Небесный Механик (стимган: Том 1)

Размер шрифта: - +

Глава 12. Неожиданное предложение

Проснулась Ева в ужасном состоянии. В голове пустота, в теле тяжесть, перед глазами туман. Сухость во рту заставила ее подняться, но резко сев на кровати, она схватилась за голову, поморщилась от боли и вспомнила, что вчера изрядно перебрала вина.

Всплыли воспоминания о неудачном разговоре — ну кто ее тянул за язык? Дура, хотела откровений! Получила.

Она помассировала виски и взглянула на иллюминаторы. Солнце заливало каюту. Опять забыла задернуть занавески... Любопытно, который час?

Против ее ожиданий, завтрака перед кроватью не оказалось. Ева собралась с силами и неуверенной походкой, шлепая босиком по полу, направилась в душ. Хорошо хоть раздеться вчера сумела, а не спала, как в прошлый раз, в одежде.

Струи холодной воды привели ее в чувство. В голове по-прежнему шумело от алкоголя, но уже не так сильно. Одевшись, она перепрятала анкету Люсии и трубку с жидким огнем — сунула их за голенища. Повертелась перед зеркалом. Один сапог выглядел чуть толще другого, но в принципе, если не присматриваться, различия не заметны.

Она выглянула в коридор, чтобы попросить дежурившего у входа наемника позвать Парсонса, но увидела камердинера с подносом, направлявшегося к ней, и распахнула дверь шире. На подносе стояли два блюда, накрытые крышками, стакан и графинчик с мутноватой жидкостью. Как потом выяснилось, в графине был разбавленный лимонный сок.

Парсонс поставил поднос на прикроватный столик и полез в карман. На свет появился пузырек с таблетками.

— Рекомендую. Аспирин. — Он протянул Еве пузырек. — Новейший продукт фирмы «Bayer». Примите пару таблеток — и похмелья как не бывало.

Ева, сковырнув пробку, высыпала таблетки на ладонь.

— Только хорошо запейте их, леди Мендель. Боль и усталость пройдут через пятнадцать минут, и мы сможем прогуляться по верхней палубе.

— Мы? — Ева, приняв у Парсонса стакан с соком, проглотила таблетки.

— Сэр Роберт сегодня весь день будет занят. Научные труды. Поэтому мне поручено составить вам компанию, если не возражаете.

— Конечно не возражаю, Парсонс!

Старый слуга нравился Еве. Правда, вызвать его на откровенность будет сложно. Парсонс всегда был предельно вежлив, краток и делился лишь тем, на что ему дал добро хозяин. Ева не сомневалась, что Макалистер снабдил камердинера на сей счет определенными инструкциями.

— Приятного аппетита, — поклонился Парсонс. — Не стану вас смущать. Схожу за теплой одеждой и буду ожидать возле каюты.

— Благодарю.

Ева с удовольствием съела салат и небольшой стейк, выпила почти весь сок, после чего с блаженством откинулась на подушку. Чудесное средство — аспирин в сочетании с едой! В голове окончательно прояснилось. Теперь можно было и прогуляться.

Парсонс встретил ее в коридоре, как и обещал. Помог надеть сюртук, который Ева оставила вчера в апартаментах Макалистера, подал шляпу и галантно предложил взять его под руку.

— Скажите, Парсонс, который час? — поинтересовалась она, когда поднялись на палубу.

Ветра почти не было, но вокруг стелились облака, сквозь которые едва просматривался океан.

— Давно за полдень.

— Долго же я спала... — смутилась Ева.

— Вы много выпили вчера. Это вполне нормально, учитывая стресс.

— А где мы сейчас находимся?

— Над Карибским бассейном. Ночью пересекли Северный тропик и сделали остановку на Кубе.

Не может быть! Сделали остановку, а она даже не проснулась! Ева подошла к ограждению. Другой конец океана — немыслимо! Еще два дня назад она ехала в поезде в Женеву, а сейчас…

— Парсонс, вы давно служите у сэра Роберта? — Она повернулась к ограждению спиной. — Простите за вопрос, но мне бы хотелось побольше узнать о вас и мистере Макалистере.

— Спрашивайте, для того я здесь. Мы встретились после войны между Севером и Югом. Служили в разных частях, но на одной стороне. Вы слышали об этой войне?

— Да, ужасное было время для Америки.

— Безусловно. Я многим обязан сэру Роберту. Когда мы встретились, я, можно сказать, был на самом дне. Сейчас трудно представить меня грязным, заросшим пьяницей в лохмотьях, ведущим счет не прожитым дням, а выпитым бутылкам виски...

Ева с сочувствием посмотрела на старика:

— Вы кого-то потеряли в той войне?

— Семью. В самом конце.

— Простите, что напомнила об этом...

Парсонс грустно улыбнулся:

— Это было давно, не переживайте. Пройдемся?

— Конечно. — Ева взяла его под руку, и оба неспешно двинулись вдоль ограждения. — Вчера я узнала, что вы были очень дружны с Люсией... Сэр Роберт рассказал. Вы относились к ней, как к дочери?

— О, да. — Парсонс нахмурился. — Не знал, что магистр обратил внимание на наши отношения.

— Вы скрывали от него свое отношение к Люсии? Но почему?

— Сэр Роберт... — Парсонс помедлил, но все же продолжил: — Несколько ревнив. К тому же он сильно изменился после того несчастного случая во время научного эксперимента. Винил во всем Люсию, а мне приходилось ее утешать...

— Она была виновата в том, что магистр получил травму? — удивилась Ева, не ожидавшая такого поворота.

— Нет. Сэр Роберт пострадал по собственной неосторожности.

— Но что плохого было в добрых отношениях между вами и Люсией? Он ведь любил ее, хотел сделать предложение... И как я поняла, Люсия некоторое время отвечала ему взаимностью. Разве можно ревновать к отеческим чувствам с вашей стороны? Не понимаю!

— Знаете, порой я задаюсь тем же вопросом. Но ответ на него найти не могу.



Петр Крамер (Peter Kramer)

Отредактировано: 01.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться