли с вопросом, то ли с утверждением обернулась я к Лее, хмурясь. Ведь я догадывалась об этом. В момент, когда поняла, что мой отец вовсе не погиб в автокатастрофе, раз его близнец жив и здоров. Но я напрочь забыла, что именно Лея выступила с предложением помочь с похоронами и все организовала. И сейчас мою память словно прострелило догадкой еще более невероятной - она знала!
- Нееет, - Лея выскочила из-за стола и бросилась ко мне, - я не знала, что он жив...я занималась похоронами так же как и все думая, что он мертв!
Я посмотрела на отца, его суженные от непривычного света глаза, повлажнели, лицо, осунувшееся в области скул, приобрело серый оттенок, сухие губы дополняли образ представшего передо мной скитальца и отшельника. И лишь его взгляд напоминал мне отца, того самого, что целовал меня в макушку, уходя на работу, того самого, что накрывал меня одеялом и вкладывал в мои руки игрушку перед сном, того самого, что отпаивал меня горькой микстурой, когда я болела и укачивал на руках, чтобы я уснула. 
Воспоминания током прошлись по телу и я содрогнулась от мысли, как сильно мне хочется броситься ему на шею. 
Но ведь он обманул меня, бросил одну, прикинувшись мертвым, лишив меня голоса от пережитого шока.
- Дочка, - Питер шевельнул губами и я сжалась от его отощалого, сухого голоса. Куда делся тот  брутальный тембр и звонкость в голосе? - я все объясню!
Я выдернула свою ладонь из рук Томаса. Резко, очень резко.
- Объяснишь что? - сдавленно спросила я, освобождая свою ладонь из рук Томаса, - объяснишь почему инсценировал свою смерть? Почему исчез, внушив мне и всем остальным, что ты мертв? Я была на похоронах, на твоих похоронах! - в сердцах выкрикнула я, а самой хотелось сбежать, сбежать на край света, спрятаться в непроходимых зарослях забвения, где не будет этого обмана, где мой отец так же вернется с ночной смены домой, пропахший  лекарствами и антисептиками. Внутри все жгло, слезы навернулись на глаза и я с трудом сдерживалась, что бы не раплакаться прямо здесь.
- Ева, родная... - Питер скривился от брошенного в лицо упрека, - я знаю, что виноват перед тобой, признаю, что мой обман доставил тебе боль, но я не мог поступить иначе. Только земля могла укрыть меня от воздействия Савьена.
Знакомое имя заставило меня вздрогнуть. Имя моего "почти" убийцы, имя моего "почти" отца всколыхнуло пережитое, - у меня не так много времени, пока Савьен снова не почувствует, что доступ открыт. Выслушай меня!
Я с сомнением, но все же кивнула. Как он мог быть знаком с Савьеном? Что за воздействие мог тот оказать на него, ведь он не обладал третьим глазом?
- Начну с того..., - Питер неожиданно присел в позе лотоса прямо на голый пол зала Советов. Время проведенное в подземелье, в окружении лишь толщи земной поверхности, без удобств и средств первой необходимости выработали в нем привычку присаживаться в любом месте.
Томас переглянувшись с Аланом, тоже опустился на пол, согнув одну ногу в колене и облокотившись на него, приготовился слушать. Алан последовал его примеру и лишь Кай, все время пытаясь публично выделиться, со скрежетом пододвинул стул, развернув его спинкой вперед и сел на него. Лея и Деми тоже присели на стулья, а я...опустилась на пол, поджав под себя ноги. Над нашими головами кружил вьюнок, создавая тем самым необходимый поток воздуха для долгой беседы.
- Начну с того..., - вновь повторил Питер, - что я с самого рождения знал о тебе, Ева. Знал, что ты родишься особенной, и что силы твои будут особенными. Все началось в день твоего с Лаурой рождения. В тот день я узнал, что у меня есть близнец и что существует другой мир. В моей голове, в моем сознании появился Савьен, тот кто превратил этот день в кошмар. Я понимал, что тебе и Лауре нельзя рости вместе и привел в действие идею о врожденной родственнной аллергии. Мне, как врачу, это не составило труда.
Я зажмурилась, с ресниц сорвалось несколько слез. Значит и это был обман! Все было ложью! Нас с Лаурой разлучила не аллергия на себеподобную, не судьба-злодейка лишила меня матери и сестры одновременно. А отец! Мои пальцы задрожали, обида и боль с новой силой ударили по сердцу.
- Я понимал, что для Глории это будет сильным потрясением, - продолжал Питер свой рассказ, опустив голову, - но в тот момент дочь для меня казалась важнее всего, я должен был позаботиться о ней. И я сделал все, что бы увезти Еву подальше, ожидая ее восемнадцатилетия. Савьен предупредил, что он вернется, когда этот день наступит, когда в Еве пробудится магия. Я знал для чего - что бы использовать меня, что бы моими руками совершить убийство собственной дочери.
Кто-то ахнул, но я даже не поняла кто, я всецело была поглощена рассказом, который прояснял многие моменты моей жизни. Значит Савьен получив отказ Виттариона избавиться от меня, нашел способ привлечь к этому Питера. Но зачем? Чем я так ему мешала? Неужели только тем, что доставляла неудобство и отнимала время от его исследований? Вопросы оставались и я продолжала слушать.
- Однажды, заглянув в комнату Евы, я обнаружил упавшее в угол зеркальце и открыв увидел, что оно пустое. Само зеркало было на месте, но оно не отражало, было блеклым и мутным. Тогда я не придал этому значения. Спустя неделю Ева готовила мороженное на выходных, я открыл холодильник следом за ней...и льда не было, он не морозил, весь холод из холодильника ушел. Я спустил это на технический сбой, ведь он снова заработал спустя некоторое время. Но когда наш соседский кот вдруг стал из черного белым, я понял, что все это дело рук магии. Ее магии.
Я слушала и только теперь вспоминала, что подобные моменты действительно были и я тоже не придала им никакого значения, расценив по-разному, но никак не магией. Тогда мне и в голову это придти не могло. Зеркальце выкинула, холодильник заработал снова, а смену окраса соседского кота Мая, я приняла за розыгрыш.
- И испугался, испугался, что теперь Савьен исполнит свое дело, захватив мое сознание и причинив вред Еве. Я инсценировал аварию, свою смерть и похороны были почти настоящими. Благодаря знаниям полученным от Савьена, я тоже нашел то, что блокирует ему доступ к моему сознанию - земля. Я укрылся в подземных пещерах дворца Тудоров, отрезав себя от внешнего мира и воздействия Савьена. 
- Я одного не могу понять, - отозвался Кай, - что Савьену мешало убить свою дочь вместе с женой еще там, раз он так хотел от нее избавиться?
- Наша связь дала мне возможность знать все, что знает он. На тот момент он не готов был на убийство, - изрек Питер.
Я молчала. То что у отца была причина оставить меня, почему-то совсем меня не тронуло. Даже если это касалось моей жизни, обида от обмана была ярче и сильнее всего остального.
- Почему он вообще хочет ее убить? Вашими руками или своими, как уже пытался это сделать, - наступила очередь Алана задать вопрос.
- Савьен не хотел детей и хотел избавиться от ошибки молодости обратившись к другу за помощью, чтобы отправить нежеланное дитя куда подальше. Но получил отказ, и тогда он стал проводить исследования на собственной жене. Незадолго до родов у нее появилась метка, Савьен не мог это объяснить, но обрадовался, что сможет избавиться сразу от двоих. К тому моменту его жена от постоянных исследований была ни жива ни мертва, он иссушил ее почти полностью. Перед инициацией Савьен пустил кровь своей жене, но она успела отослать девочку, прежде чем сама истекла кровью.
Рассказ был ужасен, меня начало подташнивать от того злодейства, что чинил Савьен. И это был мой отец? Мне становилось дурно от мысли, что все могло сложиться иначе и метка бы не проявилась. Останься я с этим чудовищем, и собственная дочь последовала бы за матерью в его экспериментах. 
- Жуть какая, - тихим голосом прошептала Деми, съежившись от услышанного.
- Сейчас, Савьен снова может подчинить мое сознание, как только почувствует, что блок снят, - Питер поднял голову, в его глазах тоже стояли слезы, выдававшие его эмоции. Наши взгляды встретились! Готова ли я принять эту правду? Готова ли простить?, - мне нельзя здесь оставаться, - Питер поднялся и с ним как по инерции поднялись все остальные, - если бы Томас не нашел меня, я бы и дальше оставался глубоко под землей. 
- Судьба вела меня, - улыбнулся Томас Питеру, - а в судьбу я верю.
Я задумалась. Сколько похожих историй видела я вокруг себя? Сколько людей ради других жертвовали собой или своим благополучием? Алан, Лея, Виттарион, Неон, Купер - все они столкнулись с этим в той или иной мере. Лее пришлось отказаться от сына, чтобы оградить его от опасности, Виттариону пришлось пойти на обман ради жизни своего сына. Я поняла их всех. Неужели я не смогу понять собственного отца, который вырастил меня, заботился обо мне, отказавшись от всего остального ради меня?
Меня накрыло волной эмоций и я бросилась к отцу. Обхватив его руками за талию, я прижалась к его груди и слезы медленно потекли по моим щекам. Сердце оттаяло, отчаянно забившись в муках запоздалой благодарности, так долго не проявляющей себя. Я закрыла глаза - в этом мире есть человек, который пойдет на что угодно, что бы защитить свою дочь. И этот человек - мой отец. Как же мне повезло!
Руки отца обняли меня за плечи и я на некоторое время забылась. Запах сырой земли ударил в нос, но своих объятий я не ослабла. Легкие поцелуи в макушку наполнили меня счастьем, как тогда в нашем доме и мое сердце начало успокаиваться. 
Питер молчал, никакие слова не передадут сейчас его чувств. Снова обнять свою дочь, увидеть ее личико так близко, а не только на фото в кулоне - разве мог он об этом мечтать, сидя на земляной, присыпанной опилками лежанке.
- Я готов отправиться в портал! - решительный голос отца вернул меня в реальность.
- Ты? - забыв зачем он здесь, переспросила я, - но почему ты?
- Здесь мне нельзя оставаться, - мягко ответил тот, - иначе мне придется вернуться под землю. Так я смогу хоть чем-то помочь вам, я же все-таки человек, - Питер иронично рассмеялся, - если я пройду портал, то смогу разобраться и с Савьеном, чтобы вернуться.
- Если? - мой голос задрожал. Опять потерять отца? Нет, я не могу этого допустить.
- Все будет в порядке, родная, - отец привлек меня к себе, снова обнимая, - Томас прав, он не просто так нашел меня - это судьба.
А я посмотрела на Томаса. Он улыбался светлыми глазами, излучающими тепло. И я тоже улыбнулась в ответ. Томас вернул мне отца! - Спасибо! - одними губами прошептала я, когда хотелось добавить еще и "люблю"!



Ирина Вольная

Отредактировано: 17.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться