Небесный Механик (стимган: Том 1)

Размер шрифта: - +

Глава 4. Кошмар продолжается

— Их там не было, Лео! — повысила голос Ева. — Не было!

Леопольд Фогт спокойно выдержал ее взгляд и приказал:

— Нико, выясни, куда эти бездари слиняли.

Хлопнула дверь, по железной лесенке забухали шаги — Нико покинул коморку, где остались Ева, Леопольд и еще двое парней, готовых выполнить любое распоряжение главаря.

Сказать, что Фогт был удивлен, — не сказать ничего. Он был в ярости. Своих людей пожилой вор держал в железном кулаке. В преступном мире Берна его боялись и уважали, любили и ненавидели, но четко знали: слово Фогта нерушимо и его люди поставят на ножи всякого усомнившегося в этом. Невыполнение поручения главаря в банде приравнивали к предательству и карали смертью.

— Ева, девочка моя, я все выясню, не сомневайся, — все в той же спокойной манере пообещал Фогт.

— Не сомневаюсь, — бросила Ева и вновь завелась: — Меня чуть не пришили в том доме! Я еле ноги унесла! А эти… эти… — От беготни по городу в горле у нее пересохло.

— Томас, дай ей воды, — велел Фогт.

Один из парней за его спиной наполнил кружку из кувшина на столе и поднес ее Еве, которая тотчас принялась жадно глотать воду.

— Еще, — выдохнула она, прикончив кружку.

Томас повторил. Ева выпила вновь, собралась попросить третью, но Фогт отрезал:

— Достаточно.

Ева удивленно заморгала, будто забыла, где находится и на кого только что повышала голос.

— Говори. — Фогт сцепил пухлые пальцы в замок, опершись локтями на щербатую столешницу.

Коморка вора находилась под крышей каменного пакгауза возле Нидеггской церкви в старой части Берна. Чтобы добраться сюда, Еве потребовалось немало времени и сил. Она оказалась на улице без денег и документов. Сторонилась редких прохожих и спешащих в центр города и обратно паровых таксо — не хотела кому-нибудь попасться на глаза и больше всего боялась преследователей. В каждом шорохе за спиной, в звуке шагов и шелесте колес ей мерещились те двое в масках, с которыми пришлось столкнуться в хранилище.

У нее на глазах было совершено хладнокровное убийство. Ева нисколько не сомневалась: не появись русский вовремя, незнакомцы прикончили бы и ее.

— Я добыла картины. — Она коснулась нижнего конца тубуса, висевшего на тесьме за спиной. — Но отдам их, только когда получу обещанный паспорт и гарантию, что твои люди доставят меня на вокзал.

Фогт кивнул. Томас вновь выступил вперед и выложил на стол британский паспорт. Ева взяла документ, начала листать, склонившись к керосиновой лампе.

— Он настоящий, — вдруг сказал Лео.

— Но… откуда? — Ева изумленно взглянула на него.

— Связи, — уклончиво ответил Фогт.

— Спасибо, Лео. — Она спрятала паспорт в карман жакета. — Надеюсь, мы теперь в расчете?

— Картины.

Ева медлила отдавать тубус. Оглянулась на дверь.

— Нико сейчас вернется и расскажет, почему два урода не встретили тебя возле особняка, — заверил Фогт и повторил настойчивее: — Картины.

Неужели сейчас все закончится? Ева взялась за тесьму на груди. Фогт заберет картины и навсегда ее отпустит. Рассчитавшись по долгам покойного мужа сполна, она освободится от обязательств перед вором и начнет новую жизнь, перестанет опасаться полиции, спокойно уедет из страны...

За дверью на лестнице раздались уверенные шаги. Ева вновь обернулась, отступила в тень, освобождая проход к столу, так и не успев снять тубус.

Фогт вдруг напрягся, подобравшись на стуле, и взялся за лампу.

— Быстро мальчик обернулся, — пробормотала Ева, по-прежнему возясь с узлом на тесьме.

— Это не Нико. Шаги слишком тяжелые.

Осознать до конца сказанное вором Ева не успела. Дверь распахнулась, через порог шагнул высокий мужчина в котелке, маске и с револьвером в руке.

И он сразу начал стрелять.

Первым упал Томас, ринувшийся навстречу незнакомцу. Вторым — парень, имени которого Еве так и не суждено было узнать.

Стрелок быстро давил на спуск и метко клал пули, но Фогт все-таки успел швырнуть в него керосиновую лампу и опрокинуть стол.

Когда стрелок вспыхнул — лампа, угодив ему в грудь, разбилась — и замахал руками, пытаясь сбить пламя, Ева все еще стояла на месте, не в силах пошевелиться. Ее поразил не вид горящего человека, а то, что он молча вертится, не издавая звуков, будто боль от ожогов его не волнует в принципе.

Опрокинутый Фогтом стол сдвинулся. Старый вор зарычал, словно разбуженный в берлоге медведь, толкая его вперед, и сбросил стрелка на лестницу, перегородив проем.

— Уходим, Ева! — Он вскочил на стул, где недавно сидел, и подпрыгнул.

Под потолком что-то лязгнуло — Фогт вытянул, держась за железную скобу, телескопическую лестницу.

В дополнительных приглашениях Ева не нуждалась. Перебирая руками перекладины, она быстро вскарабкалась в открывшийся над головой люк и оказалась на покатой крыше пакгауза. Замерев на миг, осмотрелась, услышала, как сопит, взбираясь следом по лестнице тучный Фогт, и спросила:

— Куда дальше?

— На южную сторону, — кивнул Лео, высунув голову из проема.

— Но там…

— Бегом!

Ева устремилась к южному краю крыши — на гладкой отвесной стене не было пожарной лестницы, а соседнее здание находилось на приличном расстоянии от пакгауза.

Оказавшись у низкого, по колено, парапета, она обернулась. Сгорбленная фигура Фогта маячила над люком. Чиркнула спичка, заискрился и, змеясь в темноте, к люку сбежал яркий огонек.

Что он делает?!.. Ева сейчас плохо соображала, ее заботило одно: каким образом незнакомцы в масках узнали, что после приема в доме Бремена она встречается с Фогтом.



Петр Крамер (Peter Kramer)

Отредактировано: 01.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться