Небеса. Восхождение.

Размер шрифта: - +

Глава десятая

Я не сводила глаз с аккуратно сложенной кучки вещей на нижней полке огромного гардероба. Мои джинсы, футболка и туфли - странная, как называли здесь, одежда моего мира, теперь была отложена в сторону. Я так решила. Она пригодится мне для обратной дороги, поэтому изнашивать ее я не хотела, да и выделяться среди совсем по-другому одетых тоже. 
Было немного грустно и я задумалась.
Ведь она непременно будет, обратная дорога.
Я обязательно вернусь.
- От прошлого надо учиться избавляться, - раздался позади голос Фейерии, - зачем хранить это старье?
Я вздрогнула. Уже второй раз Фейерия появляется в моих покоях без стука и предупреждения. Это напрягало.
- Это не прошлое, - все же спокойно ответила я, - это память о доме, напоминание, чтобы вернуться.
За спиной раздалось недовольное фырканье.
- Опять ты за свое. Не понимаю я тебя, что тебе неймется. Здесь весь мир у твоих ног, а ты все о старом. 
Неожиданный стук в дверь заставил обернуться. Я с облегчением пошла открывать дверь, слушать Фейерию о возвеличивании себя любимой, совсем не хотелось.
- Госпожа Ева, - передо мной снова преклонили колени, молодой черноволосый посланник опустил глаза в пол,  - Верховный Приам Виттарион приглашает Вас к себе, желая познакомить Вас с достопримечательностями Пантеона.
- Я ослышалась? Приглашает Госпожу Еву? - из-за плеча показалась Фейерия, - или нас двоих?
- Богиня! - стоило парню на секунду поднять глаза, как он тут же вновь уставился в пол, голос его задрожал, - я лишь передаю указание Приама, а оно касалось только госпожи Евы.
- Что за наглость?! - Фейерия выходила из себя, - А ну убирайся! - и захлопнула дверь.
Но я ее не слышала. Отец Томаса пригласил меня к себе. Что он хочет? Поговорить? Познакомиться? Так после его обращения с просьбой оставить Томаса, мы как бы уже знакомы. Я почувствовала, как вспотели ладони, а нервы натянулись струной. О чем с ним говорить? Он ведь добился своего, добился того, что я и его сын не вместе. Может хочет объясниться или извиниться? А может он снова что-то увидел третьим глазом? Мысли и вопросы проносились один за другой, заставляя нервничать, пульс участился, отбивая каждую секунду и я не заметила сама, как стала выхаживать из угла в угол по комнате.
- Ты никуда не пойдешь! - категорично заявила Фейерия, заламывая руки, ее взгляд стал сбивчивым, глаза вспыхнули яростным огнем, - этот наглец думает, что со мной можно так играть, пригласив не меня, оставив в стороне. Я это так просто ему не спущу!
- Что? - я была настолько взволнована приглашением Верховена, что не сразу поняла ее тон.
- Я пойду с тобой, а ты скажешь ему, что без меня идти не захотела!
- Фейерия! - я опустила руки вместе со вздохом, - нам с ним действительно нужно поговорить наедине. Поэтому пожалуйста, успокойся, я не надолго.
- Что все это значит? О чем тебе с ним говорить, если Вы даже не знакомы! Или знакомы? - эта мысль прокралась в голову Фейерии и ее осенило. Я почувствовала ее пронзительный взгляд и меня будто обдало холодной водой.
- Я тебе все расскажу после, хорошо? - пообещала я и взяв себя в руки, открыла дверь. Как я и надеялась посланник никуда не ушел, дожидаясь выполнения поставленной задачи - препроводить меня к Верховному Приаму.
Рассчитывая, что дорога будет длинной и я смогу собраться с мыслями, чтобы предстать перед отцом Томаса подготовленной, я глубоко ошиблась. Портал показался сразу за поворотом, а через пару секунд я уже стояла перед Виттарионом, не успев даже глазом моргнуть, не то, чтобы продумать возможный разговор.
Окинув меня взглядом, Виттарион одобряюще кивнул. Да, сегодня на мне было привычное для этого мира одеяние: светло-зеленый приталенный сарафан до пола с рваными краями и женские открытые сандалии.
- Вот мы и встретились, Ева, - едва уловимая в его голосе ирония показалась мне странной.
- Вы ведь знали, что так и будет, да?
- Присаживайся, - его жест указал на миниатюрный диванчик с плавной волнообразной спинкой и я последовала ему, понимая, что разговор не будет коротким, - скажем так - это было ожидаемо. Многие годы портал пытались открыть, пока не поняли, что ни один nebesis на это не способен, а с такой меткой, как у тебя ни в нашем ни в вашем мире еще никто не рождался. Так что ты понимаешь, что для всех нас значило твое пробуждение?
- Вы ошибаетесь, Виттарион, - произносить его имя было непривычно, и я не переставая повторяла про себя, что он отец Томаса, - этот дар не был дарован мне природой. Все это заслуга Фейерии, она поделилась своей силой с еще не родившимся ребенком, поэтому во мне эта магия. Ее магия.
Виттарион приподнял бровь, но как мне показалось, не был особо удивлен.
- Силы Баланса удивительно сложные, - вдруг улыбнулся он мне, - и я почему-то уверен, что их выбор пал на тебя не случайно. Твоя магия все так же непреклонна?
Я кивнула.
- Я очень надеюсь на помощь Фейерии. Мне пришлось многим пожертвовать, что бы встать на этот путь, - как я ни старалась мой голос все же дрогнул и я опустила глаза, зная, что Виттарион в силу своего проницательного взгляда, уловил это.
- Именно поэтому я должен извиниться перед тобой, - его глубокий тембр при сказанных словах, вонзился в меня и прошел насквозь, - знаю моя просьба причинила боль вам обоим, но жизнь моего сына мне важней всего.
Я почувствовала как к горлу стал подкатываться комок, сердце забилось в схватке с попыткой унять дрожь во всем теле. Все таки извиниться, он пригласил, чтобы извиниться! Но нужны ли мне его извинения, когда я жутко хочу все изменить и вернуться?
- Мне тоже, - выдавила я из себя.
- Ева, не кори меня за это, - Виттарион встал и прошелся по зале, - он мой единственный сын, я тоже пожертвовал собственными чувствами и тем, что никогда не смогу его обнять.
Я подняла глаза на Верховена. Широкоплечий, собранный, статный и мужественный, он держался очень и очень величественно, но в тоже время на равных. И тут в его глазах я тоже прочитала эту боль, груз того самого решения, которое он принял по отношению к своему сыну.
Он любил Томаса.
Как и я.
И эта любовь, во многом различная и в тоже время объединяющая нас, отразилась в нашем взгляде.Мы поняли друг друга, как бы горько не было это осознавать.
- А сейчас та связь, что была между нами и та пропала, - мужчина сомкнул руки за спиной, чтобы выпрямиться, будто тяжесть содеянного давлела над ним и заставляла сгибаться.
- Что вы имеете в виду? - я встревоженно поднялась с диванчика.
- Он не слышит меня. С тех пор, как я произнес свою просьбу, он возненавидел меня и пресек всякие попытки связаться с ним. Я пытаюсь сделать это каждый день, но результатов нет, - Виттарион безнадежно поник головой, этот сильный и властный мужчина стоял передо мной беспомощно сжимая губы и пряча в глазах печаль.
- А как же Просвещенный? - я подошла ближе.
- Уже как месяц покоится с миром.
Я зажала рот рукой. Мелкая дрожь прошлась по телу. Просвещенного больше нет! Но тогда...
- Значит там никто ничего не знает? Никто из них не знает, что я здесь? - до меня наконец-то дошла реальность сегодняшнего дня. Два месяца поглотил портал и целый месяц мои близкие и друзья преданы безызвестности где я и что со мной. Слезы выступили на глазах. Я и представить не могла, что можно испытывать, когда от близкого человека нет вестей, когда жуткое чувство о судьбе человека съедает изнутри, выжигая все силы. 
- Да, они не знают, - подтвердил Виттарион.
- Что мы можем сделать чтобы исправить это? - я почти подлетела к Приаму, заглядывая в глаза, с надеждой получить ответ, что выход есть.
- Найти нового приемника для Просвещенного или ждать пока Томас наладит наш с ним канал связи, но это будет не так легко сделать, учитывая оборванные им родительские нити.
Нет, на второе пока рано надеяться, Томас слишком доверял отцу и я сама знаю, что разбитые чувства не склеить за один день, да даже за месяц. Но как найти приемника? 
- Что я слышу?! - раздался знакомый недовольный голос за спиной и мои руки в отчаянии опустились, - речь о старом добром Каа. Ну и как поживает этот несносный слепой забияка?
Фейерия сменившая утренний наряд на более изысканное золотое платье торжественным шагом от бедра направлялась в нашу сторону.
- И кто такой Томас позвольте полюбопытствовать?
Я на секунду зажмурилась. Услышала же!
- Томас мой сын.
- Оу! - Фейерия резко остановилась, не дойдя до нас несколько шагов и снова продолжила путь, - интересненько и почему я еще не представлена наследнику Приама?
- Он на Земле, - тихо ответила я. Почему-то мне совсем не хотелось, чтобы она знала об этом, какое-то странное чувство подсказывало мне держать это в секрете. Но вылетевших слов вернуть уже было не под силу.
- Все интересней и интересней, - сказочно улыбалась Фейерия, демонстративно вмешиваясь туда, куда ее не приглашали, - значит он nebesis и был рожден на Земле. А ты уже знакома с небесным принцем, Ева?
- Не называй его так, - краска смущения предательски залила мои щеки, чем еще больше вызвала интерес белокурой "богини".
Фейерия рассмеялась, но смех этот не был искренним.
- Хочу знать об этой истории все, но не сейчас, - и она повернулась к Виттариону, вскинула руку в неизвестном мне жесте, будто потянув за невидимую ниточку, и весь зал качнулся.
Я ухватилась за спинку диванчика, чтобы удержаться на ногах. Нет, это не моя голова так кружится! Огляделась и увидела, что Виттарион так же удерживает равновесие за край тяжелого стола. Зато Фейерия не испытывала проблем, ее ноги не касались пола, находясь на маленькой завоздушенной платформе. 
- Фейерия, что ты делаешь? - крикнула я, когда зал снова качнулся, но уже в другую сторону.
- Совсем ничего, Ева, - словно играючи ответила та, - просто напоминаю некоторым особам, кто в доме хозяин и как неуважение моего статуса отразится на них. Виттарион, скажите на милость, кто установил правило присылать приглашение моей помощнице раньше, чем мне самой? Разве Вы не знаете, что я могу сделать с Вами за это? 
В зал ворвался поток энергии и открыл портал, из которого показались все восемь стражей во главе с Неоном.
Но увиденное их потрясло не меньше. Прибыв в Пантеон для защиты от воздействия магии внутри дворца, они расстерялись, ведь магия исходила от Богини. Разве могла Богиня нанести вред дворцу и людям в нем? Нет, думали они.
Но ошибались.
Оказывается, еще как могла!



Ирина Вольная

Отредактировано: 31.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться