Небеса. Между небом и землей.

Размер шрифта: - +

Глава двадцать вторая

Нам нужно было это время. Время проведенное вдвоем. Всего один час, шестьдесят минут безумно быстрых и стремительно пролетевших как крошечный миг.
Я сидела, примкнув к плечу отца, обхватив его руку.
- Тебе обязательно нужно это делать? - немного сонным голосом спросила я. Ночь сдавала свои права, и даже бессонной она казалась мне слаще любой другой. Рядом с отцом.
- Это как раз то, что я могу сделать для тебя, для вас. В остальном от меня мало толку, - улыбаясь потрескавшимися от сухости уголками губ, ответил отец и погладил меня рукой по голове. Никогда, слышите никогда, какой бы взрослой я не была, это не сделает необходимость в материнской ласке и отцовской заботе менее желанной. 
- А этот Томас неплохой парень, мне он нравится, - с улыбкой на лице произнес отец, а я почувствовала как вспыхнули мои щеки. Одобрение отца многое значило и я подняла на него глаза полные надежд, - я видел, как он на тебя смотрит, - очередной намек и я зарделась пуще прежнего. Краска прилила к лицу, выдавая все мои плохо скрываемые чувства, - да и твое сердечко уже занято им, не правда ли?
Я вздохнула. Это так очевидно? Я совершенно не умею скрывать своих чувств, не умею их подавлять, не умею выдавать одно за другое. Не умею! И мне очень хочется разделить это чувство вместе с ним.
Я кивнула, опуская глаза и тут же бросаясь отцу на шею. 
- Ну, ну, ну что ты, - успокаивал меня отец, пока я прятала свое лицо где-то в складках его капюшона, - я не знаю, что между вами произошло, но вижу, что он очень старается все исправить.
А я снова закивала несколько раз, молча соглашаясь. Я и сама не понимала, что мне нехватает, чтобы дать ему еще один шанс? 
- Вот что я тебе сейчас расскажу, - голос отца стал мягким, как в детстве и я как послушная девочка, оторвалась от его шеи и приготовилась слушать. Не первый раз я слышала эту историю, но впервые заслушалась. Плавным, лирическим голосом он говорил, говорил, а я почти не дышала, уткнувшись снова ему в плечо. Утро уже оголяло свои первые лучи, когда я под специально растянутые слова сама не заметила, как сомкнула веки и погрузилась в сон, такой сладкий и притягательный, для уставшей души.

***

- Вы уверены? - Алан с сомнением присмотрелся к Питеру, не совсем понимая, почему он так решил. Узнав, что перед ним отец Евы, а значит и Лауры, Алану все время хотелось напомнить ему о его второй дочери. Но вспомнив, что Лаура совсем его не помнит и не знает, что появление в ее жизни еще и отца, невесть откуда взявшегося, да еще и при таких обстоятельствах, с одной большой проблемой за плечами, принесет лишь беспокойства, а возможно и всплеск негатива, Алан понял, что лучше переждать. Питер собирается войти в портал, и никто не даст гарантий, что он вернется, зачем зря тревожить Лауру и Глорию.
- Как никогда! - ответил Питер, - зачем лишние расставания, Еве трудно будет отпустить, а ей сейчас туда совсем нельзя.
Томас стоял напротив портала в тихой часовне, где утренние лучи уже вовсю пробивались сквозь полуразрушенные окна и стены. Они втроем, покинули Орден рано утром, никому ничего не сказав, что бы спокойно завершить то, что запланировали.
- Согласен, - подхватил Томас, ему совсем не хотелось, что бы Ева вновь покидала этот мир, - но как мы узнаем, что Вы добрались без потери времени?
- Договоримся о встрече здесь в это же время ровно через два дня, - поразмыслив предложил Питер, - если все пройдет гладко, я вернусь с новостями, если же меня не будет, значит что-то пошло не так.
Алан кивнул, и Питер накинув капюшон на голову, вступил в портал. Очертания его фигуры поблекли под воздействием светового столпа, ноги оторвались от земли и он стал медленно подниматься вверх под купол часовни. Стоило ему коснуться головой уровня крыши, как столп света заискрился и, взметнувшись вверх, унес с собой и мужской силуэт.
Черные глаза Алана встретились с глазами Томаса.
- Что мы ей скажем?
- Правду, конечно, - Томас пожал плечами, - это было решение Питера, ему было бы сложнее уйти, будь Ева тут. Да и для него это реальный выход из положения, быть заживо погребенным в катакомбах дворца, знаешь ли, не самая завидная участь. Я там был. Дважды! - Томас положил руку на плечо друга и подтолкнул к выходу, где у порога часовни их ждали двое часовых.

***

Легкое прикосновение к лицу разбудило меня. Открыв глаза я сразу уловила движение виновника своего пробуждения - вьюнок, как котенок ластился к руке и все время наровил потерется о мою щеку.
- Перестань..., - рассмеялась я, прикрывая лицо рукой. Сколько же я спала? Я замерла, вспоминая последние часы с отцом, его тихий убаюкивающий шепот, его присутствие рядом...и его уход после...
Неожиданная догадка сама пришла в голову и я вскочила на ноги. Несколько взмахов рукой, чтобы привести себя в форму, освежить лицо, расчесать волосы, пригладить одежду, магия в этом случае оказалась очень удобной - быстро и эффективно, и я выскочила из кельи,  бросившись по коридору в зал Советов.
Я чувствовала, что боюсь своей догадки, боюсь, что она окажется правдой, поэтому не вошла, а влетела в зал, привлекая к своему стремительному появлению взоры всех присутствующих.
- Где отец? - наверное голос выдал мое волнение, но я успела заметить, как все мигом переглянулись.
- Ева, все в порядке, как отдохнула? - Лия первой решила смягчить обстановку. В зале находились еще Алан, Кай, Деми, Томас и даже Фабиан примкнул к Совету.
- Что происходит? - с нарастающим волнением переспросила я, оглядывая всех по очереди и останавливаясь на Томасе, с надеждой вглядываясь в его глаза. 
- Ева..., - Томас сорвался с места и приблизившись ко мне, схватил меня за руки, его глаза блестели стальным блеском, хоть голос и был мягким, но долю беспокойства я все же уловила, - ты проспала почти двенадцать часов.
- Сколько? - в груди все сжалось, - но это значит...
- Твой отец вошел в портал сразу, как ты уснула.
Вздох вырвался из легких  и надежды, что моя догадка так и останется всего лишь догадкой, рухнули, - он сам так захотел, посчитал, что так будет легче и ему и тебе.
Я поникла и Томас, видя мое состояние, мою безнадегу, привлек меня к себе, заключая в легкие объятия.
- Все будет хорошо, мы договорились - он должен вернуться через два дня, тем самым подтвердив наше предположение о времени, - пальцы Томаса коснулись моих волос, поглаживая их и пробуждая во мне совсем иные чувства. Коснувшись виском его подбородка, почувствовав тепло его кожи, я ощутила прилив сил и магии, сердце отстукивало свой ритм все сильнее и сильнее.
- Ева была вправе проводить отца, - Кай с недовольным видом тоже приблизился, - а ты за ее спиной лишил ее этой возможности.
Я почувствовала как Томас напрягся и еле сдерживается в присутствии Алана и Леи.
- Мы с Томасом вместе проводили Питера, - опередил его Алан, которому тоже не понравились слова брата. Он уже не первый раз замечал провокационные вызовы Кая и отдавал должное терпению Томаса.
Кай усмехнулся и обойдя вокруг нас, скользя взглядом с ног до головы, вернулся на свое место, рядом с матерью.
- Туда откуда он может и не вернуться. Простит ли вам Ева потерю отца?
Резкий выпад Томаса вперед был прегражден Леей и ее умоляющим покачиванием головы. Томас перевел взгляд на ухмыляющегося Кая позади матери. 
- Кто-то из вас должен это прекратить, - с намеком глядя то на Алана, то на Лею, бросил Томас, - иначе я за себя не отвечаю! - и понимая, что сейчас он не в состоянии находиться с ним в одном помещении, Томас сдерживая ярость, направился к выходу.
- Томас, подожди! Я с тобой! - и Деми сорвалась с места вслед за ним, догоняя его у самых дверей. Я проводила ее беспокойным взглядом. Что ей снова нужно от Томаса? Она его преследует? Хочет вернуть?
Мысли одна за другой разрывали мне мозг - дерзость Кая, уход отца, Деми с ее настойчивой гонкой за Томасом, необъяснимая угроза внешнего мира - все это казалось таким неразрешеным, что меня охватила паника. 
- Ты что себе позволяешь? - услышала я жесткий голос Алана и обернулась, на время отвлекаясь от своих мыслей. Тот был в бешенстве, - ты мой брат, но Томас мой друг. Я не стану спокойно смотреть, как ты разрушаешь нашу дружбу!
Я медленно подошла к Фабиану, который стал невольным свидетелем почти семейной сцены.
- Как Таша? - между броскими фразами братьев-близнецов спросила я.
- Она делает мою жизнь счастливей, - улыбнулся Фабиан. Он всегда говорил про Ташу, улыбаясь. Его смайлик. Его девочка.
- Или ты это прекращаешь, или я не стану ждать пока Томас набъет тебе морду и сделаю это сам! - услышали мы окончательный вердикт Алана.
- Алан! - воскликнула Лея, противоречиво взирая на сына, - он твой брат!
- Если брат ведет себя, как последняя сволочь, я готов на время забыть об этом!



Ирина Вольная

Отредактировано: 13.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться