Небо и грозы Электрет

-8-

Дорога в усадьбу заняла по ощущениям вдвое больше времени, чем из неё. Фелисию гнали пробы в пакетиках, недоисследованные образцы и растущий в голове список книг, которые могли бы ей пригодиться. Часть из них была у них в семейной библиотеке, за некоторыми скорее всего придётся ехать в Город. От нетерпения девушка пыталась ерзать на сиденье вездехода, для которого Уна выделила пару подушек, но мешал сосед.

Тереган уже привычно сидел позади неё, а недовольный змей волок на себе тушу хесуна, с которой исследовательская душа Фелисии не позволила ей расстаться. Сниир пришёл в себя за ночь, раны затянулись, но эшемин рассудил, что везти на себе одновременно седока и груз ему еще тяжеловато.

Коллинсы встретили их на пороге. Звук мотора был слышен в тихом вечернем лесу издалека, так что задолго до того, как Фелисия откинула крышу вездехода у крыльца, Ричард открыл входную дверь и прокричал жене:

- Мисс возвращается! Ставь пирог!

Марта обнимала Фелисию так, что казалось, та вернулась после как минимум годовой отлучки. Причём в зоне боевых действий.

Что по ощущениям девушки, было недалеко от истины.

Тереган помог Ричарду перегрузить начавшую уже попахивать тушу со змея в деревянную садовую тележку с одним колесом. Дворецкий абсолютно невозмутимо отнёсся как к змею толщиной с хорошее, старое дерево, так и к мертвому хесуну со странными подпалинами на шкуре и дыркой от пули в голове.

Притерпелся уже, видимо, за годы службы.

Фелисия и Элис в четыре руки перегрузили образцы в пакетах и колбах из багажника в объемные корзины. Отправив в плетёное нутро последнюю упаковку с грунтом, хозяйка усадьбы с усталым вздохом оглядела будущее поле деятельности.

- Это все в мастерскую. Мне надо провести еще несколько опытов, и...

- Сначала вы поедите! - непререкаемым тоном заявила Марта, увлекая Фелисию и Терегана под локти в дом. Эшемин удивился напору и самоуверенности женщины, но промолчал, деликатно уворачиваясь и пряча кисти рук, чтобы ненароком не соприкоснуться с человеком открытой кожей.

Элис подхватила обе корзины и потащила их в лабораторию.

Путешественники успели порядком проголодаться в поездке. В этот раз они даже не делали привалов, так что одуряюще аппетитный запах горячего овощного супа придали обоим ускорения. Фелисия испытала острый приступ благодарности к интуиции Марты - все блюда были вегетарианскими, начиная с зеленого щавелевого супа, и заканчивая молочным десертом. Запаха жареного мяса, после полудня соседства с тухнущим потихоньку хесуном, ее желудок бы скорее всего не выдержал.

Тереган уже привычно сел напротив Фелисии за обеденным столом. Он начинал чувствовать себя как дома в этой уютной усадьбе, пропитанной странной смесью запахов - сдобным духом выпечки, прелой листвы и вязким привкусом старого металла.

Инженер ела быстро, то и дело замирая с вилкой у рта и уходя в свои мысли. Через какое-то время она отмирала, бросала приборы и начинала что-то лихорадочно строчить в блокноте, с которым, похоже, не расставалась вообще.

Пару раз она чуть не принялась писать прямо вилкой. Тереган еле сдержал смешок, а для семьи Коллинсов зрелище явно было привычное - они даже не дернулись. Только Марта деликатно кашлянула в кулак, и увлекшаяся девушка опомнилась.

Едва поковыряв десерт - воздушное сливочное безе с вареньем из земных красных ягод, свежие, урожая собственных теплиц - Фелисия поблагодарила Марту за ужин и, едва сдерживая нетерпение, рванула в мастерскую.

Эшемин к подозрительному белому кубику, плавающему в красной жиже, даже не притронулся. Склонил только голову в благодарности за еду - плаща, кстати, так и не снял - и последовал за инженером.

Фелисия уже поняла, что это своего рода доспех, и расстаются с ним только на родной территории, поэтому не настаивала. Наверняка ему неуютно в обесточенном пространстве, пусть изолируется как может.

Элис проводила высокую фигуру гостя взглядом и обиженно надулась. Второй раз за три дня у них останавливается лесной житель, а она даже мельком его лица не видела.

Досада! И на неё никакого внимания не обращает, следит только за мисс. Низко натянутый капюшон гостя во время обеда постоянно, как магнитом, притягивало к Фелисии.

К такому пренебрежению Элис точно не привыкла - на блондинку с густой копной волос, пышными формами и яркими губами заглядывались все мужчины от нуля до ста. Даже когда рядом была рыжая Фелисия, ее мужские костюмы и вечно растрёпанный вид скорее отпугивал, чем заинтересовывал противоположный пол. И теперь неожиданное невнимание от загадочного иномирца особенно раздражало.

Может, правда, эшемины не похожи на людей до такой степени, что и вкусы в женщинах у них отличаются? И бледная, почти плоская мисс - идеал их красоты?

О том, что женщина может заинтересовать мужчину отнюдь не внешностью, Элис как-то не задумывалась.

Опыты затянулись.

Эшемин в мастерской стоял у инженера над душой, наблюдая, и своим присутствием скорее мешал, чем помогал. Девушка понимала его желание вникнуть в ход экспериментов, но она категорически не привыкла к тому, что в разгар опыта в фокус микроскопа попадает белая длинная прядь. Тереган, конечно, потом извинился, но образец пришлось готовить заново.

Пару часов и десяток мини-взрывов спустя, Фелисия поняла, что ей не хватает теории, и переместилась в библиотеку.

Там мужчина заскучал еще быстрее. Поняв, что результатов в ближайшие пару часов можно не ждать, он ретировался с первым попавшимся фолиантом, оказавшимся историей паровых двигателей.

В коридоре он наткнулся на Ричарда. Дворецкий уже давно прохаживался под дверями библиотеки, надеясь деликатно вызнать у мисс Блаунт, остаётся ли гость на ночь, и готовить ли ему комнату. А тут, как говорится, на ловца и зверь.

Эшемин вежливо объяснил, что да, он бы остался, если не затруднит своим присутствием. Дворецкий, как заправский дипломат, рассыпался в заверениях, что уж кто-кто, а уважаемый эшемин ни в коем разе никого не затруднит, и проводил Терегана в свободные гостевые покои. По чистой случайности те оказались в противоположном конце усадьбы от спальни хозяйки.



Нинель Мягкова

Отредактировано: 21.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться