Небесная паутинка

Привидение

Пьянка закончилась далеко за полночь.

 - Значит, вращаешься среди богемы? – Айк по одной скармливал огню обглоданные кости, пока я стерилизовала стол. Слуг у нас не было.

- Информация стоит денег, а вино достается мне бесплатно. Я меняю сплетни на вино и получаю в довесок вполне недурную компанию.

- Как ты коварна!

- Я еще и замуж выхожу в самый неподходящий момент.

- Все, хватит об этом!

Молчание не затянулось и на минуту.

- А Кай не возражает?

- Что ты к нему прицепился?

- Ему что, совсем плевать на тебя?

- Иногда он даже присоединяется к нам.

- Как ты думаешь, почему вы тогда встретились в таверне приключений?

- Случайно.

- Мира, ты так наивна! Ты живешь в мире, где нет случайности, все шаги просчитаны уже давно и все действует по определенным законам.

- И случайности так же отведена определенная роль – и таверна приключений как раз специализируется на случайных раскладах.

- Они давно продались. За Каем послали, стоило тебе войти туда. Я уверен, он давно искал тебя, или кого-то, похожего на тебя, и они были прекрасно об этом осведомлены. Только зачем?

- А еще они научили тебя корчить из себя кретина и бесить меня всю дорогу, чтобы он выглядел эффектнее по контрасту с тобой?

- Никто меня не учил. Я и был самым настоящим кретином. Твое присутствие пьянило, как вино.

- Зря ты приехал.

- Знаю… И если твой муж не вернется в ближайшее время, боюсь, мы наделаем глупостей.

- Вернется ли?

- Ты же сказала, что вы оба выбрались?

- Да…

- Мира! Если с ним что-то случилось, скажи мне! Он жив?

- Да жив он! Мы поругались…  Я чуть не угробилась, вытаскивая его из этой бухты, а он… даже ничего не сказал! Неблагодарная тварь!

- Так вы поругались, или он ничего не сказал?

- Отстань от меня!... просто он был в таком состоянии… что я боюсь за него.

- Успокойся.

Айк попытался обнять меня, но я вывернулась.

- Извини. Я пойду. Пока мы не наделали глупостей…

- Иди…

- Ничего тут не трогай. Одеяла там…

- Я тоже сейчас пойду… Заночую в городе.

- Не злись на меня.

- Я на себя злюсь…

 

***

 

На  столе в моей комнате стояла огромная стеклянная колба, которой здесь раньше не было.

Я поднесла светильник вплотную. Что-то искрилось внутри. Казалось, сам воздух…

Приглядевшись, я различила едва видимые, струящиеся волокна. И узнала их... Такие встречаешь иногда на самом высоком небе, выше четвертого слоя атмосферы, в холодном, сыром облаке. Они не были снегом. Иногда, еле видимой паутинкой осаждаясь на одежде, позволяли себя рассмотреть, но мне ни разу не удавалось донести их до земли – в густом, нижнем воздухе они рассыпались совсем. Про себя я именовала их небесными цветами, хотя, очевидно, что с цветами у них не было ни малейшего сходства, просто, как и цветы лесные, это было самым прекрасным и загадочным явлением высоты.  И, надо же, ни разу я не догадалась заключить эту загадочную форму жизни в сосуд и запечатать его наверху.  Я долго, зачарованно следила за струящимся узором, когда до меня вдруг дошло! Кай! Кай вернулся! Кай сумел подняться до неба, Кай принес мне этот странный «букет» в знак примирения!

Я бросилась в его комнату. Как истинная влюбленная дура, я верила лишь в то, во что мне хотелось верить.

Света не было. Навстречу мне, в лунном луче поднялась тонкая фигура в белом одеянии.

- Кто ты?

- Та, встречи с которой ты избегаешь – ответил мне глубокий, безразличный голос.

Фигура двинулась навстречу, странно запрокидывая увенчанную пышной прической голову, но делая это с какой-то нечеловеческой грацией.

- Сенсея?

Какое-то немыслимое изящество движений, стремительное и плавное, завораживающее и пугающее, пугающе уже только потому, что слабым оттенком такой грации может похвастаться хищный зверь, и она со времен зарождения сознания ассоциировалась с опасностью.

- Здравствуй, Мира.

Нормальный, человеческий голос. Я даже слова различаю. Но почему-то мерещится шипение змеи, готовой вот-вот плюнуть ядом.

- Что тебе нужно?  - взвизгнула я. Мне было не до любезностей, да и имеет ли смысл обмениваться любезностями с человеком, прокравшимся вором в твое жилье. Человеком ли? «Человек, человек» – успокоила я сама себя – сама же все видела: кожа, капилляры, волосяные луковицы...

- Ты мне интересна.

- Чем?

Я нащупала за спиной ручку двери.

- Ты такая как я.

- Нет!

Она рассмеялась как то… нежно…

- Я чувствую тебя. Как дуновение ветра в закрытой комнате, как движение рыбины в тихом пруду, как струю ледяной воды, лежа в горячей ванне. Ты возмущаешь пространство, ты перебиваешь своим движением течение минут, не сознавая того…

 

Я попятилась, хлопнула дверью, и во весь дух припустила по коридору.

Кровь стучала в висках – в небо, в небо, в небо! «Нельзя» - стискивала я зубы. За мною сейчас совершенно точно, однозначно и несомненно следят. Она никогда не докажет, что я такая же как она, если я сейчас же не брошусь в небо. Может это и была провокация, проверка. Не может, а совершенно точно. Она это уже делала. Она заплатила Каю через подставных лиц, не зная, кто он на самом деле, хотя, это, конечно очень мутная история, и сильно притянутая за уши. Тут однозначно прослеживались какие-то сюжетные дыры, а если Кай и вправду заказал знакомство со мной, как утверждает Айк…

Отвлекшись на эти мысли, я только заметила, что лечу по коридору, когда вдруг возникла необходимость уклоняться от висячих потолочных светильников, до которых в обычное время чтобы достать головой мне не хватало еще два моих роста.

 

Кажется, все пропало… С воплем бессильной злобы на себя я миновала балкон в конце коридора и влетела в промозглую тьму. Луна скрылась за жирным, чернящимся облаком.

 

В поисках успокоения я постоянно возвращалась мыслями к человеку, что внушал мне спокойствие все это время. Кай… Могу ли я почувствовать его, как чувствует меня Сенсея? Освоил ли он полет? Безнадежная мысль, учитывая сколько лет бессмысленных тренировок прошло с тех пор, как я покорила полет, или он меня покорил? А лучше… Лучше вообще об этом не думать. Вдруг кто-то рядом читает мысли?



Alice Ferrow

Отредактировано: 10.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться