Небесный Механик (стимган: Том 1)

Размер шрифта: - +

Глава 2. Призраки прошлого

Спала Ева ужасно — гроза не давала покоя всю ночь. Лишь под утро пленница провалилась в сон и вынырнула из него, когда за иллюминаторами просторной каюты ярко светило солнце.

На прикроватном столике был сервирован завтрак — два блюда, накрытые крышками, кувшинчик с молоком, фарфоровый кофейник, приборы и салфетки на серебристом подносе. По убранству каюта сильно отличалось от той, где пришлось сидеть взаперти, пока не появился Аскольд.

При мысли о русском, который наверняка погиб, Ева помрачнела. Ей и без того было не по себе. Она не понимала, почему ее оставили в живых — ведь все должно было закончиться иначе.

Ева села, расправила помятую юбку и осмотрелась.

Широкая удобная кровать занимала четвертую часть каюты, в дальнем углу стояло трюмо с большим зеркалом, рядом находилась ширма с изображением китайского дракона на складных панелях. Слева от кровати располагался гардероб высотой до потолка, по сторонам — несколько иллюминаторов с плотными занавесками.

Вчера наемники силой привели ее сюда, толкнули на кровать и заперли дверь. А потом, поборов страх перед грозой, она наблюдала в иллюминатор, как взорвался дирижабль, на котором остался Аскольд.

Ева вздохнула и потянулась к подносу — со вчерашнего дня ничего не ела. На одной тарелке обнаружился вкусный овощной салат, сдобренный сладковатым соусом, на другой, поменьше, — десерт. Она с жадностью накинулась на еду. Налила себе кофе, разбавила молоком. Не прожевав до конца салат, отпила из чашечки. Не удержалась и попробовала десерт — отрезала, звякнув вилкой о тарелку, кусочек шоколадного торта. Выпила еще кофе.

В приличном обществе Ева не позволяла себе такого поведения за столом — видела бы ее настоятельница Кляйбер! Но за прошедшие двое суток она столько натерпелась, с появлением наемников ее жизненная ситуация сильно изменилась несколько раз. Главное, конечно, что она все еще жива. Но как ее жизнь сложится в ближайшие часы, а может быть, минуты — неизвестно.

Покончив с едой, Ева слезла с кровати и направилась к трюмо, только в ящики под зеркалом так и не заглянула, обнаружив за ширмой раковину, рядом с которой в углу был выложен кафелем квадрат и имелся водосток. Над водостоком нависала закрепленная болтами на стене душевая лейка.

Ева качнула головой. Однако! Если на дирижабле в каюте есть душ, сколько же стоит подобный летательный аппарат и кто его конструктор?

Не раздумывая, она скинула одежду и открыла краны. Из лейки полилась теплая вода, Ева быстро ополоснулась и вытерлась полотенцем, перекинутым через ширму.

Интересно, на этом дирижабле все каюты такие или только у нее? Она заглянула в ящики трюмо — пусто. В гардеробе тоже ничего не обнаружила и стала одеваться.

Первое приятное впечатление от сервиса сменилось легким разочарованием. Обстановка, завтрак, душ — все это было на высшем уровне, но отсутствие косметического набора и пустой бельевой ящик в шкафу испортили картину.

В дверь постучали.

— Войдите! — крикнула Ева и присела на мягкий табурет возле трюмо.

В каюте появился пожилой мужчина с несессером в руках. Он почтительно поклонился, продемонстрировав Еве загорелую лысину, обрамленную седыми волосами, и выпрямился, держа паузу, а может, давая получше себя разглядеть: пышные седые бакенбарды, слегка приплюснутый длинный нос, над серыми водянистыми глазами кустистые брови. В белой манишке, фраке, узких клетчатых светлых брюках и высоких ботинках из белой кожи с черными вставками, он стоял прямо, как палка, держа перед собой несессер. Странно одет для камердинера. В Европе такое не носят, скорее уж…

Ева задумалась. Гильермо в разговоре с ней вспоминал об Америке. А что, если этот слуга-камердинер тоже из Америки? Там Новый Свет, там можно одеваться пестро. Интересно, этот камердинер говорит только по-испански?

— На каком языке леди желает общаться? — осведомился камердинер на безупречном английском.

Хм, леди... Ева невольно усмехнулась.

— Я баронесса Ева фон Мендель. Английский вполне устраивает.

— Гарольд Парсонс к вашим услугам, леди Мендель. — Он вновь поклонился. — Позвольте подготовить вас к встрече с магистром. Я принес все необходимое.

Он поставил несессер на трюмо и начал доставать из него плоские металлические коробочки, баночки, флакончики — у Евы голова закружилась от такого количества косметики. Она даже забыла поинтересоваться, кто такой «магистр».

— Начнем с прически? — предложил Парсонс.

— Давайте. — Ева повернулась лицом к зеркалу.

— Мне кажется, будет лучше собрать волосы в пучок. — Он привычным движением подхватил влажные пряди с ее плеч, в другой руке у него появился гребень. — У вас очень живое лицо.

— Вы находите? — Еве определенно понравился подход Парсонса к делу.

— Безусловно. Зачем скрывать столь манящий силуэт? Открытая шея женщины всегда говорит о ее индивидуальности и весьма привлекательна для мужчин.

— Да вы настоящий дамский угодник, Парсонс! — улыбнулась Ева.

— По правде говоря, леди Мендель, угождать дамам — часть моей профессии. — Старик закончил расчесывать ее волосы и достал ножницы. — Вы позволите немного подровнять концы?

— Конечно. — Ева расправила плечи, глядя на себя в зеркало. — Вы сказали о встрече с магистром... Кто он?

— Сэр Роберт Александр Честер Макалистер. Ранее слышали его имя?

— Не имела удовольствия. — Ева невольно заразилась от Парсонса манерой общения.

— Я познакомлю вас.

— Серьезно?

— О да. Держите, пожалуйста, голову прямо. — Парсонс быстро подровнял волосы, спрятал ножницы в футляр и достал заколки.



Петр Крамер (Peter Kramer)

Отредактировано: 01.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться