Небо трех лун

Размер шрифта: - +

Часть 1. Глава 1

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. СТАЯ.

Глава 1. Лучшие дети Стаи

В детстве мы все умели летать. Я же умел, тоже. 

"Ну-ка немедленно перестать, этого быть не может!"

взрослые говорили мне. Я ковырял стенки. 

Крылья, шуршащие на спине, гладили по коленке.

Арчет.

 

Я училась летать с малого детства. Тогда у меня еще не было крыльев, как и у всех в этом сумрачном мире. Но нам они были и не нужны. Исследовать свое крохотное тело, парить в воздухе сантиметров на 10-15 выше земли, стараясь не упасть, развивая в себе чувство равновесия – вот было нашим основным занятием. Нет, мы не умели летать по-настоящему, как взрослые. Нам еще предстояло избрать свой Путь, от которого зависела вся наша судьба. Но в детстве мы были все равны. И я, и тот мальчик с волосами цвета золотого заката, и та девочка с пронзительными синими глазами. Все мы не имели крыльев – у детей их по определению быть не может. Это лишь одна ступенька к познанию себя. Тогда нам было обидно, что мы не взрослые, и каждый раз, когда видели их – Богов в нашем понимании, бежали к ним, стараясь увидеть, прикоснуться, сжать в пальцах чужие Крылья, такие большие и такие прекрасные. Тогда мы еще не видели их различий. Мы не знали, чем отличаются серебряные стальные пластины от мягких пушистых перьев. Летают – и славно. Для нас они все были чем-то далеким и неизвестным. Мы старались скорее вырасти, и каждый раз, подпрыгивая, задерживаясь в воздухе на несколько минут, расправляли свои руки и представляли, что мы можем бороздить небеса, как Крылатые, не склоняясь под земным притяжением. Славное было время. Мы соревновались друг с другом, устраивали состязания – кто сможет парить дольше. Обычно выигрывал Неилл – он был самим старшим из нас и самым легким, за ним по пятам шла я, но кто бы знал, каких трудов мне это стоило. Я была похожа на тень самой себя - морила себя голодом, мало спала, тренируясь день за днем, ночь за ночью, стараясь задержаться в воздухе на сантиметр выше и на секунду дольше. Неилл же только смеялся надо мной. Ему парение давалось легко, и, видя мои старания, он заливался звонким смехом:

- Можешь даже не стараться, Алесса, ты слишком неповоротлива, чтобы тягаться со мной! Смирись, я стану Крылатым много раньше тебя, так даже Старшие говорят!

Я на это лишь сжимала губы в тонкую линию и уходила подальше – чтобы не слышать хвастливых речей, заставляя себя тренироваться снова и снова.

Мы жили на окраине Майэна, подальше от Дейра и его шума. Сюда привозили детей Дэйра почти сразу после рождения. В нашем городке жили только дети, которых ласково называли Стая – взрослые мало заглядывали сюда, чтобы не повлиять на выбор Пути. Нет, совершенно без контроля мы не находились – Старшие каждый год назначали Главного, которому только исполнилось 14, и он управлял Стаей ровно год, после чего считался совершеннолетним, передавал свои знания следующему Главному, а сам шел избирать свой Путь. Неилл был уверен в том, что скоро станет Главным: он лучше всех умел парить, его любили Старшие, а Стая слушалась. И если бы не его высокомерие, понравился бы и мне. Высокий, подтянутый – он был неимоверно красив, чем получил внимание от женского состава Стаи. Ему шло на пользу и то, что с девушками он обращался довольно спокойно, как к своим сестрам. Ко всем, кроме меня. Уж не знаю, почему мы друг друга так невзлюбили: толи оттого, что я все норовила его превзойти, толи оттого, что у меня время от времени это выходило. Так или иначе, ему это не нравилось. А мне не нравилось, что ему это так не нравится.

И вот, как и следовало ожидать, в один прекрасный день нам исполнилось 14. В Стае у всех день рождения был в один день – это многое облегчало. Первый день весны, который начинал отсчет в полночь. В этот день прилетали трое Старших с десятком Крылатых и приносили новых членов Стаи – крохотных младенцев, которым только предстояло узнать о парении. В этот же день из Стаи уходили совершеннолетние и назначался Главный. Это был день Великого праздника. 

Мы приветствовали новеньких, особенно их любили девушки. Они сразу подхватывали пеленки на руки, светясь от счастья, возносили их к небу и спорили, наперебой придумывая новым маленьким членам семьи имена. Еще бы – стать Крестной было великим счастьем. Крестная становилась опекуном малыша, в её обязанности входило не только научить дитя парить, но и объяснить все законы мирка, в котором мы жили. Вот девушки и старались, выкрикивая имена, которые поражали любое воображение. Но Крестной становилась не самая крикливая и боевая, а та, чье имя выбрал сам ребенок.  Но лично я никогда не стремилась становиться Крестной. Моей заботой было научиться парить, чтобы максимально хорошо подготовить свое тело к Крыльям, и вовсе не хотелось мне бегать за каким-то ребенком, присматривая, чтобы он хорошо себя вел.

Моей Крестной была прелестная девушка по имени Луона. Она ушла из Стаи, когда мне было еще 6 лет. Она часто рассказывала мне истории, которые называла сказками. От нее я узнала о том, почему Старшие так боялись повлиять на наш Путь и ничего не говорили о различиях Крыльев. От нее я узнала, зачем наше тело так нуждается в парении и почему Старшие хотят, чтобы мы развивались в одинаковых условиях. От нее я узнала, почему так важно – уйти из Стаи именно в 15 и ни годом позже. Обо всех этих тайнах я молчу, потому что знаю даже больше, чем Главный. И это меня греет. Я не хочу, чтобы такими знаниями обладал кто-то еще, кроме меня. Я очень благодарна Луоне за эти сказки на ночь. Сможет ли кто-нибудь из этих девушек, что держат на руках младенцев, стать такой же хорошей Крестной?



Анастасия Туманова

Отредактировано: 29.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться