Небесная паутинка

Завтрак с принцессой из кошмаров

Я добралась до своей постели поздним утром. Как после всякого полета по столь холодной погоде я свалилась с температурой, и уже настроилась проваляться несколько дней, но мне даже поспать толком не дали. Убийственно вежливый мужчина, с которым почему-то не хотелось спорить, передал мне приглашение позавтракать с леди Сенсеей, и настаивал на том, что проводит меня до места. На мои вялые возражения, что мне нужно привести себя в порядок, и это займет немало времени, было сказано, что мне не придется снимать верхнюю одежду, а потому нет смысла уделять особое внимание туалету.

 

Сенсея завтракала на своей яхте. Изящное суднышко, чтобы хоть как-то зафиксировать в беснующемся море, опутав канатами, закрепили меж двумя пирсами, и она напоминала бьющееся в паутине насекомое. Спустили трап, и меня за руку сопроводили на борт. Она ждала на нижней палубе. Перед нею - огромное панорамное окно, распахнутое в море, по случаю непогоды открытое. Внутрь долетали соленые брызги. Мутная волна ходила буграми, ветер рвал ее на протуберанцы, что уже само по себе создавало чувство падения в нескончаемую пропасть.

Весь ее вид дисгармонировал с этим пейзажем. Чистенькое, белое платьице. Белоснежные перчатки не для тепла – наверное, слабый перекрестный иммунитет. Обвиваясь вокруг точки, где она сидела, клубком лежал огромный боевой пес, раза в три больше нее -  тоже белоснежный, с единственной черной отметиной вокруг правого глаза.

- Доброе утро, Мирана.

- Доброе – угрюмо поздоровалась я, отметив про себя, что добрым его нельзя было назвать никак. Титулы и поклоны я решила опустить, первое – потому что так повелось с первой встречи, последнее – поскольку она сидела ко мне спиной.

- Уже доложила о нашей вчерашней встрече?

Я издала звук, который ни при каких обстоятельствах нельзя было истолковать ни как «да» ни как «нет».

- Брось, все мы служим короне – она пожала обнаженными плечами – и все делаем это по-разному. И никто не осмелится утаить нечто, показавшееся ему странным и необычным.

Я промолчала, ибо не было смысла повторять то, что она и так знала.

- И какие же рекомендации касательно меня были тобою получены?

- Втереться в доверие – оттаяла я, наконец свой язык, и нагло взяла со стола булочку, показавшуюся мне аппетитной. Меня ведь завтракать пригласили, в конце концов. Есть не хотелось.

Я смотрела на изящную небрежность идеально черных прядей в ее прическе и мысленно сравнила себя с чучелом по сравнению с ней. Волосы, облипшие той странной субстанцией, что нарастает на них от ветра, упрямо держались по одному, и словно запомнив траекторию, чуть отклонялись назад, шуба (весьма красноречиво обозначавшая мою принадлежность к среднему классу) на голое тело делала меня троекратно неуклюжей по сравнению с сидевшей напротив меня точеной куколкой, над чьей позой, казалось, работали с десяток скульпторов и это только в одно текущее мгновение.  Надо  попробовать рассмеяться, как учил Кай. Рассмеяться у меня не получилось, зато отлично получилось у Сенсеи. Смех ее колокольчиком заполнил все пространство.

- Ну так давай! Втирайся.

- А я не буду этого делать. Мне не нравится это задание, мне не нравишься ты, и я не вижу смысла в этих бессмысленных разговорах.

Каждое слово я выталкивала из себя, понимая, что этим подписываю себе приговор. Хотя это ложь. Сенсея не может не нравится. Будь ты трижды не заинтересованным лицом женского пола – все равно дух захватывает от ее красоты.

Красивка медленно повернулась, и произнесла еще одну заведомую ложь

- Ты мне нравишься. Честная. Бери еще, рекомендую те, что с клубникой. И чем же я тебя не устраиваю?

- Я не верю в доверие между принцессой и некромантом. Прикажи – и я сделаю то, что попросишь. Но не пытайся убедить меня в искренности своего интереса к моей персоне.

- Приказы, степень влияния, интересы, интриги, статусы, страхи! – Сенсея махнула рукой перед лицом, словно отгоняя неприятный запах. Сняла перчатку…  тут я разглядела, что ногти ее выбелены и расписаны снежным узором, как я придумала когда то. Означать это могло только одно – намек на ее осведомленность касательно моей осведомленности… Впрочем, глупо было думать, что она оставалась в неведении по этому вопросу.

Принцесса небрежно взяла из вазочки полупрозрачный, сочащийся сладким соком засахаренный абрикос, отправила его в рот и бесстыдно облизнула пальчик, после чего картинным жестом натянула перчатку обратно. Странно, что от такой мелочи, как вид  ухоженных женских коготков может бросить и в жар и в холод...

-  Тебе не надоело еще? – продолжала она – Мы с тобой иные, пойми. И ты мне нужна, как нужно попавшему на необитаемый остров общение с себе подобными!

- Напрасно потратила время. Между нами нет ничего общего. Прости, но мне нужно идти.

- А я тебя не отпущу – она рассмеялась обезоруживающим, детским смехом.

- А я не намерена дожидаться твоего позволения – вскипела я.

- Трап поднят – ее рука двумя пальчиками, мизинцем и безымянным на лету коснулась загривка пса, отчего тот встрепенулся – и что ты будешь делать теперь? Прыгнешь в окно?

Слишком уж оно приглашающее открыто… Если она еще провоцирует меня, значит ничего не видела вчера?

- Не будешь же ты держать меня тут вечно – я без позволения уселась на огромную подушку и налила себе полный бокал из кувшина. Похоже на молоко со специями. Напиток, вдабавок, оказался еще и сладким.

- Я предлагаю тебе дружбу, Мирана. Не отворачивайся.

- Избалованная девчонка. Ты и правда думаешь, что тебе достаточно приказать, чтобы я начала дружить с тобою? Кем мне тогда себя считать? Человеком, практикующим лицемерие?



Alice Ferrow

Отредактировано: 10.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться