Небесный фарватер

Размер шрифта: - +

Глава 10

Стоя в шлюзовом отсеке, Энтри чувствовал, как его тело сотрясает дрожь. Казалось, что вокруг все заледенело, и этот жгучий холод заполз прямо под скафандр и грозит добраться до самого сердца.

Энтри до конца еще не верил в то, что произошло на корабле: казалось, минута, и он увидит Титу и выслушает ее саркастичные замечания. Ну, или пусть она накричит на него, если ей так хочется…

- Ты как? – в шлемофоне прозвучал голос Кейфо. Спокойный и собранный. Даже слишком собранный для подобной ситуации.

- Я… - Энтри чуть помедлил с ответом, - я в норме.

- Навигатор Эн Три, - сообщила во всеуслышание «Эра», - физические показатели в норме. Эмоциональные показатели за пределами допустимой шкалы. Повторяю…

Энтри поморщился и отпихнул снятый скафандр ногой подальше от себя. Он сидел, прислонившись к стене и прислушиваясь к внутренним ощущениям. Нужно срочно взять себя в руки, нужно найти в себе силы контролировать эмоции, даже если это стоит неимоверных усилий. Энтри уже понял, что самоконтроль – это самое важное на корабле, иначе не остаться в живых.

- Навигатор Эн Три, эмоциональное состояние стабильно, - выдала «Эра» и утихла.

Энтри кивнул, словно соглашаясь, и победно улыбнулся. Ему удалось справиться с внутренним беспокойством, и даже искусственному интеллекту не под силу забраться к нему в голову.

Крутанув коммуникатор на запястье по часовой стрелке, Энтри быстро произнес:

- Навигатор на борту, поломка устранена. Дальнейшие действия, капитан?

- Молодец, навигатор, - равнодушно откликнулся Дитен, - милосердие в твоих руках. Ты свободен на сегодня. «Эра» считает, что тебе надо отдохнуть.

Энтри глубоко вздохнул и все-таки спросил:

- Я бы хотел получить некоторые разъяснения, капитан. По поводу сложившейся ситуации.

- Не думаю, что это возможно, - уклончиво ответил Дитен.

- Я понял, капитан, до связи, - сказал Энтри и отключился. Ему ничего не добиться от капитана, это было так же очевидно, как и то, что Титу, той, которую он успел узнать, на корабле нет.

Энтри внезапно невыносимо захотелось на нее взглянуть. Ведь, если активирован Изначальный Код, значит, она должна находиться там же, где и Ютен? То есть в камере анабиоза с номером T2.

Сложно было объяснить даже самому себе, почему ему так хочется взглянуть на нее, вряд ли это зрелище окажется приятным. Энтри все еще помнил, как судорожно сжалось горло, когда он услышал о судьбе Ютена. И вот теперь ему почему-то было жизненно необходимо увидеть Титу, понять, что с ней стало, и как действует Изначальный Код.

И в этом ему мог помочь только один человек на корабле. Причем Энтри сомневался, что есть возможность связываться с ним при помощи коммуникатора, не боясь быть услышанным остальными. Сейчас это точно было бы лишним, поэтому он решил пойти и поговорить с Кьюваном напрямую.

- Это уже стало доброй традицией, - пробормотал Кьюван, открывая теплицы.

- Надо поговорить, - с напором сказал Энтри, толкая Кьювана в грудь, заставляя пройти внутрь.

Пол мягко спружинил, и Энтри с удивлением посмотрел себе под ноги: прозрачный пластик весь изгибался и колыхался, словно вмиг размягчился. Это нервировало.

- Что это? – спросил Энтри, - с опаской косясь на прозрачную взбесившуюся субстанцию.

Кьюван тяжко вздохнул и передернул плечами.

- Про гидропонику слышал?

- Я знаю, что такое гидропоника, а это выглядит чуть по-другому.

- Новое поколение. Долго рассказывать. В общем, сейчас идет полив. Так понятней?

- Вполне, - кивнул головой Энтри, - а…

- А про Титу я с тобой говорить не буду.

- Хорошо, - покорно согласился Энтри: внутренне он был готов к такому повороту, и, уже зная Кьювана, понимал, что придется немало постараться, чтобы узнать у него хоть что-то о Титу и ее… странном поступке.

- Я о другом, - быстро нашелся он, - почему на мирном корабле, несущем добро и милосердие, установлено столько плазменных пушек? Наш корабль – крематорий? Так называли «Эру»?

Слово само пришло на ум, породив цепочку воспоминаний.

- Не знаю, - пожал плечами Кьюван, - а что они есть? – в его голосе слышалась явная насмешка.

- Ты издеваешься? – желчно спросил Энтри.

- Нет, - ровно ответил Кьюван, - пытаюсь понять. Ты тут толкуешь о каких-то плазмоганах, говоришь, что мы – какой-то там крематорий, - его голос стал почти веселым, - да ты никак свихнулся, а? – и Кьюван подмигнул ему.

- Ладно, допустим, - мрачно сказал Энтри, - ты намекаешь, что об этом не помнит никто из экипажа? Но я же вижу, тебе известно что-то…

- Мы участники проекта «Эра Милосердия». Мы спасем целую цивилизацию таких же, как мы, от вымирания. Подарим жизнь человечеству. Что может быть лучше? – вкрадчиво спросил он,- это то, что помню я. И то, что помнил бы ты, если бы…

- Моя память не был стерта, - потрясенно сказал Энтри.

- Тссс…. – сказал Кьюван, прикладывая палец к губам, - я тебе этого не говорил.

- У меня голова кругом, Кьюван, - пожаловался Энтри, - если ты хочешь, чтобы я на что-то сгодился, тебе было бы лучше посвятить меня в эти тайны.

- Конечно, - скептически усмехнулся Кьюван, - и навек остаться в анабиозной камере в изначальном своем состоянии.

Энтри смотрел на Кьювана широко распахнутыми глазами. Тот открытым текстом сигнализировал о чем-то, пытался донести до него, Энтри, простую и ужасающую правду. Может быть, он не принимает ее, потому что его мозг просто отказывается это осмыслить? Может, то, что предлагает Кьюван в качестве правды, чудовищно, и потому Энтри до сих пор не понял, о чем он толкует?

- Ладно, подумаю на досуге, - сказал он, поежившись, - еще один вопрос, хорошо?



Лера Любченко

Отредактировано: 03.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться