Небо без нас

Размер шрифта: - +

Трофимыч

Часть первая

Трофимыч

1

Я в Зону не хотел. Категорически. Особенно когда вспо-

минал невезучего солдатика. Его лицо обглодали собаки.

Как каждый человек в этом мире, я обладал врожденным

чувством самосохранения. Видимо, природа посмеялась

надо мной и уравновесила этот положительный дар, вручив

чрезмерный азарт. Помню, во время учебы в медицинском

колледже постоянно торчал в букмекерской конторе, делая

ставки на футбольные матчи. Проблема оказалась в отсут-

ствии терпения, хотелось за трояк сразу выиграть «штуку».

Как показал опыт, экспрессы рассчитаны на неудачников

вроде меня.

Я служил уже полгода, когда Зона пришла и по мою душу.

В тот день ветер бил в стекла. Наступил весенний вечер.

Лучи солнца только набирали силу и не грели. Прохладный

ветер в это время года вел себя особенно коварно, так и но-

ровил залезть под одежду.

Сержант Баранов спустил штаны и повернулся ко мне

задом.

— Пробирка, если больно уколешь, то в зубы дам, — по-

обещал он.

— Меня зовут Кузьма, — ответил я. Шприц брызнул

в воздух струей цефтриаксона. Баранов умудрился заболеть

перед самым отпуском и теперь старался сорвать злость на

любом молодом солдате. Он вроде собирался поступать в вой-

ска особого назначения, чем очень гордился и много раз рас-

сказывал в курилке. Хвастался, сколько килограммов жмет от

груди и пробегает двадцать километров без всякой одышки.

Трепло.

— Ух, сволочь! — вырвалось у Баранова, когда стальная

игла проникла в тело.

— Рот закрой! — раздался крик из соседней комнаты.

Стенки между кабинетом начальника медицинского пункта

и манипуляционной не сильно защищали от звука, и даже

позволяли рассмотреть, что происходит в соседней комнате.

Шутка, конечно, хотя с долей правды. — А то распоясался, —

продолжил начмед, — еще раз услышу про зубы, ты у меня

ведро наперстками будешь набирать. Услышал, Баранов?

— Да, — сипло ответил тот.

— Да, товарищ капитан! — гаркнул начмед. Стена за-

тряслась, как бумажный лист от порыва сильного ветра.

— Да, товарищ капитан, понял. Я знаю, с красными

крестами лучше не ссориться. Вы же понимаете, он сам ви-

новат, — сказал Баранов и натянул штаны. Ватка с кровью

упала на пол. Он сделал вид, что не заметил. Это не его дем-

бельское дело убирать за собой, хотя мог просто мне отдать

вату.

— Иди уже, сегодня последний раз укололи. Завтра на

блокпост готовься заступать, а через недельку в отпуск. —

Начмед зашел в манипуляционную комнату и встал возле

окна, за которым становилось все темнее и темнее. Высо-

кий, лет тридцати, он выглядел выжатым, как прокрученный

в блендере лимон.

Дождался, пока хлопнет дверь за сержантом, и продолжил:

— Новиков, я с ним согласен. Конечно, в грубой форме,

все же он прав. Знаешь, почему тебя не уважают в части?

— У меня фамилия русская, а внешность нет, — отве-

тил я и посмотрел в зеркало, висящее на стене, обложен-

ной белым кафелем. Так получилось, судьба дала больше от

матери — черные волосы, характерный нос, изогнутый как

у хищной птицы клюв, худощавое телосложение. Хотя с нач-

медом мы роста одинакового, так сказать, не низкие.

Конечно, я так не думал и понимал, куда он клонит.

— Не вижу проблемы в том, что у тебя смешанная кровь.

У тебя мама, вроде, армянка? — начмед прислонил ладонь

к стеклу.

Ветер усиливался, ветки рябины начали сильно раска-



Дмитрий Григоренко

Отредактировано: 05.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться